Владимир Запевалов
05.07.2018 г.

5 июля исполняется 75 лет со дня битвы на Курской дуге, которая вошла в историю как завершение коренного перелома в Великой Отечественной войне.

Два события – Сталинградская и Курская битвы – определили будущую победу СССР. И в этих исторических сражениях мой двоюродный брат Барышев Сергей Николаевич был активным участником.

Сергей Барышев родился в деревне Малиновка (4 километра от Шалдежа). В 1942 году восемнадцатилетним юношей был призван на фронт и сразу же попал в самое пекло – защищал Сталинград в составе 62 армии под командованием генерала Чуйкова.

23 августа фашисты сожгли деревянный город, бои шли в районе заводов «Баррикады», «Красный октябрь», СТЗ и в центре, где были каменные постройки. Критическая ситуация в защите города сложилась в октябре-ноябре, когда из-за сильных морозов Волга замерзала, а всё снабжение защитники города получали с левого берега.

Местами до берега реки оставалось 100-150 метров, казалось, ещё немного – и немцы скинут наших в Волгу. Позиции двух воюющих сторон так приблизились друг к другу, что немцы, чтобы не поразить своих, были вынуждены отказаться от бомбовой и пикирующей авиации, постоянно шли гранатные бои. Битва длилась более 200 дней, погибло и ранено около миллиона советских бойцов!

Командование Красной Армии наградило Барышева С. Н. медалью «За оборону Сталинграда». А от немцев под Сталинградом он получил пулю, и его как тяжелораненого эвакогоспиталь доставил на излечение в город Семёнов. Немного оклемавшись, Сергей совершил противозаконные действия, за которые позднее попал в штрафбат. А дело было так. Молодому бойцу, по ранению оказавшемуся так близко от дома, захотелось увидеть свою деревню и родных, и он самовольно, без разрешения начальника госпиталя отправился в Малиновку. Колхозники военной поры уже умели делать из картофеля самогон, и у солдата началась «весёлая» жизнь, которая скоро закончилась трибуналом.

28 июля 1942 года Верховный главнокомандующий И. В. Сталин издал приказ №227, который в народе окрестили «Ни шагу назад». Согласно этому указу бойцы и командиры Красной Армии, совершившие преступления, направлялись в штрафные роты (150-200 бойцов) и штрафные батальоны (800 бойцов). Штрафники носили ношеное обмундирование, были хуже вооружены и снабжались по остаточному принципу, у них было одно «преимущество» перед строевыми частями – их бросали на самые опасные участки фронта. Покинуть штрафбат можно было только двумя путями: быть убитым или раненым. В этом случае считалось, что боец кровью смыл своё преступление.

Наступило лето 1943 года. 5 июля началась битва на курской дуге, а 12 июля – историческое сражение на Прохоровском поле, которое по своему значению называют третьим полем в истории страны после Куликова и Бородинского.

В 1943 году немецкие танковые войска уже были полностью модернизированы. Появляется тяжёлый 65-тонный танк «Тигр», средний танк «Пантера» и самоходное орудие «Фердинанд». «Тигры» и «Фердинанды» поражали советский Т-34 с расстояния 1,5 километра, а чтобы нашему танку поразить врага, требовалось приблизиться на полкилометра.

В битве на Прохоровом поле сражались 1100 танков. Против немецкой техники наше командование бросило пятую гвардейскую танковую армию генерала П. А. Ротмистрова, которая в ходе боёв понесла большие потери (уничтожено свыше 400 танков).

Расскажу о том, как штрафник С. Н. Барышев оказался на Прохоровском поле. На его окоп двигался немецкий танк (из-за большого веса они были маломаневренны и двигались как черепахи). Сергей пропускает танк через свой окоп, берёт сноп, поджигает его, догоняет танк и бросает горящую солому в моторное отделение. Все немецкие танки работали на высокооктановом бензине, так что вражеский танк вспыхнул свечкой. А фашистов, которые выскакивали из горящей машины, Сергей перестрелял из винтовки.

Только управился с первым танком, как на него ползёт самоходка «Фердинанд», которая даже не имела пулемёта. Барышев снова пропускает через свой окоп боевую машину, догоняет её и на ходу закрывает плащ-палаткой смотровую щель, тем самым ослепляя водителя. Самоходка встала, экипаж начал вылезать прямо под пули солдата.

Так в ходе боя, не имея противотанковых гранат, но используя природную смекалку, один боец уничтожил два танка врага вместе с экипажами. И произошёл редчайший случай в истории штрафбатов: рядовой Барышев был награждён медалью «За отвагу» (высшая медаль в Красной Армии) и направлен не в строевую, а в гвардейскую третью танковую армию генерала П. С. Рыбалко, которая воевала в составе Первого Украинского фронта.

В 1943-44 годах он освобождает Украину, Польшу, а в мае 1945 года гвардеец Барышев доходит до Дрездена.

В мае 1945 года в Чехословакии находится миллионная группировка немецких войск под командованием фельдмаршала Шёрнера, который отказался капитулировать и двигался на Прагу. 5 мая жители Праги подняли восстание. 6 мая положение восставших резко осложнила власовская дивизия, которая защищала город, но снялась и ушла сдаваться в плен американцам. Ночью 6 мая по пражскому радио открытым текстом было передано обращение повстанцев: «Руда Армада (Красная Армия)! Пришлите нам танки и самолёты, не дайте погибнуть златой Праге».

И Руда Армада пришла на помощь. По приказу Сталина из состава Первого Украинского фронта была создана ударная танковая группировка войск. Началась одна из заключительных операций войны – Пражская наступательная операция. 6 мая две танковые армии начали осуществлять исторический бросок от Дрездена на Прагу, уничтожая на пути немецкое сопротивление.

Барышев в составе танкового десанта Третьей гвардейской танковой армии участвует в этом броске. 9 мая в четыре часа утра танкисты ворвались в Прагу. Вскоре сюда подошли соединения 2-го и 4-го Украинских фронтов. 10 и 11 мая с группировкой Шёрнера было покончено, и война для моего брата закончилась.

За участие в Пражской наступательной операции ему была вынесена письменная благодарность Верховного главнокомандующего, он был награждён медалью «За освобождение Праги».

За освобождение Чехословакии отдали жизни 140 тысяч советских воинов. Танк, который первым ворвался в Прагу, был установлен на вечную стоянку в центре города. А в 1990 году в Чехословакии произошла «бархатная революция».

Коммунистический режим рухнул, и страна пошла по капиталистическому пути. Танк пражане сначала покрасили в розовый цвет, а потом он был кем-то приватизирован и исчез. А нет танка – нет памяти. Видимо, они нам простить не могут 21 августа 1968 года, когда брежневское бюро ЦК КПСС приняло решение о вводе в Чехословакию советских танков. В любом случае, оставим этот поступок с танком на совести чехов и словаков.

После войны Сергей Николаевич обзавёлся семьёй. Жена его Матрёна Тимофеевна (в девичестве Мельникова) тоже прошла всю войну, служила в зенитных войсках ПВО страны. Они вместе воспитали двух сыновей, Евгения и Александра. Сегодня уже выросли и внуки, появились правнуки. Жизнь в отвоёванной прадедом и прабабушкой стране продолжается.

P. s. Для желающих подискутировать о роли штрафбатов в войне, оставляю мой телефон 89503637205.


Система Orphus

   
   
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018