Печать
Категория: Наши люди
Просмотров: 358

Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
21.04.2021 г.

Допускаю, что об этой праздничной дате знают не многие из наших читателей, возможно, даже перелистывают равнодушно листок календаря, не пытаясь вникнуть в её смысл. И совершенно напрасно, поскольку смысл этой даты достаточно глубок и интересен.

Мы живём по законам местного самоуправления с тех самых спорных, неоднозначных, революционных девяностых, когда реформировалось буквально всё. Только вот реформы конца второго тысячелетия значительно отличались, скажем, от петровских. Если великий и непревзойдённый царь-реформатор вносил в жизнь России что-то новое, ранее неизведанное, то мы в основном пользуемся плодами его деятельности. Но если это хорошо, то почему и не попользоваться? Одним словом, всё или почти всё у нас в России когда-то уже было, и Жалованную грамоту на права и выгоды городам, с которой и началась в нашем государстве история местного самоуправления, издала и подписала Екатерина II ровно 21 апреля 1785 года.

Поговорить на эту интересную тему мы решили с человеком, которому она близка и понятна по определению. Алексей СТЕПАНОВ – председатель Совета депутатов, и кому, как ни ему, возглавляющему законодательную власть в нашем округе, знать, какие пользы, выгоды и права даёт нам всем институт местного самоуправления. И как генеральный директор АО «Ильино-Заборское» он может многое рассказать о тесной связи власти и народа.

Был вашим – стал нашим

Но разговор мы всё же начали не с политики, а с обычного знакомства, и выяснилось, что наш Степанов – не совсем наш, то есть не коренной семёновец, у него есть своя малая родина.
- Моя родина – Вознесенский район, красивейшие, святые дивеевские места, – рассказывает Алексей Владимирович. – Всё детство и юность у меня прошли в большом и богатом селе Бахтызино. Перед самым моим рождением родители переехали на время в Яблонку, там я и родился, но через полтора месяца они снова вернулись в Бахтызино. У нас был хороший совхоз, и что такое крестьянский труд и быт, я знал не понаслышке. Отца у нас не стало, когда я учился в первом классе, а мама всю жизнь работала на ферме дояркой и воспитывала троих детей. Нормальная у нас была жизнь: как могли, помогали маме. Учёбой тоже её не расстраивали. Я хоть отличником и не был, но учился легко, на твёрдую четвёрку. Спортом занимался – футболом, хоккеем, так что учёба где-то на втором плане была. Одним словом, в институт я не собирался. Но тут учителя начали убеждать, что в школе надёжных учеников раз-два и обчёлся, так что, говорят, давай-ка, готовься к поступлению в вуз. Но, видно, плохо подготовился – не поступил и даже не расстроился.

- Наверное, колхозная налаженная жизнь, которая всегда перед глазами, убеждала, что всё уже сложилось, и всё решено для вас?
- Может быть, потому и поступил на водительские курсы – решил, что они пригодятся и в армии, и в жизни.
- То есть выбрали для себя знакомую привычную колею? Неужели ни о чём не мечтали?
- Мечтал, наверное, но как-то больше приземлённо – не о космосе и даже не о высшем образовании. Но тут вмешалась судьба – пришлось нам пережить ещё одну трагедию, в армии погиб мой старший брат. Мама очень тяжело переживала это горе. И все стали меня убеждать, что нужно обязательно поступать в вуз, в этом случае мать хотя бы за меня будет спокойна. И я второй раз подал документы в сельхозинститут – поступил.

- Студенческая жизнь, большой город, новые друзья, увлечения – всё это не оторвало от родного колхозного гнезда?
- Нет, я всегда любил и люблю деревенскую жизнь, и студенчество было для меня временным этапом, хорошей ступенькой для полноценной жизни и работы в колхозе. Ну и ещё ступенькой в самостоятельную семейную жизнь стал для меня институт. Я здесь со Светланой познакомился, своей будущей женой. На третьем курсе поженились, потом дочка родилась. Так что дипломы готовили в короткие промежутки, когда дочка спала. Я всё подгадывал, чтобы защищаться не в один день, но так и не подгадал – пришлось Светиных подружек в качестве нянек нанимать, пока мы дипломы свои защищали.

- Куда вас распределили после института?
- Выбор был – или в Бахтызино, откуда мне направление дали, или в Ильино-Заборское, к жене на родину.

- Ну, выбор, похоже, очевиден? Почему всё же решили на семёновскую землю приехать?
- Да так получилось, что с Ильино-Заборским я познакомился раньше, чем с женой. У меня друзья-однокурсники из этого села, и когда я первый раз на 9 Мая приехал к ним в гости, то влюбился в здешние места сразу окончательно и бесповоротно. А когда узнал, что и Светлана отсюда, очень обрадовался. Поэтому проблемы выбора у нас практически не было.

- И как встретило молодых специалистов село?
- Хорошо встретило. Жили мы у Светиных родителей, я работал в колхозе инженером по технике безопасности, а вскоре пришла повестка в армию. Вернулся я лейтенантом запаса, и через неделю приглашает меня к себе Алексей Васильевич Чистяков, наш председатель. Говорит: «Я понимаю, что тебе ещё отдохнуть надо, но долго не загуливайся, есть должность для тебя – инженер по внедрению новой техники. И квартира почти готова». Так и началась наша настоящая жизнь. Жена бухгалтером в техникуме работала, потом сын родился. В 1987 году меня назначили главным инженером.

«Работа должна быть в удовольствие»

- То есть карьера шла в гору? Известно, что семёновский  народ славится своей северной закалкой, к особым сантиментам он не расположен и приезжих всегда встречает довольно осторожно. Как же вам так быстро удалось завоевать уважение и признательность?
- Насчёт уважения и признательности сказать ничего не могу, так это или нет, надо спрашивать у людей. А про себя я знаю, что всегда работал с удовольствием, а это даже не половина, а основная часть каждого дела. Я всегда говорю: если работа не приносит удовольствия, значит, ребята, что-то не то делаете, не так. Нельзя через силу сделать что-то хорошее и нужное, не получится. Нужен был колхозу трактор – я сам ехал на Минский тракторный, нужно ещё что-то из техники – опять еду выбирать.  Возможно, и везло, но везение это складывается не случайно. Я знал многих людей, от которых зависело что-то важное для жизни колхоза. Со всеми у меня всегда хорошие отношения. Это немаловажный момент в руководящей работе любого ранга. Ещё древние римляне утверждали, что главное хоть в мире, хоть в войне – это умение договариваться.  

- Был ли какой-то самый трудный период в вашей работе?
- Скажу, что легко не было никогда, потому что если легко, значит, по течению, а по течению – это неправильно. Чтобы что-то получилось, надо упорно грести и силы прикладывать.

- А как на всё сил хватает и времени?
- Опять же древние говорили: успевает везде тот, кто никуда не торопится. Перед семьёй, правда, чувствую себя виноватым. Не заметил, как дети выросли, потому что работа всегда была на первом месте. Каждое утро к 6.00 на разнарядку, и это уже вошло в привычку. Теперь если даже не надо так рано на работу, всё равно встаю, иду на пробежку.

- Интересно, как выживало ваше хозяйство в трудные перестроечные годы?
- Доставалось, как и всем в те годы. В 1988 году не стало нашего уважаемого председателя Алексея Васильевича Чистякова, это была настоящая трагедия. Хозяйство начало падать, выживали, как могли. Новый председатель Николай Михайлович Полетов старался, но справиться с новыми обстоятельствами было очень сложно. В 1997 году, перед выборами, ко мне пришли ходоки и заявили, что видят меня в роли руководителя. На выборах голоса в мою пользу составили 90%. Это было и большим признанием, и серьёзной ответственностью. Я приступил к должности председателя, когда коровы давали по 2 тонны молока. Чтобы понять суть этой цифры, скажу, что  сегодня каждая наша корова даёт в год больше одиннадцати тонн. С каждым годом мы помаленьку наращивали обороты. Думаю, даже бог видел, как мы стараемся, и помогал нам. В 1999 году мы реформировались, хозяйство стало называться именем Чистякова, который навсегда остался нашим добрым символом и путеводной звездой. Когда-то именно он благоустраивал жизнь наших людей. Строились школа, больница, Дом культуры, техникум. Мы сейчас практически повторяем его путь, всё, что было нарушено, стараемся возобновить и дополнить. Проект на газификацию села был подготовлен ещё при жизни Алексея Васильевича, но по ряду объективных причин так и остался на бумаге. А сегодня мы почти полностью газифицировались. Жильё строим, в 2022 году планируем завершить работы по прокладке канализации и водопровода с тем расчётом, что они прослужат людям не менее ста лет. Установили противопожарные ёмкости с запасом воды в 1850 кубов. Беспокоит состояние здания техникума; мы поддерживаем в нём порядок, но очень обидно, что оно пустует. Когда-то Алексей Васильевич отстоял строительство техникума именно в нашем селе, мы обязаны оправдать его надежды и планы.

- Как хозяйственник, грамотный руководитель вы себя, безусловно, зарекомендовали. Именно эти качества привели вас в политику, то есть в депутатский корпус?
- Оценивать самого себя, свои способности – это не совсем корректно. В 1999 году мне предложили баллотироваться в депутаты Земского собрания, и я решил попробовать. Дело новое, интересное, сложное, а мне это всегда нравилось. Но к каждому своему решению я подхожу очень взвешенно, только если на 100% уверен в результате. Мои специалисты сами по своей инициативе подготовили прекрасную предвыборную кампанию, листовки распечатали и на выборах мой результат опять составил 90% голосов. Подвести своих избирателей я не имел права. Короче говоря, если я за что-то берусь, то, как самый настоящий козерог по гороскопу, иду до упора.

- Считаете, что упрямство – это хорошее качество для руководителя?
- Во-первых, не упрямство, а упорство, а во-вторых, даже упорство надо проявлять обдуманно и взвешенно, если, конечно, не хочешь прослыть самодуром. То есть сначала семь раз отмерь, а потом и упрямься, доказывай делом, что ты прав.

- Вам никогда не хотелось уехать из села, с вашими способностями вы могли бы руководить практически любой организацией, предприятием, коллективом?
- Я уже говорил, что очень люблю сельскую жизнь и сельский труд, и больше чем уверен, что в город надо ездить в гости. А для этого мы обязаны наладить жизнь селян, возродить и приумножить традиции сельского хозяйства, чтобы им тоже не хотелось уезжать из дома. Нам достался слишком большой огород и, увы, слишком запущенный. Нельзя допустить, чтобы этот огород порос борщевиком и в прямом, и в переносном смысле. С ним слишком трудно бороться, и частенько у руководителей опускаются руки.
Не скрою, были предложения и вполне себе престижные относительно смены профессиональной деятельности, но я своё хозяйство не променяю никогда и ни на что. Я выбрал свой жизненный девиз: «Возродим село – возродим Россию», и никогда ему не изменю. А вот для того, чтобы возрождать, налаживать, благоустраивать своё хозяйство в частности и в общем сельское хозяйство, я и предпринимаю выходы в политику.
Должность председателя Союза работодателей агропромышленного комплекса, в которой я состою уже четыре года, помогает решать многие насущные вопросы относительно кадров. В Совете депутатов, где я председательствую второй срок, мы держим руку на пульсе нашего сельского хозяйства, поскольку наш округ всегда был и должен остаться аграрным. И вот сегодня я выхожу на новую ступень – поступило предложение баллотироваться в кандидаты областного Законодательного собрания, и я принял это предложение ещё и по той причине, что в нынешнем Заксобрании нет ни одного настоящего селянина. При положительном раскладе могут открыться новые горизонты, и тогда уже можно будет на наших хороших примерах внедрять в жизнь программу комплексного развития сельских территорий и в соседних с нами районах. Не все руководители решаются на такой шаг, а для этого нужно суметь правильно объяснить все выгоды и показать их собственным примером. Это приблизительно как в моржевании: кто-то ныряет в прорубь и получает удовольствие и бодрый вид. А другой смотрит, завидует, тоже хочет, но боится. Вот и надо, чтобы нырнул и сам всё понял. Одним словом, не дурной пример должен быть заразительным, а хороший. Вот к этому и надо стремиться.

«Доставить пособие»

- А что же с местным самоуправлением, в честь которого мы и начали наш разговор?
- А что с ним? С ним всё хорошо. Это правильное направление, которое сближает власть с народом и позволяет совместно решать самые сложные вопросы, исходя из интересов населения. Это, так сказать, обтекаемые слова, а мне больше нравится формулировка времён Екатерины II. Из Жалованной грамоты городам, которую она утвердила, мне очень понравились первые три пункта: «Доставить жителям города нужное пособие к их прокормлению или содержанию; сохранять город от ссор и тяжеб с окрестными городами или селениями; сохранять между жителями города мир, тишину и доброе согласие». Спасибо императрице, что когда-то жаловала нам такую грамоту.

- Но, похоже, что свободного времени для себя у вас как не было, так и не предвидится, и покой вам только снится?
- Он мне даже и не снится – я не люблю покой в обычном понимании этого слова. Если хочу отдохнуть, то иду на охоту, в спортзал. Но вот отношение к семье я немного пересмотрел: раз уж не видел, как дети растут и взрослеют, то хочется отыграться на внучках, их у меня две – одна большая, другая маленькая.

- О ваших планах на ближайшее будущее мы уже знаем и надеемся, что они воплотятся в жизнь. А есть ли в жизни что-то, что вас радует больше всего?
- Меня радует моя жизнь во всех её проявлениях. И я даже не делю свою жизнь на работу и дом, она у меня так не делится. Меня радует наше хозяйство, что сумело возродиться – пусть пока ещё не в идеальном варианте, но надежды на это есть. И ещё меня немного греет мысль, что если, не дай, бог, конечно, сельское хозяйство по каким-то причинам прикажет долго жить, наше хозяйство умрёт последним.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle