Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
01.12.2018 г.

Сколько бы ни придумали хороших, правильных слов, определяющих состояние инвалидов, писать и говорить об этом всегда тяжело, особенно если дело касается детей.

Да простит меня старик Шекспир, но нет повести печальнее на свете, чем та, в которой есть больные дети. И это действительно так, но только в том случае, если все детские страдания, боль и ограничения не возьмут на себя взрослые.

Девятилетнему Денису БАРЫШЕВУ в этом смысле крупно повезло – его мама Лена, выражаясь высоким слогом, положила свою собственную жизнь на алтарь жизни своего сына. Но сама она подобных высокопарных выражений не признаёт и говорит, что ничего особенного не делает, просто очень любит своего сыночка и хочет, чтобы он был счастлив. И у неё это прекрасно получается.

15 ноября у Дениса был день рождения. Что пришлось пережить маме с сыном за эти девять лет, невозможно описать в одной статье. Но результат, как говорится, налицо, и он – потрясающий!

Другой-то жизни он не знает…

- Лена, как ты пережила момент, когда поняла, что твой новорождённый сын болен?

- Сейчас уже трудно передать те мои мысли и переживания. Опасения возникали уже во время беременности, врачи предупреждали о возможных трудностях. Но я всегда верила, что всё будет хорошо. Даже когда после родов моего сыночка сразу отправили в реанимацию, я верила, надеялась и молилась, как могла. Даже когда он по три часа находился под наркозом во время постоянных операций, я знала, что всё будет хорошо. Даже когда нам поставили страшный диагноз ДЦП, я упрямо верила, что у нас это будет не в самой тяжёлой стадии, и мы обязательно справимся. Не знаю, что это было – глупость моя или упрямство, или эгоизм, не позволяющий даже допустить, что у меня в жизни что-то будет очень плохо. Но с той самой реанимации для нас и началась больничная жизнь, хождения по мукам. Они до сих пор продолжаются, только мы их воспринимаем не как муки, а как повседневность. Другой-то жизни, без операций, трудностей, лекарств, преодолений мой Денька не знает…

- Но ты-то знаешь другую жизнь. Тебе-то как удалось сломать все прежние стереотипы и начать, можно сказать, с чистого листа? И удалось ли?

- Думаю, что удалось. Ту, прежнюю жизнь я теперь вспоминаю как цветную картинку в калейдоскопе, яркую, меняющуюся, но всегда позитивную. Казалось, что так будет всегда, всё будет удаваться и сбываться. У меня была прекрасная работа, я постоянно повышала свой профессиональный уровень, училась, практиковалась. Было много друзей, много встреч и знакомств, одним словом, жизнь моя была как один большой непрекращающийся праздник. Но когда-то ведь и будни должны наступить. Я об этом задумалась, и решилась на самый важный шаг в своей жизни. Я решила родить ребёнка в 35 лет. Но, наверное, слегка припозднилась…

- Жалеешь теперь?

- О том, что родила, не жалею ни капельки, а вот о том, что поздно, – да. Всё-таки всему своё время, и такой возраст для рождения первого ребёнка всегда чреват опасностями. Но я не слушала никого. Зато у меня есть сын, и он лучший на свете. Конечно, и мне частенько приходилось кричать в пустоту: «За что мне это?» Но кто без таких вопросов в жизни обходится? Просто у каждого своя тема, своя боль, свои проблемы. Признаюсь, мне было очень тяжело, года два… Никак не могла это принять. Но когда приняла – как будто глаза по-новому открылись. Вот она, моя настоящая жизнь, а не тот вечный праздник. Сначала ещё пыталась идти по линии наименьшего сопротивления, к маме обращалась с просьбой хотя бы полдня посидеть с Денькой, чтобы мне можно было не бросать работу. Но она категорично отказалась – боялась она, что не справится. Тогда я поревела немного да и произвела полную перезагрузку своей жизни.

Позитивный – весь в маму…

- Не секрет, что многие родители, как будто стесняются своих особенных детей. На улицу с ними практически не выходят, ничего о них не рассказывают. А вас в городе, кажется, уже все знают, и встреча с вами, с Денисом всегда вызывает улыбку и позитив. Это у тебя такая методика преодоления трудностей или что-то другое?

- Да, мы ходим везде, где нас принимают. С четырёх лет – в ФОК, в бассейн, на АФК. В санатории ездим, в «Юном нижегородце» нам очень нравится. Не понимаю, почему многие игнорируют такие предложения. Православный центр «Сретенье» нам очень помогал адаптироваться. Потом вот в детском саду «Ромашка» группу специальную создали – это уж вообще, можно сказать, чудо. Я сначала не думала ни о какой методике, просто решила, что уж коль дано нам такое испытание, то ни к чему полностью отказываться от своих привычек. Я всегда любила гулять, встречаться с людьми, ходить в гости, и теперь вижу, что моему сыну это только на пользу. И ещё мне хочется, чтобы все увидели, каких высот мы достигли. Он всегда общается с людьми, с детьми, и я уверена, что ему даже в голову не приходит, что он какой-то особенный. А потом, общаясь с психологами, я узнала, что это и есть самая правильная методика воспитания инвалидов.

- Говоря о достигнутых высотах, ты что конкретно имела в виду?

- Во-первых, это первые почти самостоятельные шаги, при том, что об этом вначале даже речи не было. И, конечно же, школа, первый класс! Это уж для меня совсем было за гранью фантастики. Но за этим стоит наш с ним титанический труд и терпение. Операции следовали одна за другой. Вот совсем недавно с очередной вернулись, теперь у Дениса все ножки в шрамах. Ему и мышцы постоянно подрезают, и кости переставляют. Я его боль как свою чувствую, но всё равно заставляю заниматься. Он ревёт, ругается, кричит, что не хочет он ходить, ему и так хорошо. Но когда в класс зашёл сам с «крабом» (это костыль такой), дети все бросились ему навстречу и закричали: «Ура, Денис сам ножками идёт!» Я видела, как ему приятно. А про меня уж и говорить нечего.

Чур, я с Денисом сижу...

- Неужели и правда дети так реагируют? А всё говорят, что наши дети жёсткие и бессердечные.

- В нашем классе, по-моему, лучшие дети, потому что учительница лучшая. Наша Татьяна Фёдоровна (Т. Ф. Мадам – авт.) – настоящая мама. Она всю свою доброту детям передаёт, и они учатся, можно сказать, на живом примере. Мой Денис у них в любимчиках ходит. Девчонки ему записки пишут и наперебой стараются помочь. У него проблема с мелкой моторикой, письмо ему плохо даётся, так они за него чего хочешь напишут.

Во время нашей беседы Денис как раз был занят уроком по письму, Татьяна Фёдоровна пришла к нему на дом. Она тоже подтвердила, что Денис в их классе на особом положении, но не потому, что инвалид, а потому что очень светлый, добрый и красивый мальчик – одни глаза с длиннющими ресницами чего стоят… В классе даже очередь установили, когда кто из девчонок с ним за партой сидеть будет. Теперь это для одноклассников вроде поощрения. А в день рождения устроили ему настоящий праздник. Письма писали, рисунки дарили, стихи сочиняли. «Покажи язык болезни, на ноги вставай скорей…» – так начиналось одно из поздравлений.

Читает Денис очень хорошо, память – отменная. Вот с письмом трудновато, но скоро в классе для него установят компьютер, и он сможет набирать тексты. А без каллиграфического почерка можно и обойтись. В свои девять лет Денис был полностью готов для первого класса, и программа ему даётся легко. А для одноклассников дружба с Денисом даёт только положительные результаты. Ну, а ему – тем более.

Учительница по физкультуре Ольга Александровна Смирнова тоже приходит к Денису на дом и тоже отзывается о нём только в самой превосходной степени.

- Хороший мальчишка, настолько позитивный, что я сама заражаюсь хорошим настроением. Знаю, что после операции ему очень тяжело, но мы с ним уже и на коленочки встаём, и приседаем немножко. У них и дома почти настоящий спортзал, всё самое необходимое есть. На степпере Денис упражняется. Я думаю, что он обязательно будет ходить.

Мама тоже в этом уверена.

- Ну не зря же всё это, – говорит Елена, – все наши старания, боль, слёзы. Я ведь не жду, что он у меня учёным станет; главное, чтобы он научился жить в этом мире и воспринимал себя как его неотъемлемую часть. Тогда и мир будет воспринимать его правильно. Я не строю себе иллюзий, знаю, что эта болезнь очень коварная, и вслед за большим прорывом может прийти сильнейший спад. Нервная система – дело тонкое, тут всё зависит от настроя. Вот мы и стараемся настраиваться только на позитив. Вот дачу купили, летом будем там жить, огород сажать, в речке купаться, на рыбалку ходить, в лес по ягоды. Будем познавать мир во всех его проявлениях. А пока у нас нет ни одной свободной минуты, весь день расписан, только бы всё успеть.

- Ты можешь назвать свою жизнь борьбой?

- Говорят, вся жизнь – борьба, у кого за что. Но я свою не стала бы так называть. Трудности есть, радости тоже. Всё как у всех. Я просто живу и учу жить своего сына, желательно с оптимизмом. У нас получается… А ведь когда-то врачи говорили, что мой сын будет растением…


Система Orphus

   
   

   

   
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

Мы в соцсетях  

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018