Ирина КОЛОБОВА
19.12.2015 г.

Словосочетание «наш человек» говорит о многом. В нем и какая-то особенная благодарность за знакомство с известной личностью, и гордость за заслуги этого человека, и  осознание причастности к ним. 

М. В. СМИРНОВ, известный в городе человек, по всем параметрам подходит под это определение. Между тем, он имел в жизни несколько весьма серьезных предпосылок не стать нашим человеком.

Родился Миша Смирнов в городе Чкаловске в семье советских интеллигентов, для которых священный девиз «Партия сказала надо…!» был не пустым звуком. Послала партия Олимпиаду Степановну Смирнову возглавлять редакцию семеновской районной газеты, и она с коммунистическим азартом ответила: «Есть!» Так волею судьбы или решением родителей чкаловский мальчишка стал семеновским подростком, юношей и так далее. Жизнь еще несколько раз проверяла его на твердость, провоцируя и подбрасывая в судьбоносную колоду козырного туза, но непоколебимая партия в лице собственной мамы не позволяла парню увлечься этой игрой и свернуть с намеченной (родителями!) цели. В результате постоянной и пылкой борьбы родителей за судьбу своего сына семеновская земля и ее жители получили прекрасного мастера, педагога, уникального резчика по дереву и просто хорошего человека. А что в результате получил сам мастер и доволен ли он своей судьбой?

А мог бы стать военным…

- Сложно ответить на этот вопрос, – признается Михаил Викторович, – сумбурно как-то жизнь прошла. А правильно или нет – я и сам не знаю. Сейчас все чаще задумываюсь над этим вопросом, и иногда кажется, что зря я не воспользовался когда-то предложенным судьбой шансом. Я мог бы стать профессиональным военным. После срочной службы (я служил в дальней авиации) меня оставляли в армии. Я уже почти согласился, но мама с папой категорично приказали демобилизоваться. Смалодушничал я тогда, очень соскучился, и хотелось дома побывать, да так и затянуло. А с другой стороны, если бы ослушался родителей, никогда бы не встретил свою единственную любимую, свою судьбу. Мы с Шурочкой познакомились в институте, в одной группе учились. Потом работали вместе, дома к урокам вместе готовились. Потом… 

Тяжелые воспоминания о недавней смерти любимой жены слегка увлажнили глаза Михаила Викторовича, но он по-мужски сумел взять себя в руки и продолжить разговор.

- Да и вот этого всего у меня не было бы, если бы по-другому судьба сложилась, – продолжил Михаил Викторович, по-хозяйски обводя руками кабинет, где за школьными столами сидели мальчишки, склонив головы над деревянными досками и старательно вырезая на них сложные и не очень узоры. – Если бы не они, мои ученики, да и вообще мое увлечение резьбой, наверное, плохо бы мне пришлось. Не знаю, как бы я справился с бедой… 

М. В. Смирнов уже много лет руководит студией резьбы по дереву, обучая семеновских ребятишек этому древнейшему и почти уже исчезающему искусству. Начинал еще при Доме пионеров, но и сейчас в Центре детского творчества кружок резьбы по дереву пользуется большой популярностью среди детей и их родителей.

Если бы не увидела собственными глазами, то с трудом бы поверила, что в наше стремительное время, когда лучший друг молодежи – это компьютер, мальчишки могут спокойно сидеть за столом и собственными руками без помощи какой-либо новомодной техники вырезать на деревянной дощечке «девчоночьи» узоры. 

- Узоры-то, может, и девчоночьи, но сила для того, чтобы изобразить их на дереве, нужна мужская, – с некоторой долей обиды за любимое дело сказал Михаил Викторович, – хотя и среди девчонок есть хорошие мастера. Вот вы немного не застали мою любимую ученицу Василину. Могу точно сказать, из нее выйдет настоящий мастер своего дела, если она не бросит учебу. У меня глаз наметан, сразу видно, выйдет толк из человека или нет. К кому-то инструмент моментально «пристает», как  будто он родился с резцом в руках. А вот недавно пришел пятиклассник в группу и сразу же к нашей выставке подошел. Сколько, говорит, времени вы вот эту вещь вырезали, да сколько она может в деньгах стоить? Сразу ясно, зачем пришел. Я, честное слово, никогда не думаю, за сколько можно продать свою работу. Вот, чтобы получилось хорошо и людям понравилось – это да. Конечно, если получаешь от своей работы не только удовольствие, но и материальное вознаграждение, – это хорошо. Но не главное. Все-таки наша работа это в большей степени хобби. Я вообще не понимаю людей, которые ничем в жизни не увлекаются. Это как будто жизнь зря проживаешь. 

Комсомол ответил «нет!»

Михаил Викторович рассказал еще об одном шансе, который предлагала ему судьба, и которым он не воспользовался.

- После окончания пединститута нас с женой (мы тогда уже поженились) распределили в настоящую тьмутаракань с официальным названием Тонкино. Это, может, сейчас там уже цивилизация, а тогда и слова-то такого не знали. Сначала мы вместе преподавали, а потом мне предложили возглавить районный комсомольский комитет. Думаю, многие знают, что это значило – окромя ненормированного рабочего дня, постоянных командировок были еще и несанкционированные встречи в любое время суток и прочие трудности комсомольской жизни. Понятно, что жене моя работа не добавляла положительных эмоций, да и жилище наше полуподвальное оставляло желать лучшего. Мы решили уехать. Но тут опять вмешалась партия в лице первого секретаря. Это была очень серьезная женщина, она не уговаривала меня остаться, а в приказном порядке указывала и даже угрожала всеми карами типа плохой характеристики, с которой меня даже в сторожа не возьмут. Поняв, что кнут не действует, она попыталась соблазнить пряником, предлагая высокую партийную должность и хорошую квартиру, которую я могу выбрать незамедлительно. Я почти согласился, а Шурочка моя сказала: «Ну, ты выбирай, а я беру Ленку и еду в Семенов». Вот так я упустил еще один судьбоносный шанс. В Семенове я работал завучем в профтехшколе и там впервые взял в руки резец. Наверное, отцовские гены проявились – он у меня был художником-любителем. С тех пор жизнь моя наполнилась смыслом. Сначала рамки для отцовских картин резал, потом на другие уровни вышел. Мне всегда очень интересно начинать новую вещь и представлять, что из нее получится. Девяностые годы, хоть их и принято считать бандитскими и потерянными, были для меня очень насыщенными. Я и в Испании был на Днях русской культуры, и в Китае. Китайские товарищи очень хорошо к нам относились, а наша резьба по дереву вообще их завораживала, хотя их мастера тоже высококлассные. Я с некоторыми из них и сейчас общаюсь. Все твердят в один голос, что простые люди в любой стране всегда найдут общий язык, это власти все никак не договорятся. 

Открыть кружок резьбы по дереву при Доме пионеров мне посоветовал Владимир Лызлов. Хватит, говорит, тебе уже кооперативом своим заниматься, пора детям мастерство передавать. 

Вот и передает Михаил Викторович детям свое мастерство уже больше двадцати лет, а интерес к этому потрясающему искусству не убывает.

- Каждый год приходят новые ребята, и каждый год процентов шестьдесят отсеиваются. И это нормально, так и должно быть. Молодежь должна искать, пробовать. Не получается с резьбой – иди в спорт или в музыку. Только чтобы с душой, с желанием. Тогда все обязательно получится. Из тех, кто занимается у меня  уже не первый год, обязательно получатся настоящие мастера. Не обязательно – профессионалы, главное, что в их жизни есть хорошее увлечение.

Посмотрев на увлеченных резьбой мальчишек, я поняла, что мастер прав. Дима Силютин, про которого учитель сказал, что резец с первой же минуты пристал к его руке, и вообще он – его надежда, левой рукой старательно вырезал на доске довольно сложный узор. Дима сказал, что готовит маме на Новый год сюрприз своими руками. Миша Крылов занимается уже три года и по праву заслужил от учителя звание лучшего ученика.

- Миша еще заявит о себе, – с гордостью говорит Михаил Викторович, – уже сейчас без его работ не обходится ни одна выставка. А как я за них рад! За себя так не радовался. У меня, глядя на них, просто душа поет! Это ни с чем несравнимое счастье – удачи твоих учеников.

Сам Михаил Викторович признался, что резьбе его никто не учил, до всего он доходил сам.

- Учился я резьбе знаменитым «методом тыка». Но учителя у меня все-таки были – это лучшие знаменитые семеновские резчики Левин, Мазин, Угланов, – признается Михаил Викторович. – Правда, учился я на их уже готовых работах, хранящихся в музее. 

Очень помогла книга Леонида Павловича Левина «Резьба по дереву». Можно сказать, что это единственный качественный и достойный учебник по резьбе. Могу похвастаться, что приложил руку к переизданию этой книги. Теперь своих мальчишек учу по нему. 

К каждому ученику у Михаила Викторовича свой подход. Он знает про них все. Знает все недостатки и достоинства. Знает о сложностях или достижениях в семье. Всегда готов помочь, даже материально, если вдруг в семье нет возможности приобрести недешевый комплект инструментов. Частенько после занятий развозит своих учеников по домам. Именно так нужно учить и воспитывать детей – просто, с добротой и любовью.

- Из-под палки никогда ничего не получится, – уверен Михаил Викторович, – нельзя заставить человека, особенно ребенка, полюбить что-то насильно. Чем больше заставляешь, тем больше он отвергает. А вот когда полюбит, тогда и нужно начинать делать из него человека. Мастера. 

Своих детей Михаил Викторович,  тоже никогда не заставлял делать что-то из-под палки. Обе его дочери сами выбрали свой путь. Старшая Елена – известный в городе гинеколог, а младшая Маша нашла свою судьбу в далекой Швеции.

- Нашла она свою судьбу не в самой Швеции, а в кресле самолета, – поправляет Михаил Викторович, – училась в инязе и летала на практику в Америку. Рядом с ней в кресле сидел молодой интересный швед… Ну, вот и все – уехала наша Маша в Швецию. Теперь ее семья там. Нынче на Новый год к нам в гости приезжают вместе с сыном Оскаром и Машиной свекровью. Правда, она, сваха моя, в свете последних политических событий побаивается к нам лететь, терактов опасается и прочих страшилок. Но дочке с зятем удалось ее уговорить. Надо теперь программу развлекательную готовить, чтобы положительных эмоций побольше ей подбросить. Разговаривать на английском будем, я разговорный неплохо знаю, надеюсь, что поймем друг друга.

Развлечь своих гостей Михаилу Викторовичу будет нетрудно – одна только выставка его работ может привлечь внимание на весь период новогодних каникул. Глядя на нее, можно забыть о всех всемирных войнах и катаклизмах вместе взятых.  Да и понимания чужого языка здесь не требуется. Красота и искусство не знают языковых преград. Рассматривать Смирновскую коллекцию уникальных резных изделий можно часами. Каждую хочется потрогать руками и даже понюхать.

- Да, – соглашается мастер, – запах у дерева особый, неповторимый. Дерево, оно как человек – у каждого свой характер и душа, и она очень созвучна с душой человека. Берешься за работу с плохим настроением – дерево тебе отвечает адекватно, и резцу не поддается, и крошится, и скалывается. Но если уж попадаешь «в струну», то оно и запоет с тобой в один голос. 

Похоже, что все резные работы мастера поют с ним в унисон. Не зря количество призов, почетных дипломов и грамот не умещаются на стендах и в альбомах. Правда, говорить о них Михаил Викторович не любит.

- Если кто-то сам себя называет мастером, да еще и высококлассным, то никакой он не мастер, – уверен Михаил Викторович. – Награды у меня, конечно, есть, даже удалось Серебряную медаль ВДНХ получить. А нынче в ноябре получил Гран-при на межрегиональном фестивале «Тайны дерева». И не буду душой кривить – это приятно. Но награды моих учеников мне дороже во стократ. И, надо сказать, что они меня часто радуют. Так что, наверное, правильно, что я в свое время не воспользовался шансами судьбы, а остался в Семенове и стал тем, кем стал. Судьба – она ведь все-таки справедливая, даже если и подкидывает человеку серьезные испытания, беды и несчастья.  С высоты своего возраста я уже могу это утверждать. 

Занятия в кружке резьбы по дереву подходили к концу, мальчишки, показав учителю свои работы и получив от него ценные указания, любовно и тщательно протирали инструмент и подметали пол. И даже выйдя из стен Дома детского творчества, они не превратились в обычных пацанов, способных и девчонку толкнуть, и нехорошим словом припечатать, и сигарету со смаком закурить. Все-таки здорово организует и воспитывает ребят кружок резьбы по дереву. И об одном только переживает мастер, что сложно будет найти себе замену. Хорошие резчики у нас, конечно, встречаются, а вот с подвижниками, способными и готовыми отдать детям не только свое мастерство, но и душу – трудновато. 

Хранить нужно то, что имеем. Это я и про искусство резьбы и про мастеров.

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus

   
   
Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018