Юлия КОМОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
21.04.2021 г.

Голод, холод, непосильный труд... Со слезами вспоминает Пелагея Даниловна Миронова со станции Осинки о тяготах военных лет, никому не желая пережить то, что выпало на долю её поколения. В мае труженице тыла исполнится 96 лет.

Жизнь как биография страны

Последние три года она не выходит из дома – отказали ноги из-за травмы. Но при этом держится бодрячком и, конечно же, активно следит за политической жизнью страны. Впрочем, по ней самой можно изучать историю нашего государства – родившаяся через семь лет после Октябрьской революции 1917 года, она пережила коллективизацию, Великую Отечественную войну, восстанавливала народное хозяйство в тяжёлые послевоенные времена, вошла с многочисленным советским народом в эпоху развитого социализма, застала все «прелести» перестройки, распад СССР, в очередной раз закалила характер в лихие девяностые… Остаётся удивляться памяти женщины: спроси её о событиях полувековой давности, и она вспомнит всё в мельчайших подробностях, вплоть до имён и конкретных дат.

Родилась Пелагея Даниловна в деревне Кулагино в большой семье: родители, три девочки и два брата. Детей в семье было бы больше, да трое ребятишек умерли в малолетстве. В хозяйстве была корова, а ещё поросята, овцы, куры. Шла размеренная крестьянская жизнь, и вдруг – война.
- Я только семь классов окончила, – рассказывает Пелагея Даниловна. – В деревенском клубе у нас был красный уголок для молодёжи, мы как раз 22 июня там отдыхали – воскресенье же. Зашёл колхозный бригадир и сказал нам о начале войны. Бабёнки заохали – мужиков-то заберут! Я было хотела дальше идти учиться, а старший брат – он тогда уже в городе жил – говорит: «Нет уж, тепереча меня заберут, тебе сподоблять некому!». Вот и пошла я работать в колхоз.

«Пролетят, и всё!»

А в сентябре 41-го молоденькую колхозницу Пелагею – тогда просто Полину – отправили копать оборонительные рвы в Борский район.   
- Ой, как немцы автозавод бомбили! До того страшно! – вздыхает Пелагея Даниловна. – Мы копали противотанковые рвы почти у самой Волги. Густого леса там не было – орешник небольшой рос, а самолёты то и дело над головами летали, низёхонько так. Долетят до Горького, бомбы сбросят и опять на эту сторону. Мы самолёты завидим – кто в ямы ложится, кто под куст. Один мужик говорил: «Ничего они нам не сделают, пролетят, и всё». Глупый – пошёл ближе к берегу и кричит: «Мы вам ещё отомстим!». А из самолёта автоматная очередь – убило мужика.

Тогда из деревни Кулагино на тяжёлые оборонительные работы отправили более тридцати женщин. Позже уже, зимой, бригаду перебросили на станцию Чулково в Гороховецкий район. На работу приходилось идти пешком за десять километров по лесу, трудились каждый день от темна до темна.
- Не знаю, сколько по времени работали – часов-то тогда не было, – рассказывает Пелагея Даниловна. – Часы только у бригадира имелись. Подойдёт, бывало, посмотрит на них, торопить начнёт: мол, лучше, бабёнки, копайте, чтоб бугорков не оставлять. Так и не спали почти, вечно голодные… Руки к лопате примерзают.

Домой Пелагея попала лишь на Рождество.
- Вернулась, и сразу вызывает меня председатель в контору, – вспоминает героиня. – Пришла, а он мне повесточку: на-ка, иди работай в лес на заготовки. Труд тяжёлый, никто особо не шёл, так по повестке отправляли. А не пойдёшь – под суд отправят да шесть месяцев принудиловки дадут вдобавок. Нас взяли пять человек, я самая молоденькая. Через две недели пришёл технорук – зачитывал технику безопасности да переписывал, кто с какого года рождения. Внимательно на меня посмотрел: «Пошто ты в лес-то пришла?». А чего я отвечу: «Куда деваться? Повестку дали». Написал он мне бумажку, я председателю отнесла. Три дня дома побыла – опять вызывают. А тогда буря снежная прошла, всю железную дорогу завалило. Так всех бабёнок, выростков, всех на линию с лопатами отправили. Да так и осталась там работать. Хлеб выдавали по восемьсот граммов да зарплатку небольшую. Участок у нас был от Деянова до Линдовского моста: шпалы подбивали, рельсы меняли.

А однажды Пелагее Даниловне из-за этой работы на железной дороге пришлось… предстать перед судом.

Суд идёт

Ранним утром в дом постучала односельчанка:
- Полин, тебя под суд отдали! Выработки колхозной у тебя не хватает!
Мать – в слёзы, Пелагея – бегом к мастеру. Тот успокоил, позвонил на станцию. Так девчушка заручилась справкой, что последнее время работает на железной дороге.
- Помню этот суд, как сейчас. Клуб полный народа: бабы, парни, молодёжь, все подсмеиваются, перешёптываются, – рассказывает Пелагея Даниловна. – Судья тогда был Жаринов – строго спросил, почему дни не выработаны. Я ему справочку. А председателем у нас тогда один эвакуированный был, так он судье: дескать, справочка-то поддельная. На что Жаринов почитал, повертел: печать, подпись – всё имеется, и ответил ему: «Товарищ Кошель, мы начальнику станции ещё доверяем. Ему весь Союз доверяет – работает на всю дистанцию от Сухобезводного до Каликино». Вот так суд и прекратился.

Затем вновь была повестка на работу в колхоз. В колхозе Пелагея и новость о Победе встретила.
- Мы в поле пахали, картошку сажали. Идёт бригадир: «Девчонки, я вам радость принёс – война кончилась!». Мы верёвки у плуга побросали, бабёнки заревели. Радость, она, конечно, радость, но и слёзы: мужиков-то поубивало. Из Кулагино одним днём забрали тридцать пять человек, а вернулись четверо…

Почём фунт лиха

Весной 49-го Пелагея Даниловна перебралась на станцию Осинки, получила квартиру в бараке. Маму перевезла, да и корову не забыла – кормилица всё-таки. Старший брат прошёл всю войну, вернулся раненый, а младший служил лётчиком, погиб в 44-м.  

Всю жизнь Пелагея Даниловна трудилась – то на лесозаготовках, где, кстати, и познакомилась с будущим мужем Яковом Ивановичем, то в колхозе. Довелось поработать и десятником.
- Молодёжь нынче, наверное, и не знает слов-то таких, – улыбается наша героиня. – Работа десятника заключалась в приёмке лесозаготовок: приедешь в делянку к бригаде, всё пересчитаешь, дрова примешь, лес скубатуришь, всё запишешь в блокнотик... Что говорить, жизнь была нелёгкой: на работе устаёшь, дома за скотинкой походишь, детей оденешь-накормишь. Но знаете, я считаю, что человек тем дольше живёт, чем больше трудится – лениться нипочём нельзя.

Мужа своего Пелагея Даниловна схоронила девятнадцать лет назад. И вот ещё одна беда – третий год не может встать на ноги. За ней сейчас ухаживает дочь Альбина.
Семья многочисленная и очень дружная, часто бабушку навещают внуки и правнуки – помогают, заботятся.

А по вечерам наша героиня обязательно включает телевизор и смотрит политические программы. Она всех нынешних депутатов и экспертов знает пофамильно. Бывает, и поспорит с героями экрана: ой, не знают они, нынешние дяденьки в галстуках, почём фунт лиха…


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel