Ирина КОЛОБОВА
01.03.2018 г.

К сожалению, мы всё реже берём в руки альбомы с фотографиями, их нам тоже заменил всемогущий и вездесущий интернет. А между тем на страницах этих теперь уже раритетов живёт, скрытая от глаз, её величество История.

История жизни отдельно взятой семьи или целого рода, органично вписанная в историю страны. И это не высокие слова, в этом может убедиться каждый, если повнимательнее присмотрится к лицам на пожелтевших и потускневших фотографиях. В каждом альбоме непременно есть парочка снимков с изображением вроде бы незнакомых, но до боли родных людей. С каждым годом, с каждым десятилетием они всё больше отдаляются от нас. Расспросите о них своих близких. Если, конечно, ещё есть кого расспросить…

Кирилл СКИДАН, правнук знаменитого Семёновского купца Афанасия Носова, хорошо знает историю своего рода, но старается узнать её ещё лучше.

Для этого он приезжает в Семёнов, долгие часы просиживает в музейном архиве, знакомится со старожилами и краеведами, читает нашу газету. Ему удалось отыскать много троюродных, четвероюродных и даже пятиюродных родственников, разлетевшихся по всему свету, и на протяжении более чем двадцати лет семёновский край стал для большой «носовской» семьи настоящей меккой, куда они стремятся всей душой. Здесь они находят самый лучший отдых от всех проблем и бытовой суеты. Сплавляясь на байдарках по Керженцу, они рассказывают друг другу истории из детства, делятся воспоминаниями и рассказами своих предков. А Кирилл Сергеевич ещё и записывает эти воспоминания, красочно и правдиво дополняя богатейшую историю нашего края.

«Интерес к истории своих предков – старообрядцев купцов Носовых – возник у меня благодаря сохранившемуся у моей бабушки Антонины Афанасьевы старинному фотоальбому с семейными фотографиями.

Листая страницы альбома, под стук бабушкиной швейной машинки мы с братом слушали её истории про старую жизнь…

Статные дамы, купеческие барышни, гимназистки, красивые женщины и бородатые купцы – всё это были жители бабушкиного альбома и города Семёнова.

По фотографиям видно, что семья жила очень обеспеченно, торговля щепным товаром приносила большой доход Носовым. Но деньги расходовались Афанасием Павловичем рачительно. Он построил свой дом на Кладбищенской улице, в том же месте, где раньше жили его предки (знаменитый Носовский дом на улице Гагарина).

От первого брака у Афанасия Павловича родилось трое детей – сыновья Никифор и Ферапонт и дочь Ульяна. Дела его шли в гору, дети подрастали.

Анастасия Константиновна, вторая супруга Афанасия Павловича, ещё молодой девушкой придя хозяйкой в большой дом, сумела должным образом себя поставить, заслужить любовь и уважение старших детей. Самый старший сын Афанасия Павловича Никифор был её ровесником и иногда в шутку заявлял отцу, что не прочь и сам жениться на мачехе.

В браке с Афанасием Павловичем у Анастасии Константиновны родились сын Иосиф и три дочери – Мария, Анна и Антонина. Все дети в Носовской семье росли в любви и заботе своих родителей и родственников, благо в Семёнове их было не перечесть.

Несмотря на прижимистость, привычку разумно и по-деловому распоряжаться финансовыми средствами, не могли Носовы устоять от соблазна побаловать своих чад. Жена Ферапонта Афанасьевича (второго сына Афанасия Павловича) вышла замуж совсем молоденькой. Пятнадцатилетней девочкой она вошла в богатый и строгий дом Носовых. Но встретили её здесь очень по-доброму. Екатерина Ивановна вспоминала, что у младшей дочери Антонины были необычайной красоты игрушки. Сама-то она до замужества жила в деревне, воспитывалась в строгости и была поражена, увидев в Тониной комнате настоящий кукольный домик. Вокруг домика сидели великолепные куклы с фарфоровыми румяными лицами. Шёлковые локоны волос ниспадали на плечи кукол, а их богатые наряды были украшены множеством рюш и бантов. Войдя в Тонину комнату, Екатерина, никогда не видевшая раньше такой красоты, заигралась, забыла о времени и не заметила, как вернулась с прогулки хозяйка комнаты, маленькая Антонина, которая горько заплакала, увидев свои сокровища в чужих руках. Анастасия Константиновна (свекровь) тогда сказала: «Катюша, если ты захочешь ещё поиграть, то скажи мне, я отошлю Тонечку погулять…».

Уважали в доме у Носовых труд и с малолетства приучали детей к делу. Анастасия Константиновна была искуснейшей рукодельницей. Именно она обучила всю женскую половину семейства работе с тканью. Став старше, большинство нарядов сёстры Носовы шили для себя сами, под строгим руководством своей матери Анастасии Константиновны. Перешивать и распарывать из-за малейшей погрешности почти готовую вещь приходилось не раз, обильно поливая её слезами.

Строг был и Афанасий Павлович, как ни любил он своих дочерей, а вольностей им не позволял. Усадьба на Кладбищенской кроме выполнения основной функции служила ещё и торговым целям. На её территории располагались склады, которые по вечерам запирались на крепкие запоры. Попасть в дом вечером после определённого часа не представлялось возможным. Как-то, заигравшись у подруг, Антонина еле избежала наказания – стояния на горохе в углу комнаты. Ей чудом удалось проникнуть домой через окошко, открытое кем-то из сочувствующих домочадцев.

Афанасий Павлович во всём любил порядок. К столу было принято выходить прибранными, аккуратно одетыми. Для членов семьи-старообрядцев накрывались «семейные» сервизы. Если приезжали перекупщики-иноверцы, то из кладовки доставалась специальная посуда для гостей. За обедом ставился графин с вином или водкой, мужчины выпивали по 2-3 рюмки, после чего хозяйка уносила графин.

Афанасий Павлович не только своих сыновей Никифора, Ферапонта и Иосифа приучал к делу, но самую младшую и любимую Тоню брал с собой в поездки по деревням при закупке ложек и развозке их по красильням. Нестерпимый запах в избах красильщиков запомнился ей на всю жизнь. Нелегка была работа ложкарей, платили им мало, больше сотни ложек в день семья должна была изготовить, чтобы заработать себе на хлеб. Закупочные цены определялись на Нижегородской ярмарке, и Носову приходилось держать цену, чтобы выдержать конкуренцию.

Старшие братья и сёстры Антонины женились, выходили замуж, выделялись в отдельные дома, самостоятельно вели ложкарное дело. В замечательной книге Е. А. Бирюковой «Уездный город Семёнов» хорошо отражена судьба всех членов семьи.

В соответствии с модными веяниями того времени в 1905-1907 годы Антонину, первую из своих детей, Носовы отправили из Семёнова учиться в гимназию в Нижний Новгород, под присмотр старшей своей сестры Марии Афанасьевны. Она уже к этому времени вышла замуж за Ивана Игнатьевича Войлошникова, который был доверенным лицом, приказчиком купца Бугрова. Мария Афанасьевна проживала в центре города рядом с гимназией в доме №1 на Звездинке.

Свобода от родительского контроля, большой город, гимназическая жизнь, новые предметы – физика! В Семёнове она только про «физии» слышала. Можно было читать романы, учить иностранные языки, а не только старообрядческие книги, и «аз, буки, веди»… переписываться с кавалерами…

Как-то раз Афанасий Павлович, приехав на Нижегородскую ярмарку, заехал проведать дочерей, привёз им гостинцы из Семёнова. Отец был немало огорчён, не застав дома своей любимицы – младшей дочери Тони. Узнав, что Тоня после уроков пошла с приятелями в кинематограф, был очень рассержен. На этом гимназический период в жизни Антонины Афанасьевны был завершён. Пришлось ехать обратно в Семёнов, осваивать рукоделие под матушкиным руководством.

Настала пора искать Антонине достойного жениха – засиделась в девках, ей уже 17 лет!
Но не торопит выдать замуж свою дочь Афанасий (1908), в своём завещании наказывает он: 5 лет выплачивать деньги на её проживание до замужества после его смерти и обеспечить пожизненное право прибывать в родительском доме. При соблюдении прочих прав на наследование.

Вскоре нашёлся подходящий жених – свой, из старообрядцев – купец из города Коврова Константин Иванович Друндин. Но это уже совсем другая история».

Вот что могут рассказать старые альбомные фотографии, если, конечно, вовремя расспросить о них. Вот так и творится самая правдивая и человечная история. А Кирилл Сергеевич пообещал прислать нам продолжение истории своего рода, в частности, о жизни своей бабушки Антонины Афанасьевны в семье ковровских купцов Друндиных. Ещё он был бы очень рад, если бы откликнулись его родственники из фамилии Носовых. Тогда все вместе они смогли бы выяснить их принадлежность к знаменитому роду.

Фото из семейного альбома Скидан-Носковых


Система Orphus

   
   
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018