Печать
Категория: Наши люди
Просмотров: 404

Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
07.12.2019 г.

2019 год покидает нас под юбилейным знаком мировой юстиции. Двадцать лет назад, в декабре 1998 года, с принятия федерального закона «О мировых судьях Российской Федерации» мировая юстиция современной России начала своё возрождение.

Наш семёновский – так сказать, местный институт мировой судебной власти – несколько припозднился. Первый судебный участок, возглавляемый первым мировым судьёй Надеждой Инвияевой, появился на самой границе тысячелетий, в декабре 2000-го. А через полгода мировым судьёй участка №2 был назначен Владимир Шутов.
Вот с ним мы и решили побеседовать на тему мирового суда.

Мировому суду – мировой парень

- Нельзя, наверное, сказать, что мировая судебная власть в нашем районе припозднилась со своим рождением, – говорит Владимир Александрович. – Возрождение этой системы в России не могло произойти одномоментно, для этого требовалось время. Во всей Нижегородской области первые судебные участки начали появляться в конце 2000 года.

- Как вы попали на эту должность – насколько мне известно, судебной практики у вас тогда ещё не было?
- Да, это интересная история. Ведь мы тогда плохо себе представляли, что это такое – мировой суд. Сразу же представлялось что-то такое старорежимное, дореволюционное. Но тогда в стране уже новая революция произошла со своими реформами и лозунгами, и мы начали потихоньку подстраиваться под новые веяния. Как всегда оказалось, что всё новое – это хорошо забытое старое. Вот мы и начали вспоминать, потому что в старом зачастую очень много хорошего. Назначали тогда на должность мирового судьи решением областного Законодательного собрания и по согласованию с Земским собранием района. С одной стороны, это было неплохо, потому что каждую предлагаемую кандидатуру депутаты знали не только в лицо и по фамилии – известна была вся его подноготная вплоть до третьего колена родственников. Знали, от кого чего можно ожидать, кто на что способен. И меня тоже знали по работе в районной администрации, в избирательных комиссиях. Почти пять лет я возглавлял районную административную комиссию и часто представлял интересы муниципалитета в судах. Поэтому, наверное, Владимир Дмитриевич Книжников (в то время председатель районного суда – авт.) предложил мне новую должность. Убедил меня, что я обязательно справлюсь. А я даже не представлял, с чем мне придётся справляться, что из себя представляет эта работа. Но Владимир Дмитриевич успокоил, сказал: ничего страшного, там уже Надежда Григорьевна Инвияева работает, немного разобралась что к чему и тебя в курс дела введёт.

- У вас было юридическое образование?
- Да, я получил второе высшее в Московском университете Российской академии образования.

- Значит, было и первое? Самое время познакомиться с читателями поближе и рассказать, с чего начиналась ваша карьера.
- Начну с того, что хоть Семёнов уже давно стал для меня родным, родился я в городе Мантурово Костромской области. Учиться поехал в Горький, поступил в институт инженеров водного транспорта. Встретил однажды красивую девушку Наташу, познакомились. Она училась в педагогическом, по соседству с нашим институтом, так что встречались часто. На пятом курсе поженились, потом я ушёл служить в армию. Наташа жила в Семёнове, и мы решили семейную жизнь строить именно здесь.

- Ну и как шло строительство, успешно ли?
- Вполне успешно. Работать я начал на автопредприятии, почти десять лет был начальником отдела эксплуатации транспорта. Потом началась перестройка. Тогдашний глава администрации Александр Фёдорович Глазов предложил должность заместителя начальника ЖКХ. Вот тут юридическое образование мне очень пригодилось. Семья росла, появились наши Маша и Саша, пережили трудные девяностые. Вот сейчас вспоминаю их, и ничего уж особенно плохого в голову не приходит. Молодые были, нам даже нравился этакий дух свободы – казалось, что всё нам по плечу, всё получится.

Вот тебе печать, вот тебе кодекс…

- Наверное, на этой революционной волне предложение председателя суда показалось знаком свыше? Если уж начинать новую жизнь, то с чистого листа и с новой, незнакомой работы?
- Да, наверное, так и было. Я не возражал. Правда, старшие товарищи пытались меня отговаривать: дескать, куда ты идёшь, дело совсем незнакомое. Но меня всегда тянуло к чему-то новому, да и полученное юридическое образование хотелось использовать в полной мере. Дальнейшая работа на ниве правосудия подтвердила правильность моего решения.

- Итак, 21 июня 2001 года вы вступили в должность мирового судьи участка №2. С чего началась ваша служба?
- С поездки в Нижний Новгород, в кремль, в управление по обеспечению деятельности мировых судей. Там мне сказали: «Вот тебе печать, две пачки бумаги, несколько кодексов, поезжай и работай…». И я поехал. Мировой суд тогда находился в здании районного суда, при том что законодательные требования не позволяли этого. Суды двух уровней должны располагаться отдельно друг от друга. Залов не хватало, судебные заседания проводились в кабинетах судей. Встала острая необходимость в отдельном помещении для мировой юстиции. Александр Ефимович Горохов тогда был первым замом главы администрации и предложил на выбор несколько зданий. Я выбрал здание бывшего горсовета на Покровке. Мне нравилось это здание: во-первых, в центре, что для мирового суда первейшая необходимость. А ещё там был мой кабинет, когда я работал в ЖКХ. Так что я практически вернулся к себе домой. Помню, встречается мне на лестнице Михаил Рябков, главный архитектор, и, вроде бы, в шутку, говорит: «Ну всё, Шутов в соседи переехал, теперь нас выселит». Так ведь и получилось – теперь весь этот замечательный дом мировому суду принадлежит. Можно сказать, что мы оставили неплохое наследство нынешним мировым судьям.
За 20 лет здесь произошло много положительных изменений. В 2008 году открылся третий судебный участок. У каждого из трёх мировых судей, кроме рабочих кабинетов, теперь есть свой зал заседаний и архив. Новая мебель, современная техника. А после капитального ремонта это историческое здание вообще стало украшением нашего «семёновского арбата».

- Коллеги из районного суда не считали вашу мировую должность несколько второстепенной? Как они вообще приняли вас в свой коллектив?
- Приняли очень хорошо, они по определению не могли считать эту должность второстепенной, потому что прекрасно знали, что она из себя представляет. Ведь до начала работы мирового суда они сами выполняли все эти обязанности, и мы здорово облегчили им работу, взяв на себя львиную долю судебных дел.

- В двух словах разъясните обывателю, что же такое мировой суд, почему он выделен в отдельный правовой институт?
- Я бы сказал, что институт мировой юстиции создан для того, чтобы максимально безболезненно и доступно приблизить суд к человеку, к населению. Когда у человека возникают проблемы с законом, то рассмотрение его дела в мировом суде уже даёт надежду на благополучный исход. В мировом суде благодаря так называемой простоте производства дела рассматриваются и решаются в более короткие сроки. Можно сказать, что возвращение к практике мирового суда – это демократизация суда вообще. Но всё это вовсе не означает, что мировой суд – просто и легко. Наоборот, это очень сложная и ответственная работа, она требует и знаний, и профессионализма, и опыта, и принципиальности, а, главное, умения работать с людьми.

- По многочисленным отзывам семёновцев, вы прекрасно умели мирить людей. А было ли дело, когда у вас это не получалось?
- К сожалению, было. Пришли как-то супруги разводиться. Я их знал очень хорошо. Дал время подумать, но двухмесячный срок положительных результатов не принёс. Мне было очень жаль их разводить, но закон есть закон. А спустя некоторое время встречаю их на улице с коляской. Помирились и восстановили свои семейные отношения.  

- Развод – это дело, конечно, не самое приятное, но такие судебные ошибки легче исправить, чем, скажем, меру наказания по уголовному делу. Приходилось ли вам совершать ошибки во время службы в суде?
- За время моей работы в должности судьи районного суда мне такие мысли постоянно приходили в голову: не ошибся ли, не слишком ли строгий или, напротив, мягкий вынес приговор? Именно для проверки правильности судебных решений существуют апелляционная и кассационная инстанции. Практика мирового суда дала мне хорошую закалку, потому что умение работать с людьми, слушать их и слышать является первоосновой для любого судьи. Я это понял, когда начал работать в районном суде.

Как ни крути, а жизнь вышла мировая  

- Пять лет мирили людей, двенадцать лет служили в районном суде и вот уже год как в отставке. Легко ли было вынести самому себе такой строгий, без обжалования, приговор?
- Скажу честно, нелегко. Но я считаю, что уходить всегда надо вовремя, как в спорте, чтобы запомнили молодым и здоровым. Вход в районный суд мне никогда не заказан – захожу как домой. Коллектив у нас прекрасный.
Времени домашним теперь могу уделить гораздо больше. Внучки радуют, дети не забывают, мы с женой ещё совсем не старые, вся жизнь впереди. Дача, охота, общение с друзьями. Так что, как ни крути, а жизнь у меня вполне мировая…

- Поскольку этот год считается юбилейным для мирового суда, чтобы вы могли пожелать нашим нынешним семёновским мировым?
- Для всех судей главное в жизни – это присяга. Ей надо следовать не только на службе, потому что её слова могут стать девизом для человека любой профессии: «Честно и добросовестно исполнять свои обязанности, как велят долг и совесть».


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle