Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА и из личного альбома А. Бурдюкова
19.02.2022 г.

Андрея Викторовича Бурдюкова, начальника отделения призыва Семёновского райвоенкомата, знает в лицо большая часть мужского населения нашего округа. Это и не удивительно, ведь при его прямом участии без малого три тысячи семёновских парней повзрослели и стали настоящими мужчинами.

А в том, что это действительно так, может ручаться сам Андрей Викторович, потому что твёрдо уверен: настоящий мужчина – это защитник. Эту истину он впитал если не с молоком матери, то с твёрдым и не поддающимся никаким сомнениям словом отца.

Родился Андрей в четвёртом поколении военной династии, где и прадед, и дед, и отец выбрали для себя профессию защитника Родины. Андрей допускает, что на их генеалогическом древе и где-нибудь ближе к корням тоже есть военные ветви, но так глубоко в свою родословную он не вникал. Ему было вполне достаточно рассказов деда, семейных историй о героическом прадеде и личного примера отца, чтобы с раннего детства понять, что другой дороги, кроме военной, для него не существует.

- Мне кажется, я уже родился с этой мыслью – стать военным, – вспоминает Андрей Викторович. – Что такое военная дисциплина, режим, беспрекословное исполнение всех приказов командира, то бишь отца, я знал с раннего детства. Отец часто брал меня с собой в командировки, на полигоны, где испытывали военную технику. Он служил в военном представительстве при автозаводе, где её выпускали. Его, майора танковых войск, направили сюда по службе. На автозаводе и я родился – в смысле, в Автозаводском районе Нижнего, тогда города Горького. Это моя родина, моё детство, юность, становление. В общем, это моё начало.

- Автозаводский район даже в нашем провинциальном городке всегда обсуждался не только как самый престижный, но и весьма опасный в криминогенном плане. Говорили, что мальчишки там с ранних лет организовывали различные группировки. И вдруг парень с автозавода выбирает для себя военную службу…
- Я уже сказал, что это было не вдруг, и даже моё хулиганство (бывало, чего скрывать) не изменило убеждений. Про преступность на Автозаводе говорить не буду, но парни там действительно жили отчаянные. Мы несколько районов «держали» – воспитывали в духе патриотизма. За крашеные волосы и прочий немужской по нашим меркам выпендрёж пацанам могли, пардон, лицо набить. За хамское отношение к нашим девчонкам, даже если они и не знакомы, а просто рядом живут, тоже воспитывали весьма ощутимо.

- А отец, который был примером, как относился к такому поведению сына?
- Если честно, то какого-то особого воспитания я не получал. Можно сказать, меня воспитала улица. Нравоучений не было – всё, что нужно, мне родители своим примером давали, и кровь, конечно, сказывалась. Я почему-то и без воспитания знал, что вот так делать нельзя, а вот так – обязательно нужно. Домашним мальчиком, маменькиным сынком я никогда не был. Меня даже в садик отдавали на пятидневку, а иногда и в субботу не забирали. И ничего страшного я в этом не видел, не психовал, не рефлексировал, как часто в кино показывают. Я знал – раз отдали, значит, так надо, так правильно.

- Значит, к казарменному положению привык с раннего детства?
- Так точно. И к казарме, и к дисциплине, и к самодисциплине. Спортом стал заниматься вплотную. Знал, что в будущей службе обязательно пригодится, да и в школьной жизни не лишнее. Перевоспитывать неправильных пацанов вряд ли получилось бы без хорошей физической подготовки.

- За такой энергичной и насыщенной уличной жизнью на учёбу время-то оставалось?
- Оставалось немножко. Родители меня практически не контролировали, я с первого класса знал, что уроки надо делать. Цель у меня была, и чтобы её достичь – надо учиться. Но честно признаюсь: после начальной школы в моём портфеле всегда болталась одна единственная «универсальная» тетрадка для всех предметов.

Но это не мешало Андрею быть успевающим по всем этим предметам. К своей цели он шёл упорно, и после выпускных экзаменов без подсказки или какой-то помощи отца пошёл в военкомат и написал заявление на поступление в одно из самых престижных военных училищ – Киевское высшее танковое инженерное училище имени маршала Якубовского.
Это было в 1986 году, через несколько месяцев после Чернобыльской катастрофы. Шестнадцатилетний Андрей летел в Киев в полупустом самолёте.
- Но как мне понравился этот город! После нашего наглухо закрытого Горького мне казалось, что я попал в сказку или в какое-то заграничное кино. Лето, красота, свобода, кафе на бульварах, видеосалоны, о которых мы тогда ещё только слышали, но не видели. О культуре, архитектуре я уже и не говорю. Крещатик, Подол, а по ним иностранцы спокойно гуляют. И киевляне были очень открытыми, добрыми, гостеприимными.

Но всё это было немного спустя, а сначала шестнадцатилетнему Андрею ещё надо было поступить в училище. И он поступил, успешно пройдя все сложнейшие этапы.
Конкурс был огромный, но, возможно, военная родословная здесь сыграла маленькую положительную роль. Хотя, впрочем, и без этого Андрей чувствовал уверенность, что поступит. Присягу принял, когда ему ещё и семнадцати не исполнилось.
Андрей не только поступил, а и учился успешно, и окончил училище с отличием, что позволило ему сделать выбор при распределении мест службы после окончания.
- У нас очень интересная была учёба. Как будущие военные инженеры мы на всех самых крупных и значимых заводах побывали: и на Кировском в Ленинграде, и в Нижнем Тагиле. Моя специальность так и называется: ремонт и эксплуатация военной техники. Я и сейчас могу любую неполадку устранить, завести боевую машину и выполнить любое задание.

В первый раз Андрей сел в танк, когда ему едва исполнилось семнадцать, и это почти детское впечатление осталось с ним на всю жизнь. Он до сих пор свои боевые машины любовно называет «танечки» или «таньки». Молодому курсанту казалось, что вот она – настоящая жизнь, именно та, которая и должна быть у настоящего мужчины.
Впрочем, тогда все парни такими были, по крайней мере, большинство. Все мечтали служить, да чтобы в самых сложных, интересных войсках. Без всякой патетики можно сказать, что «служить Родине» было для них не пустым звуком и не красивыми словами. Они так понимали жизнь: если ты мужчина, значит должен уметь защищать и Родину, и всех своих близких.
Военные учения были даже и не совсем учениями. Нашему герою и на чернобыльской ликвидации пришлось побывать, и в первой чеченской кампании был на стажировке. Сорокакилометровый марш-бросок в сторону Чернобыля ему никогда не забыть, до сих пор помнит эти огромные поля, сады, огороды, где всё росло и колосилось, а убирать некому, нет людей.

Эти события, безусловно, добавили молодому курсанту уверенности в правильности своего профессионального выбора. Казалось, так будет всегда: народ и армия едины, и армия всегда на защите своего народа. Но время внесло свои коррективы и в жизнь, и в понимание этой жизни. Уж как отразились девяностые годы на нашей армии – известно каждому.
К концу учёбы Андрея обстановка в Киеве сильно накалилась, да и вся страна впадала в хаос. Но молодые лейтенанты всё равно верили, что всё будет хорошо. Однако и про запасные варианты для дальнейшей службы не забывали. Каждому хотелось служить поближе к дому. У Андрея была возможность выбора, и первым местом назначения для него стала Ковровская танковая дивизия. Затем – перевод в Наро-Фоминск. И, наконец, родной Нижний Новгород, Сормовская танковая дивизия. Именно здесь Андрей Бурдюков почувствовал себя на своём, самом настоящем, нужном месте.
- Я мог, конечно, жить с матерью на Автозаводе, отца к тому времени уже не было в живых, но приходилось тратить очень много драгоценного времени на переезды туда-обратно. Да и нравилось мне жить в казарме вместе со своими солдатами. У нас всё было общее, и это шло только на пользу и мне, и им.

Но и эта служба продлилась недолго – грянуло глобальное сокращение армии, и Сормовская танковая дивизия перестала существовать. Вот тут казалось, что рушится абсолютно всё: и идеалы, и уверенность в завтрашнем дне, и вообще жизнь. Но настоящий офицер не теряет присутствия духа. Андрею очень хотелось попасть на службу в военное представительство при автозаводе, где когда-то служил отец, но не повезло – мест не было. Немного поработал в Автозаводском военкомате в отделении призыва, и тут поступило предложение продолжить службу в военкомате в Семёнове – с перспективой майорского звания и повышения в должности.
- Я помню, как впервые приехал в город – он показался мне очень провинциальным, но каким-то добрым и даже весёлым. Люди открытые, и много их было на улицах. Да, город тогда не был таким раскрашенным, но всё равно смотрелся привлекательно. Любой город делают люди – это я точно знаю.

Андрей не скрывает, что согласился на службу в провинции исключительно из карьерных соображений и, получив майорскую звёздочку, собирался тут же вернуться на родной Автозавод. Но, как говорится, человек лишь предполагает. На службе Андрей освоился быстро, навыки для этого у него имелись. И очень быстро он стал своим, нашим, семёновским, хотя продолжал грезить своим родным Автозаводом. Но, видно, от судьбы не уйдёшь, она его подстерегла в образе милой, симпатичной Людмилы, и бороться с судьбой уже не имело смысла. Да и смысл стал уже совсем другим – к любимой службе добавилась любимая семья с устоявшимися семёновскими корнями. После рождения первой дочери Кати мечты о смене места службы продолжали травить душу, и после Ани не исчезали. И, похоже, только младший Иван внёс подтверждающий аккорд в семёновскую симфонию жизни Андрея Бурдюкова. Сегодня вряд ли кому придёт в голову, что он не наш, не семёновский.

Три тысячи новобранцев на счету начальника отделения призыва. Три тысячи лиц, судеб, характеров, которые нужно понять и при необходимости скорректировать.
Андрей Викторович не разделяет парней призывного возраста по временным категориям, не считает, что в его время были такие, потом другие, а сейчас вообще непонятно какие. Во все времена парни были разные, и всегда нужно было находить подход к каждому.
Да, двадцать пять лет назад, когда молодой майор только приступил к службе в Семёновском военкомате, парни были более земными, что ли, – понимали толк в ремесле, умели топор в руках держать, отвёрткой действовать. Конечно, жаль тех времён, когда ПТУ №59, техникум МОД, лицей №30 выпускали практически готовых солдат от повара до механика. Но времена меняются, и теперь для службы в армии не менее необходимы компьютерные навыки и знания современных технологий.

За двадцать пять лет службы в Семёнове подполковник Бурдюков не изменил своего главного подхода в «воспитании» новобранцев.
- Парни приходят в военкомат разные, но у каждого, без сомнения, есть свои особенности, свои таланты, способности, и я убеждаю, что пользоваться ими не просто нужно, а необходимо. Они уходят из дома впервые в жизни, отрываются от семьи, от привычной обстановки; многие опасаются, как их встретит незнакомая взрослая жизнь. И вот, чтобы их встретили хорошо, надо проявлять себя. Умеешь машину чинить – обязательно докажи на деле. Умеешь петь, рисовать, играть на музыкальном инструменте – не стесняйся, проявляйся, это только на пользу пойдёт. Я и своих детей в этом же духе воспитываю.

И армия делает своё нужное дело в становлении мужчин. А служить парни хотят. И есть стойкая уверенность, что не подведут в самый ответственный момент. Не пропал в наших парнях воинский дух и обязательно проявится при необходимости. Но его, дух, необходимо подпитывать, укреплять. 23 февраля для этого – очень подходящий момент. Необходимо пересмотреть празднование этого дня, акцентировать внимание именно на бойцах, защитниках – бывших, настоящих, будущих. Особенно ценно, если своим опытом, знаниями, впечатлениями будут делиться те, кто уже прошёл службу. Им надо почаще встречаться, и необязательно на сцене в торжественной, но сухой обстановке. Ведь у каждого есть свои личные воспоминания, которыми хотелось бы поделиться, свои армейские альбомы, которые сейчас пылятся на забытых полках, а должны служить наглядным пособием. Ведь в них настоящая, искренняя, неподдельная история нашей армии во всех её проявлениях.

Это заветное желание подполковника Бурдюкова, и он готов взяться за организацию таких встреч. Надо только всё обсудить, обдумать, посоветоваться. Поэтому, если есть у кого свои взгляды на эту идею, пусть не остаются в стороне, выходят на интернет-платформы, обращаются в газету или непосредственно к начальнику отделения призыва. Да, не хочется думать про войну, про то, что когда-то в реальности пригодятся навыки наших бойцов. Но не стоит забывать, что профессия защитника Родины – это не для войны, это для жизни.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel