Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
17.10.2020 г.

Мы выбрали Сергея Сироткина в качестве главного героя субботнего газетного номера сразу по нескольким причинам.

Во-первых, сейчас «СВ» проводит фотоконкурс, посвящённый домашним питомцам, а в хозяйстве у Сергея столько всякой живности, что если его сфотографировать с каждым представителем друзей его меньших – от собаки с кошкой до перепелов, – то можно этими снимками заполнить не один номер газеты. Но признаемся честно – эта причина не главная. Дело в том, что в октябре началась подписная компания на будущий год, а Сергей на протяжении множества лет – наш постоянный и очень внимательный читатель. Он откровенно говорит, что любит нашу газету настоящей любовью, то есть, со всеми её достоинствами и недостатками. На последние он, кстати, частенько нам указывает. После одного из таких его телефонных звонков с безобидно-здоровой критикой мы и решили познакомиться с Сергеем Николаевичем поближе. И наша беседа незаметно переросла из небольшой зарисовки о верном читателе во вполне себе объёмное интервью. Ему есть что рассказать о времени и о себе…

Оказалось, Сергея Сироткина можно смело назвать одним из первых предпринимателей в нашем городе. Если не первым. Он начал своё дело ещё в те времена, когда само слово «предприниматель» было ругательным. Какие же университеты пришлось ему пройти, чтобы называться этим именем с гордостью и уверенностью в правильности когда-то выбранного пути?

Чтобы не хуже, чем за границей

-Я в Семёнове родился, – рассказывает Сергей Николаевич, – и мама моя с отцом, и бабушки с дедушками – все местные. У нас даже фамилия семёновская. Я как-то взял телефонный справочник и посмотрел, каких фамилий там больше. Конечно, на первом месте Смирновы, потом, кажется Кузнецовы, а мы – на третьем.
В детстве как-то немножко обижался, что фамилия произошла от слова «сиротка». А потом я выяснил, что сиротами в нашем краю называли беженцев от жестоких питиримовских репрессий. Их очень много было в Поломе, откуда родом мой отец.
Уж не знаю, насколько я пригодился своему городу, но очень люблю его и никогда не мечтал из него уехать. Наоборот, всегда хотелось сделать что-то такое, чтобы всем здесь стало приятнее жить, чтобы не хуже, чем в больших городах или даже за границей.

- Вот прямо так с детства и мечтал о переустройстве мира?
- Может, и с детства. Семья у нас была сильно среднего достатка, а хорошо и интересно жить хотелось всегда. Книжки читать любил, в кино видел, как там у других. И мечтал. Конечно, всё, что нужно мальчишке, родители старались давать, но хотелось большего полёта. Очень любил рисовать. Ходил в изостудию к Геннадию Матвеевичу Пужалину. Он хорошим художником был со всеми присущими творческому человеку плюсами и минусами.

- Какая же школа развивала творческие наклонности семёновского пацана?
- Творческие способности как-то сами развивались, а учился я в двух школах – второй и первой. В первый класс я пошёл во вторую школу и стал, можно сказать, участником образовательного эксперимента. Как раз в это время начальная школа перешла с четырёхлетнего обучения на трёхлетнее. И в четвёртом классе нашим классным руководителем был Евгений Павлович Туркин. Могу сказать, что нам повезло. Замечательный педагог. Он будто и не учитель был, а старший товарищ. Вроде бы, и не воспитывал, и нравоучений не читал, а хотелось брать с него пример. Настоящие легенды о нём по школе ходили. Помню, был у нас такой серьёзный парень – Саня Нестеров. Побаивались его многие. На физкультуре как-то решил он свои физические способности продемонстрировать, а Евгений Павлович – небольшой, я бы сказал, компактный – таким хитрым приёмчиком его уложил! Мы его ещё сильнее зауважали. Но вскоре родителям дали новую квартиру, и я перешёл в первую школу.

Барышня и хулиган

-Эти две школы всегда соперничали, и каждая к перебежчикам относилась подозрительно. Трудно было приживаться?
- Не помню особенных трудностей. Человек я коммуникабельный, учился хорошо. Так что в седьмом классе меня выбрали комсоргом. Класс был хороший. Два года мы жили весёлой интересной жизнью. Хулиганили, конечно, не без этого. Помню, старшеклассники научили намазать доску и стул учителя чесноком. У нас тогда настоящий обыск устроили, а у меня в кармане чесночную шелуху нашли. Влетело, конечно. Так что, хорошим поведением я не отличался. Я всегда боялся только одного – чтобы мама не узнала, поэтому «неуд» по поведению среди остальных хороших оценок старался всеми путями скрыть.
А после восьмого почти все мои друзья ушли из школы – кто в техникум, кто в ПТУ. В девятый класс я пришёл, как в абсолютно новый мир. Да и повзрослели мы уже, по-другому стали на жизнь смотреть. Дошло до того, что я пошёл к директору и потребовал снять с меня обязанности комсорга и даже перевести в другой класс. Было тогда переполоху! Но перевели. Захожу я в новый класс, а там – примерные мальчики сидят вместе с девочками, на всех нарукавники по локоть, как у старых бухгалтеров, на уроках дисциплина, на переменах тоже. Ну, думаю, попал… Ничего, прижился, тем более там девочка одна была – Ира Пикина, отличница, красавица. Лучшая девочка на всю жизнь.

- Она и стала твоей женой?
- Да. После школы мы вместе в строительный институт поступили, а на третьем курсе, как сопромат сдали, поженились.

- Да, после сопромата уже ничего не страшно. В строительный пошёл, чтобы мечту детства реализовать, сделать родной город лучше и комфортнее?
- Может и так, не помню. Но построил я немало. Сразу после института пошёл работать в СМУ-3, выдали мне резиновые сапоги, фуфайку, и началась моя трудовая жизнь. Комнату дали в общежитии на Советской улице, как говорится, на тридцать восемь комнаток всего одна уборная. Но могу похвастаться, к 28 годам у нас уже была двухкомнатная квартира. Но зато с работой становилось всё хуже, всё разваливалось на глазах. У нас уже двое парней родились, семью надо было кормить. Я фотографией увлекался. Ирин отец, Владимир Фёдорович Пикин, бывший директор типографии, был знатным фотографом, помогал мне во многом. Мы вообще раньше частенько развлекались, разглядывая стопы его фотографий. По телевизору-то смотреть было нечего, а тут – настоящая история в лицах. Очень увлекательно. Так вот мы и решили «пошабашить» с приятелями – ходили по школам, детским садам, фотографировали. В Доме культуры дискотеку организовали с демонстрацией слайдов, с обязательными культурно-познавательными журналами перед танцами. Молодёжь орёт: «Включай музыку», а мы им музыкальный фильм из слайдов о творчестве Высоцкого, «Битлов», «Пинк Флойд». Думаю, многим я открыл глаза и уши на хорошую музыку.

Девяностые – глоток свободы

- Эпоху отчаянных девяностых все восприняли и пережили по-разному, в основном – тяжело. Тебе как дались эти годы?
- Хорошо дались. Для меня это был не просто глоток свободы, а начало новой, лучшей жизни, той, о которой всегда мечтал. Чтобы без вранья, которое я просто ненавижу, без глупых, необоснованных запретов, лозунгов, девизов. Без уравниловки. Столько горизонтов открылось – только действуй!

- То есть, предпринимай?
- Да, и стало не стыдно предпринимать хорошие дела. И уже всё реже слышали в свой адрес оскорбительное: «жулики». Предпринимательское дело нелёгкое. Только наладишь что-то более-менее подходящее, только начнёшь хоть какую-то прибыль получать – на тебе: грабительские налоги, запреты и прочее. Что такое выходные, отпуска, свободное время, обеденные перерывы и прочие условия трудового кодекса, мы забыли навсегда. Да, прибыль была, но ведь за работу. Так что мне не стыдно ни за одну заработанную копейку. Но если девяностые дали возможность заработать, они же и отняли. Свобода-то была исключительно в чём – бандиты распоясались до беспредела. Но всё-таки мы успели хлебнуть воздуха свободы. Я за границей в уже шатавшуюся, но ещё стоящую советскую эпоху был чаще, чем многие сейчас. Вот в Таиланде я и увидел все прелести жизни, о которых мечтал с детства. Так мне показалось в первый момент. Красота, экзотика, магазины, которые даже во сне не видел. А у нас в это время на магазинных полках только морская капуста. Но и раскрепощённость там уже тогда была такая, что самым невинным казался стриптиз. Хлебнул, нагляделся, и очень захотелось домой к пустым полкам магазинов, разрухе, ко всему понятному и родному.

В бане читаю!

- Сейчас наш город хоть немножко напоминает твои мечты?
- Я сам как-то над этим задумался. А ведь, правда, похоже. Конечно, нет предела совершенству и моим мечтам, время-то идёт. Но как выглядит сейчас наш город, мне нравится. Спасибо хочется сказать руководству – многое делается.

- А как с предпринимательством дела обстоят?
- Предпринимаю потихоньку, теперь больше для себя, для семьи. В больших масштабах легче нашему брату не стало – как говорится, то налоги, то пандемия.

- То есть теперь вспомнил, что такое свободное время?
- Да ты что? Сижу вот, а у меня там перепелята рождаются.

- ?
- Хозяйство у меня большое: гуси, утки, индюки, перепёлки, за всеми глаз нужен. Про собаку, кошек и рыбок я уже не говорю.

- Предпринимательство перешло на новый уровень?
- Да, и мне он нравится больше. Уже десять лет мы живём в своём доме с садом, огородом и прочими прелестями. Пищу едим здоровую: мясо, овощи, фрукты. Нынче такие груши уродились! Кстати, оказалось, что я хороший кулинар. Это выяснилось теперь, когда главным финансовым добытчиком стала моя жена. У Ирины очень много работы, можно сказать, от темна до темна её дома нет. Приходится мне хозяйство вести. Я такую замечательную русскую минипечь в огороде соорудил, просто незаменимая вещь. Ведь гуся, к примеру, ни в одной духовке так не приготовишь. А перепелиные яйца меня буквально на ноги подняли, когда в июле я «корону» подхватил. Очень сильно болел, не отличил бы запах кофе от ацетона. По пять сырых яиц каждое утро – и иммунитет, как у ребёнка. Маму свою кормлю, говорит, что ей тоже здорово помогает.

- Мама с вами живёт?
- Нет, но рядом. Я каждый день к ней хожу, продукты ношу. Я ей яйца, мяско, а мама мне кстати – анонс свежего номера «Семёновского вестника» – она раньше читает.

- А какой ты читатель?
- Очень давний и постоянный. Я люблю газету читать, когда никто не мешает. Знаете, где читаю? Нет, не угадали – читаю в бане. У меня сауна, так что читать очень удобно. Один раз так зачитался, что обжёг лицо очками. Теперь специально в пластиковой оправе очки купил.
Мы вообще с женой очень любим читать, не поддались разным гаджетам. Библиотека у нас неплохая, правда, пополнять её сейчас выходит начётисто, но всё же покупаем книги. А ещё мне нравится старые подшивки газет листать – у тестя их много было. Старые фото разглядывать, людей узнавать, вспоминать, как всё было. Интересно.

- Подводя итог: сейчас хочется снова что-то предпринять?
- Так постоянно что-то и предпринимаешь. Без этого ни в одном хозяйстве невозможно – как говорится, дом невелик, а лежать не велит. Вставай и предпринимай.
Из беседы выяснилось, что у Сергея Николаевича в эту субботу день рождения. Не юбилей, конечно, но, как он сам сказал, после пятидесяти каждый год – юбилей. С чем его и поздравляем.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel