Ирина КОЛОБОВА
06.04.2017 г.

Редакционная почта работает исправно, реагирует своевременно и отвечает, смею надеяться, адекватно. Есть один неписаный закон прессы – игнорировать анонимки, но в нашем случае мы решили этот закон нарушить.

Прочитав четыре тетрадных листа, исписанных ровным аккуратным почерком, мы, посоветовавшись, пришли к выводу, что необходимо разобраться с проблемами, поднятыми неизвестным автором. Более того, в виде исключения приводим письмо практически без купюр, за исключением слишком агрессивных ремарок, где автор переходит на личности. Это недопустимо в рамках закона журналистской этики. Для удобства читателей пришлось вмешаться в текст письма и пометить каждую проблему порядковым номером, чтобы проще было разбираться.

Помогите, пожалуйста. Долго собиралась с мыслями, хотела написать, да всё не решалась. Но боль за несправедливость переполнила чашу терпения. Я – соцработник. В последнее время наш труд стал просто невыносим. Нет, не бабушки и дедушки нас огорчают, к ним мы уже привыкли и относимся как к родным. Не спорю, есть, наверное, среди нас и работники, которые только отбывают свои часы. Но в числе моих знакомых и коллег я таких не знаю. Женщины работают в полную силу, дома всё забросят, а своим подопечным всё сделают. 

Огороды копаем, пропалываем, поливаем, сажаем, в магазин иногда по три раза ходим, стираем, моем, убираем, гладим, шьём. Есть лежачие больные, есть психически неуравновешенные. Те, кто ухаживает за своими престарелыми родственниками, знают каково это. А у нас их не один и не два. 

А суть проблемы в том, что наше руководство придумало графики посещений. 

1. На каждого расписано определённое количество часов и минут. Нам включили в обязательном порядке обед с 12 до 13 часов. Мы уже привыкли: отработали без обеда, и – домой, и подопечным нашим удобнее так. Им нужно в больницу, в церковь, да мало ли какие личные нужды. А мы им: «Сиди дома, я приду по графику». 

2. По каждой детали звони заведующей, докладывай. А почему мы должны тратить свои деньги на телефонные разговоры по всякой мелочи? 

3. А иногда бывает и такое, что придёшь, а тебя не пускают или не до тебя сегодня бабушке – полежать хочет. Так нам говорят: сидите на крылечке и выжидайте время. Театр абсурда!

4. Отношение к соцработнику со стороны руководства просто отвратительное. Я понимаю, что сейчас с работой плохо, да мы и не привыкли с места на место прыгать. Но надо уважать рабочий класс. Нас унижают постоянно, за всё всегда ругают, доброго слова не услышишь. Постоянно стрессовые ситуации, никакого психолога у нас нет и никакой психологической помощи нам никто не оказывает. А мы очень в ней нуждаемся. Все нервы измотали, все на пределе. Мы просим общего собрания, но нас никто не хочет слушать. Мы собираемся бастовать и писать президенту. Посмеётесь, что не дойдёт. Поверьте, дойдёт! Есть люди, которые помогут.

Я бы всех начальников, прежде чем назначить, заставила бы поработать соцработником. Вот тогда бы они знали, что это такое. Извините за откровенность, наболело!

Подписаться не могу – выгонят с работы. Правду у нас не любят.

5. P. S. Простите, забыла написать, что нам не оплачивают проезд по городу от одного человека до другого, хотя этот закон никто не отменял. 

6. А ещё нас заставляют ходить со списками по людям пенсионного возраста обследовать их состояние здоровья, хотя этим должна заниматься больница, мы на это не имеем никакого права. 

В тексте прозвучала явная обида в адрес руководства соцзащиты, к директору управления Елене МАРКЕЛОВОЙ мы и обратились за комментариями.

- По моему мнению, такие вопросы должны обсуждаться вслух на общем собрании коллектива, а не выноситься на страницы газеты. Кстати, мы уже проводили собрание по результатам очередной проверки работы соцработников. Кому-то действительно досталось за халатное отношение к своим должностным обязанностям. Ну, коль уж кому-то захотелось обсуждения в прессе, то, возможно, это и правильно – вопрос ведь касается не только наших работников, но и множества подопечных… Значит, далее по пунктам. 

1. В должностные обязанности соцработников не входит вскапывание огорода, прополка, рассада и уборка урожая. Если кто-то делает это по собственной инициативе – честь им и хвала. Это, кстати, может стать весьма резонной причиной для участия в ежегодном конкурсе ко Дню соцработника. В котором, к сожалению, никто из работников не хочет принимать участие. Это ещё и к слову о равнодушном отношении к соцработнику со стороны руководства, которое, на самом деле, старается сделать жизнь своих подчинённых насыщенной и интересной.  Да, социальная работа – не для слабонервных. Каждый, кто идёт на это, знает, на что идёт. А если не знает, а узнав, пугается, то надо срочно менять работу. У наших соцработников по четыре-шесть подопечных, и каждому нужно уделять должное внимание и заботу. А для этого график работы просто необходим. И график не придуман спонтанно злыми руководителями, как пишет автор письма, а был, есть и будет всегда. Если кому-то это не нравится, значит, нужно открывать собственное дело и устанавливать свои рабочие порядки.

2. Трудовой кодекс ещё никто не отменял, и с того момента, как работник подписал свой трудовой договор, он становится активным участником договорных отношений с необходимыми правами и обязанностями. Безусловно, работа с людьми, особенно с людьми категории наших подопечных, требует определённой гибкости рабочего графика, и мы её не только допускаем, но в некоторых случаях даже приветствуем. Более того, график строится с учётом предпочтений подопечных и часто меняется. Например, на этой неделе бабушке удобно посещение во вторник с такого-то времени до такого, а на следующей неделе по-другому. Мы всё делаем для удобства наших подопечных. Я как руководитель имею право устанавливать график и требовать его исполнения. А также и проверять работу, что я периодически и делаю. Мы проверяем – нас проверяют, это норма. К сожалению, последняя проверка показала, что не все соцработники одинаково ответственны и благонадёжны в плане исполнения своих должностных обязанностей. Горько признавать, но это факт. Уточню, что наши подопечные – это в основном маломобильные люди, и ходить в церковь или по гостям без посторонней помощи им редко приходит в голову. Им нужен уход, тепло, чистота, вовремя приготовленная еда, а самое главное – общение. Они ждут прихода своих соцработниц как глоток свежего воздуха и часто за разговор по душам прощают им отсутствие горячего полноценного обеда, чистых полов и купания. А, между тем, рабочий график составлен с учётом всех этих требований. Если кто-то из соцработников скорректирует свой график, но будет успевать делать всё необходимое, к нему не будет никаких претензий. 

К сожалению, бабушки иногда откровенно боятся критиковать и жаловаться на своих соцработниц. Но если я во время проверки увижу, что старушка находится в грязном доме, в обстановке, когда единственное, куда упирается их взгляд, – это покрытый грязной паутиной кусок потолка, тогда, извините, меры будут предприняты адекватные. К сожалению и к моему великому стыду, такие примеры – не редкость. После таких проверок очень многое в жизни наших бабушек-дедушек меняется в лучшую сторону. Исчезает у кого-то в доме жуткий запах от пакета с отходами, несколько дней не вынесенного, перестаёт чадить печь, двадцать пять кошек, подброшенных полуслепому дедушке, обретают своих хозяев. Это несколько выявленных отрицательных примеров, и они ни в коей мере не относятся ко всем соцработникам. В основном наши сотрудницы добросовестно исполняют свои обязанности, относятся к работе с душой. Они умеют отрегулировать свой рабочий день и пообедать найдут время, не сидят по графику на крыльце.

3. А вот если возникнет необходимость поменять что-то в графике – вот тут соцработник действительно просто обязан звонить и докладывать своему руководителю. Такие ситуации случаются в любой работе, в любой сфере, и я не знаю случая, чтобы работник требовал за это отдельной платы на мобильный телефон.

4. То, что автор письма называет театром абсурда, – на самом деле попытка поставить проблему с ног на голову. Нельзя оправдывать своё бездействие тем, что в какой-то момент подопечного не оказалось дома. Надо просто пойти к другому, живущему по-соседству, и сделать там все необходимые дела. Мы призваны помогать нуждающимся людям, а не строить свой рабочий день по своим прихотям и предпочтениям. Если некоторые наши соцработники хотят именно такого графика: нет клиента – нет работы; бабушка сказала, не мой сегодня пол, и так чисто, и они бегут домой пораньше; постеснялся дедушка попросить на обед щи – получай дежурный бутерброд и молоко, и так далее, то это у них не пройдёт. И если я увижу в глазах стариков слёзы и страх сказать о своей соцработнице горькую правду – не будет у нас работать такая соцработница. А они часто действительно боятся. «Не надо, доченька, не говори ей ничего, пусть хоть такая ходит, – со слезами на глазах просят они, – а то вдруг совсем одна останусь…». Не бойтесь, дорогие, не останетесь, мы вам лучше найдём.

5. По поводу отношения к соцработникам. Ясно, что работа сложная, требует определённых навыков и напряжения, но она, опять же благодаря пресловутому графику, строго регламентирована. Образно говоря, если каждый день делать все необходимые процедуры: мыть полы, готовить обед, ходить в магазин (и не три раза, что говорит о плохой организации рабочего дня) и прочее, то всё войдёт в норму, не будет авралов и завалов, впрочем, как в любой другой сфере. Каждую среду у соцработников – методический день. Они собираются в комплексном центре, отчитываются, с ними работают специалисты, методисты, помогают решать вопросы. Если попросят помощи психолога, она непременно будет оказана. Общие собрания проводятся часто. Мне даже как-то неудобно обо всём этом говорить – это обычная работа, вовсе не для газеты.

6. Проезд на транспорте  в сельскую местность мы оплачиваем. В городе денежные возмещения за затраты на проезд тоже производятся – тем, чья деятельность связана с разъездами. Но в основном участки работы каждого сотрудника находятся в одном районе – например, в Пурехе, или на Новой стройке, и от дома до дома ходить недалеко. 

7. Что касается претензии по поводу выявления потенциальных клиентов. Это так называемый подворный обход. Это совместное решение министерств здравоохранения и социальной политики. Мы выявляем пожилых людей, нуждающихся в социально-медицинском обслуживании. Ключевое слово здесь «социальное», и кто же должен это делать, как ни соцработники? Никто не заставляет делать это в нерабочее время, для этого есть всё тот же методический день, нужно потратить всего один час в день, чтобы попытаться выявить тридцать нуждающихся за год, причём на своём участке. 

Ну, и о зарплате. Автор письма оговорилась, что 9167 рублей в месяц – это оклад соцработника. А вот об остальных начислениях она скромно умолчала. Уверяю вас, трудная работа соцработника по нынешним меркам оплачивается неплохо, они получают от 18 до 25 тысяч рублей. Конкретно за первый квартал нынешнего года средняя зарплата соцработников составила 25 тысяч 380 рублей. Социальная работа трудна и не всегда благодарна, и нам самим очень хочется, чтобы социальных благ и обеспечений было как можно больше. Но пока надо стараться выискивать максимум из того, что есть. И это в наших руках, ну, и в сердцах, конечно. Ведь все мы, по большому счёту, соцработники, от каждого из нас в той или иной мере зависит благополучие ближнего. 


Система Orphus

   
   
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2016-2017