Степану Ивановичу Залетневу в следующем году исполнится 90. Рассказать о нем нам предложили его односельчане из поселка Керженец. И дело здесь вовсе не в возрасте – просто человек он интересный, со сложной, богатой жизненной историей

Несмотря на столь почтенный возраст, ветеран Великой Отечественной на здоровье почти не жалуется, сетует лишь, что память в последнее время стала немного подводить да головные боли нередко мучают.

«Людей нет… только солдаты»

-Забывать все стал, могу и перепутать что-нибудь, вы уж меня за это простите, – начал беседу Степан Иванович. – Родился я в деревне Пустынь, и, как все деревенские дети, с малых лет привык к труду – ухаживал за скотиной, вместе с отцом работал в колхозе. А отец мой контузию получил еще во время гражданской войны. Ох, нелегко тогда было, времена-то не то что сейчас – пошел в магазин и купил, что хочется, лишь бы деньги были. Тогда, в тридцатые годы, без своего огорода было не обойтись. Да и огородничать-то приходилось урывками – все время колхозная работа отнимала.

В семнадцать лет Степана Ивановича призвали в армию. Шел 1943-й, молодого солдата направили в Гороховецкие лагеря.

- В общей сложности я служил семь лет. Трудно очень было, голодно, – вспоминает ветеран. – Знаете, как про Гороховецкие лагеря служивые говорили? «Леса нет – одни сосны, воды нет – одни болота, земли нет – один песок, людей нет… только солдаты». После меня отправили на второй Прибалтийский фронт, затем – Восточная Пруссия, Дальний Восток.

Когда служил во Владивостоке, заболел тифом. В годы войны каждый второй, наверное, столкнулся с этой болезнью. Еще бы, ведь помыться удавалось раз в месяц, кушали черствый хлеб да воду. Я служил в саперной бригаде, мы минировали леса и поля, а мины-то на 30-40 килограммов тянули. Вы не смотрите, что я такой щупленький – силы во мне и сейчас много, а в молодости еще крепче был. Так вот, меня больного, без памяти отправили в военный госпиталь на Сахалин. Очень мне повезло – врач попалась женщина жалостливая, она-то и похлопотала о моем переводе. И до конца войны я был военным регулировщиком на автодроме. 

О медиках Великой Отечественной войны можно говорить долго – они боролись за жизнь и здоровье каждого солдата, а в госпитале, знаете, сколько таких было? Молодых парней привозили без рук, без ног, с осколочными ранениями, а болезней из-за антисанитарии вообще не счесть. И врачи, даже при огромной нехватке медицинских препаратов старались сделать все возможное, а порой и невозможное.

Любая работа поможет выжить

После демобилизации Степан Иванович отправился к тетке в Горький. Вообще, в жизни нашего героя так или иначе прослеживаются счастливые судьбоносные встречи.

- Иду как-то по улице в Горьком, а навстречу – военный. Так пристально на меня посмотрел, оглянулся, а затем окликнул: «Ты на Сахалине был?», – рассказывает Степан Иванович. – Оказывается, он меня хорошо запомнил, когда мы их груз в машинах проверяли. Разговорились, и он помог мне поступить учиться на шофера. А у меня образование всего 4 класса… Потом я работал крановщиком на портальном кране на реке Ветлуге. Да чего там, за любую работу брались, лишь бы выжить. Страна после войны с трудом восстанавливалась, а в маленьких селах и деревнях могли выжить только за счет своего хозяйства.

«Главное, чтобы близкие были рядом»

Приехал я как-то в гости к тетушке в деревню Богоявление, – продолжает вспоминать Степан Иванович. – И она решила меня познакомить с девушкой, которая по направлению приехала туда работать воспитателем в детский дом. Свою Зинаидушку я полюбил сразу – красивая, озорная, добрая и нежная. Я каждый день ездил к любимой, мы долго гуляли, беседовали на разные темы, и всегда мне с ней было интересно. Она была человеком уважаемым, несколько лет ее портрет висел на Доске почета. Вскоре мы поженились и начали строить дом в поселке Керженец. Обзавелись хозяйством, стали растить двоих детишек – Марию и Николая. 

- Моя Зина была мудрой женщиной. Я даже не помню, чтоб мы ругались, – продолжает Степан Иванович. – Я всегда старался ей угодить, очень ее любил… Да и сейчас люблю! Девять лет назад она умерла, и все это время я живу один. Тоскую очень по ней, каждую ночь мне снится. 

Сын тоже живет в нашем поселке, частенько проведывает. Дочка Мария каждые выходные приезжает ко мне. Вот в такие моменты я и сам оживаю, хочется двигаться и что-то делать. С пятницы я начинаю готовить что-нибудь вкусненькое, чтобы побаловать своих родных. Вместе с дочкой, внуками и правнуками сажаем огород, убираемся в доме… А что мне в мои девяносто еще нужно? Главное, чтобы близкие были рядом! Разве можно себя чувствовать старым, когда ты любишь и любят тебя?  

   
   
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018