Светлана БАРМИНА
04.05.2017 г.

За сорок лет работы в журналистике мне приходилось встречаться даже не с сотнями – с тысячами людей. О звёздах не говорю – не моя тема; писала, конечно, но по заказу, а он в журналистике как приказ. Зато какое счастье доставляли встречи с чудаками вроде шукшинских – это ж соль земли русской! 

Многое отметает память, но многое остаётся с тобой всегда. Разве забудешь украинских бабёнок, переселившихся в штат Айова чуть не всем колхозом – они дочек за американцев отдали. И каждый из десяти дней нашего пребывания здесь мы слышали от них остроумные присказки о новых соотечественниках, у которых «ни рожи, ни кожи, а уж руки неизвестно каким концом вставлены». А ещё как тоскуют они по Родине…

Не забыть и красавца-болгара. Показывал он мне пустыри, где раньше были фермы и цвели розы, а по щекам мужественного на вид человека текли слёзы (реформа в этой стране была жёстче нашей).

Сегодня я расскажу о том, что, возможно, будет интересно людям, интересующимся историей. Монархическое движение, буйно расцветшее в 90-е годы прошлого века, в основном муссировалось в столичной прессе, редко транслировалось по федеральным каналам. Но это была немалая сила, раз казаки нового царя поддержали.

Арсенал в прихожей

Если, открывая дверь в свою маленькую прихожую, я видела автоматы, сабли, вещевые мешки, сразу понимала, что у нас гости-монархисты. А познакомились мы с ними летом 1996 года в семёновском ресторане «Керженец», куда забежали с коллегами из «Земли Нижегородской» перекусить. За соседним столом сидели ну очень военизированные для нашего тихого города парни.

- Валерий Лужаин. Князь! – красиво тряхнув начинающей лысеть головой, представился единственный в компании мужчина в штатском.

Удивления мы не проявили – сами ехали из командировки от мужика, ни с того ни с сего объявившего себя инопланетянином. Понятно, что по пьяни, но месяц слушать байки даже его жене надоело, вот только вызывать ей было нужно не журналистов, а психологов.

- Вы, князь, как-то несолидно выглядите рядом с друзьями, – сыронизировали над сиятельством мы.

- Виноват, сударыни, мне не положено, – ответил он и протянул тиснёные золотом очень внушительные корочки. Советник его Императорского Величества князя Николая III – Дальского князь Лужаин. Приехали по случаю выборов в Госдуму. Я, между прочим, уроженец этого города.

Поболтали, и князь, надо сказать, обладал блестящей эрудицией.

На следующей день я рассказала о встрече в редакции «Семёновского вестника», и моя подруга, ответственный секретарь Надежда Лучицкая широко раскрыла свои красивые глаза:

- Валерка Лужаин! Князь! Ты что: он – мой одноклассник, надежда школы, закончил университет, у него уйма авторских изобретений.

Тут, кстати, и Лужаин явился – с вооружённой свитой.

Я не кисейная барышня – журналист. К тому времени многие мои друзья меняли не оплачиваемые места педагогов на торгашей, знала я и так называемых смотрящих (а кто их не знал?). А воссоздание на руинах СССР монархии (и кто-то ведь давал на это большие деньги!) – чем не занятие для университетского учёного, у которого закрыли перспективные разработки? 

Другие монархисты были тоже не из головорезов, немногие даже искренне верили в своё предназначение. Из окружения Валерия выделялся юмором, доброжелательностью и каким-то старомодным, но милым, рыцарским отношением к женщинам Александр Шляга. Окончил политех, после армии побывал во многих горячих точках, был, как тогда называли, «солдатом удачи». Кстати, в то время выходил и журнал с одноимённым названием, так вот там была фотография Саши с друзьями. 

Удивительно, но нам было весело и приятно с этими казаками. Даже мой строгий муж скучал по их приездам.

Декабрь 1996-го. В прихожей – рюкзаки, карабины. Короче, опять оружейный склад. Шляга, Лужаин и муж в кухне что-то готовят.

- Светланк! – кричат. – Мы за тобой – через два дня приём у царя. Мы выбили для тебя приглашение. Журналистов из «Московского комсомольца» велено не пускать, а я за тебя слово замолвил, – похвалился Валерий.

Блат он и при монархии блат.

Эх, дорожка фронтовая

Мой любимый шеф Владимир Павлович – главный редактор «Земли Нижегородской» – в воскрешение душ, конечно, не верил, но посчитав, что материал будет любопытным – дал добро на командировку. Самое ужасное – это дорога в столицу. Вместо обещанной тёплой «Волги» за нами прибыл старый «жигуль». Не уверена, доехала бы я до царя живая, если бы предусмотрительный Шляга не захватил валенки 45-го размера.

На улице 39 градусов, ветер, гнали за 100, надеясь, что даже самый упёртый гаишник просидит собачий холод в конуре. Не тут-то было – за Владимиром из-за кустов выбрался, наверное, самый холодолюбивый ГИБДДешник. Смотреть на него было жалко. Зуб на зуб не попадает, трясётся. Отпоили его чаем с водкой, от предложения сфотографироваться он отказался, как и от мзды. «Поезжайте с Богом», – говорит.

Чтоб не думать о холоде, вспоминала всё, что нарыла в прессе о монархистах. Подогрели разговоры о полузабытой монархии дело о «царских костях»: остатки 9 человек, найденных в окрестностях Екатеринбурга, были идентифицированы, но останки цесаревича и одной из княжон не нашли (не забывайте, речь идёт о 1996 годе). Вот тут-то и началось: газеты всего мира выдавали истории Лже-Алексеев, Марий и Анастасий.

На этом фоне фигура Николая Романова-Дальского блестела как обёртка конфетки. Детали биографии вроде как перепроверялись, поговаривали, что царя на всякий случай готовили в КГБ, так ли это, узнают разве что потомки. Но скажите, с какого перепуга 19 декабря 1996 года в Богоявленском соборе города Ногинска Московской области «Его императорское высочество Николай Алексеевич и его Августейшая супруга Великая Княгиня Наталья Евгеньевна» в присутствии тысячи гостей (среди которых было много именитых) короновались на царство, и это всё показывало – вовсе не как курьёз – Московское телевидение? С чьего благословения царская резиденция находилась в пятистах шагах от Кремля в Академии нового мышления? И откуда взялась «казацкая сотня» царя?

Разрешите без регалий

...Серое московское утро. Царская резиденция, по этажам лихо чеканят шаг казаки и казачки в форме начала века. Вроде, сидит форма как влитая, но всё равно что-то в них от ряженых. В приёмной встречаемся со статной женщиной, придворные низко кланяются, князь – тайный советник – на правах знакомого целует ей руку. Я ловлю себя на мысли, что разыгрывается до боли знакомая пьеса из старых времён. Казачок открывает двери, и в сопровождении тайного советника и есаула Шляги вхожу в «святая святых».

Царь как царь – статен, с выправкой, при мундире и прочих регалиях. На стене огромный портрет «деда» – Николая II. Сходство, честно скажу, поражает. Напрочь забываю, как обращаться к царю – Ваше Сиятельство или Высочество. Да ладно, сойдёт и по имени-отчеству, не отрубят же мне за это голову. Спрашиваю разрешения, он кивает: «Соизволяю».

Ну и ладненько. Царь заученно привычно знакомит с биографией, которую я уже по рассказам изучила. Вкратце версия выглядит так: четыре года назад, в 1992-м, вице-адмирал Николай Дальский пришёл в сопровождении казаков в прокуратуру и поведал такую историю. Якобы его отца, цесаревича Алексея, вывезли под видом поварёнка в Саратов и отдали в многодетную семью Дальских. «Поварёнок-князь» получил прекрасное образование, стал учёным, воевал, сыну он завещал открыться своему народу в 50 лет, что и было торжественно сделано. Все ниточки (включая внешнее сходство) были так аккуратно сплетены, что концов было не найти (возможно, их и не искали). Дальский настоятельно требовал генетической экспертизы.

О чём говорили с Дальским? Да примерно о том, о чём спрашивают кандидатов в президенты: что нужно сделать для спасения страны, планы выхода России из тупика и т. д. и т. п. Слог, стиль, мгновенная реакция у этого человека были безупречны. Но что он мог сказать нового? Спасать Россию нужно не ломая, а видоизменяя её законы, реабилитировать Сенат, создать правительство из лучших людей России, вернуть деньги Мальтийского ордена…

Тайный советник и есаул встретили меня вопросом о произведённом впечатлении.

- Ребят, царь-то может и не царь, но хорош, камильфо!

Тему замяли и поехали в гости к царице. Дворец оказался двухкомнатной квартирой с довольно богатой обстановкой. Царица вначале держала дистанцию, а потом, после чайку с ромом, такой гарной дивчиной стала – огонь!

В разгар веселья я вспомнила, что не отметила командировку. Проблему уладил Шляга, сгонял, поставил печать.

Опубликованный материал тогда не наделал много шума, но интерес к нему был немалый. Помню, ещё тогдашний губернатор Борис Немцов вызывал, интересовался, сколько же народу «кормит» царский двор, откуда деньги текут, часто ли царь с Собчаком встречается? Знала бы – написала, но осторожен в разговоре царь.

А с командировкой конфуз вышел. Наш строгий главный бухгалтер Нина Фёдоровна Лескова вошла в кабинет к шефу, держа командировочное удостоверение как гремучую змею:

- И как я вам это заверю?!

На бланке стояла чёткая печать:

«Канцелярия Его Величества Николая III». И орёл, конечно, присутствовал.

P.S. Двадцать лет прошло с тех пор. Дружба с Лужаиным прервалась, говорят, он работал где-то в университете, с Сашей Шлягой дружим до сих пор. Игра в монархию – в прошлом, сейчас он в солидной организации в Москве в чине полковника. Кстати, в нынешних горячих точках Александр бывает часто, но эту тему мы не затрагиваем Дальский погиб при странных обстоятельствах, о его жене ничего неизвестно.


Система Orphus

   
   
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2016-2017