Юрий ХРАМОВ
Фото Александра ЮРЬЕВА
17.04.2019 г.

Очередная командировка по округу. Мы едем в деревню Пыдрей, которая расположена буквально в двух-трёх километрах от центральной автотрассы. Всё местное население – это 12 пенсионеров и ещё несколько жителей молодого возраста.

Пыдрей, как, впрочем, и многие другие деревеньки в нашей стране, переживает не лучшие времена. Привычная картина – ветхие, покосившиеся дома, непролазная грязь на улицах, особенно весной и осенью. Местный колхоз давно распался, на всю деревню ни одной коровы, и даже коз здесь не держат.

К дому ветерана труда Маргариты Георгиевны Луневой подъехать не смогли – путь преграждает деревенский «шлагбаум». Глушим мотор – не отдирать же доски самодельной преграды... Дальше – пешком. Идём по деревне, вокруг тишина. Ни разговоров тебе, ни детских голосов, ни даже лая собак.

Возле дома встречаем хозяйку. Присаживаемся на скамейку – поговорить.

Маргарита Георгиевна оказалась женщиной разговорчивой, рассказала нам о своём житье-бытье. Оказалось, что они с мужем приехали сюда из Туркмении. А вот почему выбрали наш район и именно Пыдрей, так и не объяснила.

- Так ведь это давно было, в 1990 году, – вспоминает она. – Сами-то мы родом с Пермского края. Когда ещё молодая была, уехала в Туркмению, там познакомилась с мужем. Воспитали с ним шестерых детей. Я в городе Чарджоу вначале работала на почте, потом на обувной фабрике. На пенсию ушла в 50 лет, как многодетная мать. Поначалу все там жили дружно и спокойно. Но в 90-е годы многие семьи стали оттуда уезжать. У каждого была на то своя причина.

Дочери жили в Горьком, вот мы и попросили их подыскать нам с мужем дом в деревне. Так и оказались здесь. Муж десять лет назад умер, живу одна. Да вот ещё кот. Дочери зовут в город, но я не хочу, мне и здесь хорошо. Я сама себе готовлю, дома прибираюсь. В магазин с божьей помощью потихонечку сброжу. Дрова на зиму есть, вода прямо дома, что ещё мне одной надо?

Возвращаемся к машине и едем на другой конец деревни, к дому самого старшего здешнего жителя – Ильи Александровича Булатова. Летом этого года он будет отмечать юбилей – 85 лет. Он приглашал нас в дом, но мы отказались – решили поговорить с ним на свежем воздухе, на крылечке.

Илья Александрович рассказал, что работать начинал здесь бондарем. Молодёжь, наверное, и не слышала о такой профессии. Так вот, бондарь – это мастер по изготовлению деревянных кадок, бочек. Один предприимчивый мужичок из соседней деревни в былые времена организовал здесь такое производство. Раньше ведь все соления закладывали на зиму в кадки, отсюда и спрос на них был немалый. Заказы со всех волостей поступали. Это сейчас появились разные новые технологии, а в те времена в кадках не хуже всё хранилось. К тому же если ещё в погреб их поставить.

Потом Илья Александрович утроился на работу в токарный цех, который располагался в этой же деревне и был небольшим филиалом фабрики «Сувениры». Вот ведь как удобно всё было – работа рядом с домом.

- Жену похоронил 14 лет назад, живу теперь один, – тема нашего разговора то уходит в прошлое время, то возвращается в настоящее. – Продукты привозят дети, а хлеб в магазине покупает соседка. Но я скажу, что все деревенские беды появились далеко не вчера. Например, возьми работу: где её в селе найти? Или в магазине торговать, или лес в делянках пилить.

Жизнь пролетела быстро, но если честно, раньше хоть труднее было, а жили веселее. Я винцо выпивал, но пьяницей никогда не был. Ну, как же, употреблял, но исключительно для веселья, когда деревенские праздники отмечали, да в выходные дни. А вот табак никогда не курил. Не знаю, может, поэтому и живу так долго. Я ещё сам себе еду сготовлю, дров со двора принесу, а куда деваться? Вот только нога побаливает – доктор говорил, что нужно операцию делать. Мне тогда 75 лет исполнилось, думал: какая операция, может, и жить-то уж недолго осталось? А оно вон как повернулось, даже и не верится, что до таких лет дотянул.

В этом же краю деревни живут и Галина Ивановна Слабова с мужем. С ней мы тоже повстречались и поговорили. Она всю свою жизнь отдала работе в колхозе «Ленинский путь». Трудилась телятницей, дояркой, а потом 15 лет была заведующей складом. Муж тоже в колхозе работал трактористом, комбайнером.

С коровой супруги только в прошлом году расстались. А так скотину на дворе больше полувека держали. Тяжело сейчас ветеранам за животными ухаживать, вот и продают, скрепя сердце.

- Дрова мы покупаем, отопление печное, – рассказывает о быте Галина Ивановна. – Природный газ при нашей жизни не дождёмся, да его и проводить сюда, думаю, вовсе не будут. Поэтому и делаем запас дров. Спасибо детям и внукам – распилят, расколют...

Двадцать три года назад в этой стороне деревни произошла трагедия. Огонь уничтожил сразу пять домов, в том числе и Слабовых. Но они выстроили новый, в котором и сейчас живут. Тогда, после пожара, всё же сумели непроезжую дорогу немного подлатать – подсыпали осколками старого асфальта, песком. Но это разве ремонт?

Вот так и живут в деревнях люди. Видимо, держит их здесь сила привычки, а может, родовые корни не хотят отпускать. И число таких полупустых деревень с каждым годом только растёт. Печальная статистика: по расчётам экономистов, к 2023 году в большинстве деревень не останется учреждений здравоохранения, а к 2033-му – никаких школ. Если, конечно, ситуация останется такой же, как сейчас.


Наши журналисты продолжают объезжать населённые пункты округа, чтобы рассказать о жизни людей, обратить внимание на актуальные проблемы. У вас тоже есть тема для газетной публикации? Звоните, приглашайте – мы непременно приедем. Тел. 5-28-23.


Система Orphus

   
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019