Юлия МЕРКУШОВА
07.08.2015 г.

Война… Страх, боль, ненависть, которые невозможно забыть. И сколько бы ни выпало на твою долю этой бойни – будь то год, месяц или всего один день – она тебя уже никогда не покинет.

Хотя сегодняшние герои во время нашей беседы и убеждали меня, что военные воспоминания нынче никому не нужны, что молодежь сейчас совсем другая, не задумывается о войне, я с ними не могла согласиться. Они, прошедшие круги ада, глядя смерти в глаза, смогли прочувствовать все грани человеческих чувств – скорбь, злость, дружба… И нашей молодежи, наверное, не будет лишним узнать об этом.

Сергей Малышев и Александр Байдаков долгое время работают вместе в ОАО «Газпром  газораспределение Нижний Новгород». Хотя познакомились ребята, как только вернулись домой из горячей точки. Было это двадцать лет назад.

«Учись остаться в живых»

В декабре 1994 года президент Борис Ельцин подписал указ «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики». 

- Я проходил срочную службу в Рязанской области, в воздушно-десантных войсках, – рассказывает Александр Байдаков. – До отправки в Чечню отслужил уже больше года. Пацаны все знали, что по России начались массовые отправки в горячую точку – война шла уже месяц. В январе и я пополнил ряды «защитников законности, правопорядка и общественной безопасности». 

Первые две недели солдаты проходили курс молодого бойца во Владикавказе. И, как признались наши герои, эти дни напрочь перечеркнули год срочной службы. 

- С первых же дней в учебке стало ясно, что туда, куда нас отправят, творится кошмар, настоящий ужас, – продолжает Александр. – За эти дни я выстрелял столько патронов, что в армии было бы непозволительно и даже наказуемо. А там – пожалуйста, стреляй, взрывай, только учись, пацан, постоять за себя, за брата... Учись остаться в живых. А сколько мальчишек убегало, не доезжая до учебки! Тогда страх войны особо ощущался, парни бежали без оглядки, не боясь последствий, скрывались в деревнях, селах, терялись в больших городах. Например, положено сорок человек, а на место добиралась лишь половина… И их нельзя винить – они хотели жить! 

Грозный. Пустынные улицы, дома с выбитыми стеклами, кругом – огромные воронки от снарядов. Казалось, что даже птицы здесь не живут. 

«Welcome to hell» – такой надписью встретил Грозный наших солдат. Пацаны смотрели на все испуганными глазами – сдавливало горло, кто-то не мог сдержать слез… от страха. Куда они приехали? 

- В ад! – уверенно заявляет Александр. – Это настоящий ад! На войне я был три месяца, которые никогда не смогу забыть. Мы были в разных городах Чечни, но все они были как один – взрывы, кровь, трупы… А если на время затихало, то все были уверены, что скоро начнется настоящее месиво. Боевики были настолько жестоки, что могли запросто перерезать горло молодому безоружному мальчишке.

Первый месяц был особо тяжелым: бани нет, с питьевой водой настоящая беда – по глотку делили с однополчанами. 

- Зато я понял, что такое настоящая дружба – когда малознакомый пацан становится тебе братом, когда люди готовы встать друг за друга грудью, бежать в самое пекло, дабы вырвать из лап смерти! – говорит Александр. – Мы с одним другом, нашим парнишкой, служили, и когда вернулись домой, его мама нас встретила, накормила… И вот сидим за столом, а она нам новости о войне в Чечне рассказывает. Говорит, слава Богу, что вы туда не попали! А взяла его военный билет – там справка лежит, с указанием места службы… Слез было!

«Там все молились»

Сергей Малышев срочную службу проходил в Подмосковье, в Кантемировской дивизии. 

- Служил я в автомобильных войсках, – рассказывает он. – Я был на хорошем счету, и ротный не хотел отправлять меня в горячую точку. Но масштабы войны росли, и солдат требовалось все больше. В итоге оставались на мирной земле служить женатые парни с детьми, а нас, холостых, посылали на войну. 

Опять же Владикавказ, две недели учебки. 

- Вы знаете, как солдат собирали по частям и готовили груз-200? От этого до сих пор мурашки по коже. Вот он, чей-то сын, брат, обгоревший, с пробитым черепом и вывернутыми органами… – делится воспоминаниями Сергей. – А в руке крестик зажат! Молился парнишка… Там все молились! И этих несчастных привозили каждый день, а мы разгружали самолеты смерти и готовили груз-200. И знаете, это, наверное, правильно, что хоронили их в закрытых гробах. Ни одна бы мать не выдержала такого чудовищного зрелища. 

Рейд. Путь на аэродром Грозного. По пыльным безлюдным улицам ползут десять КамАЗов, за рулем одного Сергей. Он везет нашим войскам ГСМ. Достаточно одного выстрела, и все… взрыв, и пламя поглотит все в округе.

- Было очень страшно, казалось, что из-за каждого куста, окна, угла на тебя смотрит винтовка снайпера, – продолжает Сергей. – Вообще, на войне мы научились слушать тишину, да и по-особенному смотреть на обыденные вещи. Когда мы удачно добрались до аэродрома, передали груз, даже дышать стало легче. В обратный путь меня снарядили кирзовыми сапогами, зато другие машины – патронами, поэтому расслабиться не получилось. Был у нас парнишка один, выменял у местных жителей магнитолу. Поставил себе в машину, довольный был… но недолго поездить ему пришлось. Убили прямым попаданием, да так, что вынесло пацана из кабины. 

Мирное население к нам нормально относилось, частенько обменивались различной провизией: мы им – масло, они – мясо. Много рейдов пройдено, одни были недолгими и без потерь, а другие занимали по две недели, шли под обстрелами. 

Домой Сергей вернулся с боевой выплатой в триста пятьдесят рублей, этих денег хватило на гражданскую одежду и подарок маме, которая долгое время и не догадывалась, где находится сын. 

- Нам не разрешалось сообщать родным о своем местонахождении, – говорит Сергей. – Это правильно – сколько бы слез было пролито, и наверняка каждая мать поспешила бы на границу.

«Вдохнуть мирный воздух»

Сейчас Сергей и Александр не так часто говорят о той войне, хотя в их памяти намертво впечатались все детали. Я спросила у ребят: хотели бы они сейчас увидеть новую Чечню, пройтись по боевым местам?

- Да, Чечня совсем другая! – не задумываясь, сказал Сергей Малышев. – Столько денег идет на ее развитие – от былой войны, наверное, и следа не осталось. Хотел бы я съездить, очень хотел. Но, знаете, не с семьей, а с боевыми товарищами, чтобы вот так, где-то с вершины горы посмотреть вдаль, вдохнуть уже мирный воздух, вспомнить все… и может быть, даже всплакнуть!

А закончить беседу с участниками боевых действий в Чечне хотелось бы цитатой из романа нижегородского писателя Захара Прилепина «Патологии»: «Холодные ладони и маята, и много без вкуса выкуренных сигарет, и нелепые раздумья, которые неотвязно крутятся в голове. Так хочется жить. Почему так хочется жить? Почему так же не хочется жить в обычные дни, в мирные?».

2 августа страна отметит День Воздушно-десантных войск. Завтра, в воскресенье, в 12.00 состоится торжественный митинг у стелы участникам боевых действий на Заводской улице, посвященный не только дню голубых беретов, но и единению всех участников боевых действий в Афганистане и Чечне. Приходите все, кому близка эта тема.

Фото Александра ЮРЬЕВА
и из семейного архива Сергея Малышева


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel