Печать
Категория: Наши люди
Просмотров: 2466

24.11.2021 г.

30 октября исполнилось 75 лет со дня рождения нашего земляка, поэта, члена Союза писателей России Владимира Миронова, активного участника литературного клуба «Родники».

К сожалению, до такой значительной даты Владимир Константинович не дожил, не дожил даже до бывалошного пенсионного возраста – до шестидесяти.

Его друг, собрат по перу, тоже «родниковец» Владимир Пайков писал о нём так:

Ни чинов, ни регалий не нажил,
И сундук не трещит от вещей,
Только годы рабочего стажа –
Вот и всё, что в копилке твоей.
Не герой положительной повести,
Не плакатной души человек.
Жил ты всё-таки очень по совести
В свой крутой и решительный век.

Кстати, эти строки можно отнести и к самому Пайкову, они были похожи: оба талантливые, оба неравнодушные, оба бессребреники. В общем, «только годы рабочего стажа» да чистая совесть.

В Семёнове Владимира Константиновича знали многие. Кто-то вместе с ним работал, кто-то дружил, кто-то жил по соседству. А стихи печатались в «Семёновском вестнике», в «Земле нижегородской», в нижегородском альманахе «Земляки» и даже в столичных издательствах.
Выходили и собственные поэтические сборники. Всего их шесть. Откроем первый.

Я, потомок глухого безбременья,
Произрос из туманных глубин
Чернораменья, пустоши, терния –
От скитов и раскольных былин...

...И что тебя гонит, и что ты забыл вдалеке,
Где нету ни крика, ни эха, ни песни, ни зова?
Но тянет пройти до великого устья в реке
И снова подняться к истокам до отчего крова!

Отчий кров – это станция Озеро. Там родной дом, там истоки. Там рос, дружил, мужал.

Тянул я с дедом невода,
Катал картечь и ладил лодку.
И был счастливей всех, когда
Он доверял мне одностволку.

Жизнь Владимира не баловала. Родился в голодном послевоенном 1946-м. Отца не было. Мать растила Володю и его двоюродного брата, который остался сиротой. Именно брат приобщил будущего поэта к книгам. А если бы не книги, то, по словам самого Миронова, мог бы и в тюрьме оказаться, и на нож напороться. Начал читать запоем, а потом и писать.
В 1991 году выходит первая книга «Российские сквозняки», в 1996-м – вторая – «Воля». Обе тоненькие, серенькие, одним словом, бедненькие. Но только на такие хватило денег. А просить, кланяться никогда не мог. Зато за эти две книжки в 1997 году приняли Владимира в Союз писателей России. И это было счастье.

Я никому не завидую и счастливо в мире живу.
Упав под берёзу, повитую ветрами, в глухую траву...
А надо мною, под облаками, птица шальная летит
Катится солнышко обручем, просится сердце в зенит.

Потом в 2004-м году появляется «Чёрный ворон на белом снегу»: плотная обложка, белоснежная вощёная бумага. Неужели разбогател Володя? Нет, не разбогател. Неказистые его книжечки оказались в руках у нижегородского издателя Владимира Новикова, он был тронут чистыми искренними строками провинциального поэта, и, не взяв с автора ни копейки, издал достойный сборник.

Я сердцу открыл для полёта ладони,
И сердце взметнулось в высокий зенит.
Как будто звезда на ночном небосклоне,
Оно над полями летит и звенит.

Весёлые песни, стихи и баллады
Умчались на крыльях в небесную даль,
Как птицы, свободе дарованной рады,
Как птицы, расстаться с которыми жаль.

Так началась их дружба – крепкая, мужская. Вскоре судьба подарила Миронову ещё одну судьбоносную встречу. «Чёрный ворон...» оказался в руках Заслуженного артиста России, композитора и исполнителя Вячеслава Широкова. И появились песни. Сначала их было всего четыре, потом ещё, ещё. И Владимир Константинович их услышал. И это тоже было счастье. И Миронов с Широковым стали большими друзьями.

Но жить поэту оставалось совсем немного. Всего-то небольшой кусочек счастья достался на его долю. Болезнь скрутила его быстро.

У меня в растерзанной груди
Сердца окровавленный лоскут,
А открою душу – погляди! –
Соловьи кержацкие поют.

Я не знаю, в дом какой войду
И предстану в доме перед кем,
Но весёлый шорох наведу!..
А умру – печально будет всем.

К 65-летию со дня рождения Владимира Миронова всё тот же Владимир Новиков издал ещё одну книгу: В. Миронов. «Я... вернусь!» Она выгодно отличается от всех предыдущих. Объёмная (более 300 страниц), в солидном крепком переплёте, есть фотографии, есть статьи о творчестве поэта его друзей, известных нижегородских авторов: Валерия Шамшурина, Юрия Адрианова, Натальи Русовой. Большую статью – разбор творчества Миронова – написал для книги известный московский литературовед, эссеист Геннадий Красников.
Хорошая книга. Печально лишь то, что сам Владимир Константинович не смог подержать её в руках, пошелестеть страницами, порадоваться. Всё это можем сделать мы.

Кто смел называться поэтом –
Тому, как стрижу, кружить в небесах
И земли не касаться порочной!
Я росчерком быстрым судьбы приговор подпишу –
Возьму чемодан и уйду на вокзал полуночный...

...Смиренным даётся дорога, безумцам – стезя.
И вы не рискуйте за мною лететь и разбиться!
Я падал так низко, что вам и представить нельзя.
Я так возносился, что вам никогда не приснится.

В литературной гостиной Центральной библиотеки на почётном месте висит портрет Владимира Миронова кисти ещё одного «родниковца» – Николая Петрова. Здесь по-прежнему собираются поэты, участники литературно-творческого объединения «Родники». Они читают стихи, в том числе и стихи Владимира Миронова.

На песчаной дороге следы глухаря.
Царство сладостных грёз, тишины и покоя.
Здравствуй, лес, золотая моя чапура
и пьянящая душу смолистая хвоя!

Серебристый ручей, ты меня позабыл!
Затянулась на дубе от ножика метка.
Я босой и весёлый сюда приходил,
да с тех пор пролетело немало – полвека.

Ты же, как пацанёнок, играешь, журчишь
и ныряешь под корни, в завалы, в осоку.
В нашей жизни людской, синеокий малыш,
разрывается сердце, не ведая сроку...

Сколько мог бы вопросов я Богу задать –
у Него бы на все не хватило ответов!
Я пришёл попрощаться. Ещё – помолчать.
Главных слов иногда не хватает поэтам.

На минувшей неделе вместе с поэтом Натальей Остафийчук мы побывали в комплексном центре социального обслуживания населения. Говорили о Миронове, о его книгах, стихах, слушали в записи песни в исполнении В. Широкова.
Среди слушателей группы тоже нашлись те, кто был знаком с Владимиром Константиновичем, у некоторых даже бережно хранятся книги с дарственной надписью автора. Своими воспоминаниями о поэте поделилась и Наталья Владимировна, хорошо знавшая Миронова по занятиям в литературном объединении «Родники», по поездкам на станцию Озеро, где стоял когда-то мироновский отчий дом.
Сама она тоже пишет замечательные стихи, некоторые из них она прочитала, что тоже вызвало у слушателей неподдельный интерес. Одно из стихотворений посвящено Владимиру Миронову, его родительскому дому на станции Озеро. К сожалению, дома того давно уже нет, а стихи остались.

И вновь мы у его порога,
Шум электрички за окном.
Воспоминанья все о нём,
Воспоминанья – их так много...

Тропа, крыльцо, веранда, дом,
Зелёный дуб стучит по раме.
Всё сделано его руками,
Его заботой и трудом.

На полках – книги, словари,
Стихи в дешёвых переплётах.
Над ними много он работал,
Писал все ночи до зари.

Рыбачья лодка сиротою
Лежит, в песок уткнувшись носом.
Плеск рыбы, чаек крик над плёсом,
Да озеро шумит волною.

А мы мечтаем лишь о том,
Что он придёт, он к нам вернётся,
И промелькнёт в закате солнца
Его пилотка за окном.

Кстати, сборник В. Миронова «Я... вернусь!» можно приобрести в личное пользование. Обращайтесь в Центральную библиотеку.

Надежда УЗДЕНЁВА
Фото Валентина СТЕПАНОВА


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle