Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
06.10.2021 г.

Наш город стал богаче на ещё одного заслуженного человека. 1 октября Лилии Сергеевне БАДЕЙНИКОВОЙ присвоено звание «Заслуженный ветеран Нижегородской области».

Такие торжественные моменты всегда вызывают у людей, в частности, у наших читателей, законный вопрос: за что, почему именно ей (ему) оказано такое внимание и почёт? Давайте разбираться.

- Я – самый обычный человек, и не могу сказать, почему выбрали именно меня, – призналась Лилия Сергеевна. – Но мне очень приятно. Когда позвонили из Совета ветеранов и сказали, чтобы готовилась, я поначалу даже растерялась и разволновалась. Я, если честно, не очень люблю какого-то повышенного к себе внимания – нас в детстве так строго воспитывали, что я всю жизнь каждый такой момент, каждый знак внимания со всех сторон рассматриваю, обдумываю. Всё мне кажется, что есть другие, лучше меня, достойнее.
Безусловно, достойных этого звания людей в нашем округе очень много. Поинтересуйся судьбой каждого второго ветерана, и всегда найдутся аргументы за то, чтобы назвать его заслуженным.

Лилия Анкудинова родилась в Семёнове в 1937 году, пятым ребёнком в дружной, но очень скромной во всех смыслах семье. Весьма скромный достаток не стал помехой для увеличения семьи ещё на двух домочадцев. То есть после Лилии родились ещё две девочки.
- Наша семья переехала в Семёнов из Горького ещё до войны, – вспоминает Лилия Сергеевна. – Папа был очень строгий, мама, хоть и слушалась его во всём, но всегда старалась его строгость хоть немножко смягчить. Она сиротой была, родилась в Белоруссии, а потом её в Горький отправили в детский дом. Она на швею выучилась, а в семнадцать лет с отцом познакомилась. Тогда не принято было как-то семьи планировать, задумываться, сколько детей будет, но маме всегда хотелось, чтобы родных людей было больше. Вот мы, все семеро, и родились. Родилось-то даже больше, выжила только наша, видно, самая сильная, семёрка. И какие имена папа детям давал: Роберт, Римма, Сусанна, Генриетта, Лилия! А потом, как сам признавался, устал – сказал: дальше сами имена выбирайте. Ну, а мы с мамой не стали ничего придумывать, назвали двух младших сестричек Людой и Галей.
Папа в первый же день войны на фронт ушёл, служил в артиллерии. Здоровье своё на войне очень подорвал, особенно сердце, потом всю свою недолгую жизнь болел. А умер в 48 лет. Когда с фронта вернулся, стали они о переезде задумываться – голод был, хотелось поближе к земле перебраться. Выбрали Семёнов. Дедушка немного денег скопил, на смерть, так вот на них и купили домишко на улице Некрасова. Отец во «Вторую пятилетку» устроился вулканизатором. Меня на работу частенько брал, я даже помогала ему. Училась я в школе №1. Что-то ничего из школьной жизни припомнить не могу. Хотя вот в память врезалось, как плакала перед выпускным вечером, когда мне не в чем было пойти. Дали нам тогда соседи платье штапельное взаймы, в нём и пошла.
А после школы сразу на работу устроилась – в ту же «Вторую пятилетку» библиотекарем. Комсомолкой я была очень активной, и вот дают мне путёвку на стройку Братской ГЭС. Как решилась, сама не знаю, ведь совсем ребёнком была, да ещё худенькая, чуть не до прозрачности. Но мы все тогда были – настоящие энтузиасты, да и дороги все были открыты, как в песне. Хотелось испробовать всё. Хлебнула лиха по полной, но всё как-то весело было, интересно. Строили мы подход к Братской ГЭС, шурфы долбили в вечной мерзлоте. Тяжеленные шпалы на трёхметровую высоту насыпи на себе таскали. Где только силы брала? И себе бараки строили. На стройке и познакомилась со своим будущим мужем Альбертом. Он – сибиряк, сильный, здоровый, видел, как мне тяжело, свой шурф выдолбит и мне на помощь идёт. Вот такая у нас была романтика, такая вот комсомольская любовь, такие знаки внимания, не цветочки-конфетки-стишки, а настоящая помощь.

Да, похоже, именно такая любовь, закалённая трудностями, становится самой настоящей, крепкой и вечной. Лилия Сергеевна понимала, что красивый парень выбрал её и уже всё для себя решил, но каждый раз, когда он произносил слово «загс», что-то девушку останавливало и даже пугало.
- Долго я не могла решиться на такой шаг. Помню, с подружкой поделилась своими сомнениями, а она удивляется: «Ведь он так на тебя смотрит, когда в автобусе едем! Но уж если не хочешь замуж, скажи, что нет здесь загсов, давай ещё повременим». Раз так сказала, второй, а на третий он говорит, что можно в Братск съездить, там зарегистрироваться. Так что отступать мне было уже некуда. Поженились, стали жить – он в одном бараке, я в другом.

Тяжёлый труд на стройке ГЭС компенсировался не только романтикой молодости, но и вполне себе материальным благополучием, продуктами и импортными вещами снабжали там хорошо. Купить можно было очень многое, только вот носить всё это некуда.

- На свою самую первую получку я купила огромный кулёк конфет, – вспоминает Лилия Сергеевна, – я страшная сладкоежка была, всегда конфет хотелось. Пришла в барак, повесила сетку с конфетами на гвоздик, чтобы видеть всю эту красоту, и так, одна по одной, всё и перетаскала. Такая счастливая была, что могу себе такую роскошь позволить! И так хотелось впрок наесться, потому что знала – транжирить нельзя, я все деньги домой отправляла. Материю китайскую, помню, привезли, давали по нескольку метров в руки, так я упросила тех, кому не нужно, сходить со мной, и мне целый рулон, на весь барак, продали. Отправила маме, она белья постельного нашила.
Семейная жизнь Бадейниковых, хоть и узаконенная штампом в паспортах, была мало похожа на семейную. Жили в разных бараках, встречались только на работе, да и то не всегда. На вечерние прогулки частенько сил не оставалось. Иногда девчонки по бараку шли навстречу, оставляли молодожёнов вдвоём. Но и это не семья, когда ни угла своего, ни стола, ни чайника.
- Долго у нас ещё настоящей семьи не было. Я очень по дому скучала, и вот дали мне отпуск. Стала я мужа уговаривать вместе поехать, а он ни в какую – никак стройку свою оставить не хотел. Уехала одна. Времени у меня на раздумье много было, да и родина так затянула! Решила в педучилище поступить. Целый год проучилась, а сердце-то не на месте: как там мой муж? Забрала документы и вернулась. А мужа-то уже и нет – уехал в Иркутск. Сижу и не знаю, чего делать. Подружка Роза пожалела, дала мне денег на билет. Как сейчас помню эти пачки по три рубля. Купила я билет на самолёт и рванула к мужу. Доучивалась уже там и потихоньку уговаривала мужа перебраться к нам, в Семёнов. Так и добилась своего.

В Семёнове Альберту понравилось, и тёща приняла очень хорошо. У неё и жили первое время. Но семья опять не складывалась, опять, как в песне: «Дан приказ: ему – на запад, ей – в другую сторону». Муж поступил в вечернюю школу, а жену направили в поломскую школу старшей пионервожатой. Опять врозь, опять проверка чувств разлуками и расстоянием. Статус затянувшихся молодожёнов никак не переходил на новый уровень.

- В Поломе я недолго работала, перешла в шестую школу воспитателем в группу продлённого дня. Вот тогда нам квартиру дали на улице Краюшкина, в деревянном двухэтажном доме. Альберт в строительный техникум поступил, работал мастером в СМУ. Тогда пятиэтажки уже начали строить, можно сказать, что все они его были. В одной нам и дали благоустроенную квартиру. Меня перевели учителем начальных классов, а потом я стала работать в детском саду «Колосок» – там как раз организовали начальную школу. Сейчас вспоминаю и всё больше убеждаюсь, что это была прекрасная практика. Дети, играя, учились и гораздо лучше усваивали самый главный, самый первый в жизни образовательный материал.

Супруги Бадейниковы – это, можно сказать, собирательный образ героев эпохи развитого социализма, у которых не возникало вопросов, когда партия говорила: «Надо!» Надо на стройку – значит, на стройку. Надо в глухую деревню – значит, туда. Надо забыть про комфорт и мещанский семейный уют – значит, надо.
- Я в партии да самого её последнего дня состояла, – говорит Лилия Сергеевна. – И комсомольским секретарём была, и партийным. То есть всегда – общественницей. Но работа с детьми – это главное дело и любовь моей жизни. Я до семидесяти лет в саду работала. Мои ученики своих детей ко мне приводили, а потом и внуков. Да и сейчас многие просят позаниматься с ребятишками. А я не отказываю, пока могу, так почему не помочь? Я не умею без дела сидеть – болеть сразу начинаю.

Был момент в жизни Лилии Сергеевны, когда бежать никуда не хотелось, ни о чём не хотелось думать, когда казалось, что жизнь кончилась.
- Мы хорошо жили с моим мужем, так редко живут. Видно, здорово закалилась наша любовь в молодости. Двух сыновей воспитали, за которых не стыдно перед людьми. Я совсем не замечала, что годы идут, не ощущала возраста. Всегда вместе, всегда в согласии, с полуслова друг друга понимали. Золотую свадьбу встретили как подарок судьбы. Ведь не было у нас в молодости настоящей-то свадьбы. А тут такой праздник! Отметили, ещё песню вспомнили, что нисколько мы с тобой не постарели… А через два месяца не стало моего мужа. Будто свет померк. Не знала, как жить дальше буду. А вот уж двенадцать лет живу.

И не просто живёт Лилия Сергеевна, а по-прежнему жизнь её кипит. Дом и небольшое хозяйство в Жужелке содержит не хуже, чем при муже. Это – место силы для всей её семьи, детей и внуков. И до самого снега в свои 84 года она ездит туда на велосипеде.
- Мне дети помогают, но вся основная работа, конечно же, на мне. Я так люблю, когда ко мне в гости приезжают! Хочется и накормить, и с собой дать. Это очень приятно, когда ты нужен, когда тебя просят: «Бабушка, испеки шарлотку или пиццу». Я для них живу, и хочется подольше пожить.
Но не только для своих собственных детей живёт Лилия Сергеевна. На посту председателя Совета ветеранов школы она немало сделала и делает для своих коллег. Кажется, в этой женщине неиссякаемый источник энергии. Велосипед она меняет на палки для скандинавской ходьбы, с огорода спешит на занятия с детьми. Пятый этаж, на котором она живёт, вовсе не помеха, а наоборот, плюс – девяносто ступенек сплошной пользы. Побегаешь раз по пять в день туда-обратно – вот тебе и зарядка. А когда становится тяжело на душе или дадут о себе знать старые болячки, мчится к своему доктору в Нижний Новгород, который открыл для неё таинственный мир эзотерики. Да, Лилия Сергеевна уже давно изучает эту науку. Эзотерика помогает ей познать мир и себя в этом мире. Она не позволяет стареть ни духовно, ни физически и даёт стойкое убеждение, что жизнь прекрасна во всех своих проявлениях.

Да, уж Лилию Сергеевну, похоже, старость точно дома не застанет. Только и переживает она, что давненько в бассейне не была из-за пандемии. Но нынче обязательно пойдёт, а то что-то суставы начали шалить.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

За мир
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel