05.05.2021 г.

Тем, кто не знает, сообщу, что журналистский праздник – День печати – раньше отмечался… сегодня. То есть 5 мая. В 1991-м попал под раздачу вместе с революционным 7 ноября, и перенесли его аж на 13 января, когда уставшим от долгих новогодних каникул людям вовсе не до гуляний.

И чем же, скажите, праздник не угодил? Да, в этот день большевики газету «Правда» учредили. Ну, и нехай учредили, кто об этом и тогда помнил-то? Маразм, одним словом.
А какой он был весёлый! Вот и ностальгируем мы по празднику «в старом стиле». Потому и хочу я сегодня вспомнить о времени 70-х, когда День печати в Семёнове праздновали особенно ярко. А ещё попутно рассказать об одной из самых легендарных женщин-журналисток «Ленинского пути» (так до 90-х газета называлась) – Олимпиаде Степановне СМИРНОВОЙ.

Наша Берёзка

Эта женщина поражала с первого взгляда. Расскажу о встрече с ней. В редакцию я попала десятиклас-сницей, пишущей стихи. Нашей литгруппой, состоящей из 15-20 девчонок и мальчишек, руководил поэт Николай Маравин. Собирались мы в его кабинете на первом этаже редакции, иногда туда заходили его коллеги, но особого внимания на них мы не обращали – так, дяди и тёти, у нас был свой Мастер.

Как-то вместе с Наташей Гештаревой мы поднялись на второй этаж и остолбенели. Навстречу нам в потоке закатного солнца шла удивительно красивая дама: статная, с большими в пол-лица чёрными глазами и тонкими аристократическими чертами. Мы с подругой долго разбирали её образ. Мне показалось, что она сошла с полотна Крамского, его Незнакомка во многом походила на нашу. Наташа утверждала, что это копия Ульяны Громовой из фильма «Молодая гвардия». Поражала Олимпиада Степановна многих, но, пожалуй, точнее всех её внешность описала тогдашний корректор газеты Евдокия Костырева:
- Ну чисто берёзка!

Как и берёзку, эту женщину судьба не раз пригибала к земле, но она могла устоять под любыми ветрами. Юность военных лет – это разве не испытание?
Наша Берёзка была родом из Кстова. Кроме красоты, судьба щедро одарила её многими дарами: умом, талантом общения, прозорливостью. Совсем юной она стала работать радиоорганизатором в Кстове. Зачитывала сводки с фронта, рассказывала о том, что делают её земляки для Победы, вместе с другими комсомольцами работала на сборе урожая, собирала посылки на фронт. А ещё ждала писем от своей первой любви с этого самого фронта.
Потом поэт Булат Окуджава напишет песню о таких, как красавица Лилочка, где назовёт их «комсомольскими богинями». А что, тоже хороший образ.

Олимпиаду Степановну заметили и стали, как тогда говорили, двигать по партийной лестнице. Вначале пригласили работать в Нижний Новгород, затем послали в Семёнов, поручив руководство газетой. Впрочем, руководила она недолго, произошло объединение районок: «Ленинский путь» возглавил Ф. А. Мухин, а Смирнова стала его замом и руководителем партийного отдела. В Семёнов она приехала вместе с мужем Виктором Степановичем и детьми. Муж увлекался фотографией, был неплохим художником. Его творческие способности унаследовал сын Михаил Викторович Смирнов, один из лучших в нашем городе мастеров резьбы по дереву. А свою красоту она подарила внучкам Елене и Машеньке.

Был у Олимпиады Степановны редкий дар – умение слушать. Она слушала так, что собеседник понимал: то, что он говорит – интересно, нужно. Человек раскрывался, а для журналиста это очень важно. И наконец, о её партотделе. Очень хорошо и, как всегда, чётко охарактеризовала работу Смирновой Почётный гражданин района Татьяна Викторовна Сазанова:
- Она умела излагать сухие партийные документы человеческим языком. Если вы думаете, что это просто, – ошибаетесь. Поверьте, это чуть ли не высший пилотаж в журналистике.
В 1974 году Олимпиаду Степановну пригласили работать заведующей общим отделом райкома партии (что-то вроде сегодняшнего отдела по связям с общественностью). Она долго колебалась, но всё-таки приняла предложение. Связь с газетой она никогда не теряла, даже будучи на пенсии, приходила на помощь, подменяя корректора, к примеру. А сейчас пришло время рассказать, какую роль играла эта сильная женщина в наших судьбах.

Хорошие девчата, заветные подруги

Эта песенка из кинофильма «Девчата» как про нас написана. В начале 70-х в газету друг за другом пришли я, Ольга Воронцова и Татьяна Евстропова. Вон мы какие юные на снимке!
За плечами у блондинки с романтической внешностью Оли Воронцовой – филологический факультет Ленинградского университета. Великолепное знание литературы, живописи, музыки и… никаких особых знаний о разных там производствах. Но отделом писем и культуры заведовал Николай Вениаминович Маравин, и филологиню отправляют руководить промышленным отделом. Сложно? Очень. Плечо подставила Олимпиада Степановна: учила, объясняла, советовала. Даже сидели они в одном кабинете, и отношение к Оленьке у неё было каким-то материнским. Внутренне они были чем-то схожи. Воронцова тоже очень сдержанна, тактична, но характер у обеих – не сломишь. И манера слушать и слышать собеседника похожа.

Но обе понимали: промотдел – не для Ольги, она уже подумывает об уходе из редакции. И тут вмешался Его Величество Случай – освободилось место ответственного секретаря, и Смирнова твёрдо сказала: «Вот это – твоё!»
Как в воду глядела. Ответсек – нервы и мозг газеты, и Воронцова с её языковым чутьём, тактом, выдержкой, быстрой реакцией стала находкой и для «Ленинского пути», и потом для других газет, где ей пришлось работать.

Татьяна Евстропова пришла в газету, уже имея определённый опыт работы, сложный промотдел она повела твёрдой рукой. Газета стала обрастать рабкорами – так называли тогда людей, пишущих в газету. Она привлекала к сотрудничеству самых заметных семёновцев, что, конечно же, усилило авторитет издания. Наша редакционная Берёзка не могла не заметить в ней талант руководителя. Татьяну Лаврентьевну избирают секретарём парторганизации, и она добросовестно относится к этой серьёзной и (молодёжь об этом не знает, поэтому подчеркну) – неоплачиваемой работе.
Уходит на пенсию Ф. А. Мухин, и Евстропова встаёт у руля газеты. Вначале ей приходится нелегко: она выходит замуж и переезжает в Нижний Новгород, я ухожу в только что созданную областную газету «Земля нижегородская». Но как права была прозорливая Смирнова – Татьяна Лаврентьевна умело подбирает кадры и выводит газету на новый уровень. Не ошиблись в выборе в райкоме.

Теперь о своих отношениях с Олимпиадой Степановной. Моё восхищение к ней я пронесла сквозь годы, не было повода усомниться в нём. Мне она всегда позволяла немножко больше, чем другим. Простой житейский пример – одежда. Смирнова была сторонницей строгого классического костюма, который сидел на ней великолепно. В 70-е женщин в брюках на совещании в райкоме партии представить было невозможно. А я по счастливому случаю отхватила в московской «Берёзке» настоящие американские джинсы и закатилась в них на партхозактив. Вижу изумлённые глаза Олимпиады и её восклицание: «О, ужас!» Потом она покрутила меня туда-сюда и промолвила: «А тебе идёт – носи!»
Свои костюмы, сидящие на ней, как на модели, она шила сама, это я недавно узнала. А вкус знаменитой «смирновской» гречневой каши помнит даже и среднее поколение работающих сейчас в «Семёновском вестнике».

В середине 90-х мы с мужем решили венчаться, а для этого мне нужно было покреститься. Крёстной стала моя любимая Олимпиада Степановна. И в конце 80-х именно с ней я советовалась о переходе во вновь создаваемую областную газету «Земля нижегородская»
- Соглашайся. Новые люди, новые поездки, – твёрдо сказала она, – тебе там будет просторнее, в нашем районе уже обо всех написала.
И точно – о передовой доярке района Галине Разбегаевой я раз десять писала. А таких примеров…

Смирнова прожила 85 лет, до старости была красива и несгибаема. При встречах говорила: «Девочки, никогда не жалуйтесь, себя не жалейте, болезни не поддавайтесь и повторяйте: «У нас всё хорошо!»
А мы, три подруги – Оля, Татьяна и я – дружим вот уже почти полвека. И все независимо друг от друга стали заслуженными работниками культуры РФ. В области такого интересного факта больше нет.

Плюсы и минусы газетного социализма

Начну с того, что меня больше всего доставало в районке: неписаные правила и мелкотемье. Долгие десятилетия ничего не менялось – первая полоса была отдана информации с трудового, так сказать, фронта. Никому и в голову не могло прийти тащить на первую полосу происшествия, скандалы и (даже!) новости культуры. Такое социалистическое табу.
Партотдел в лице Евгения Дмитриевича Зайцева и отдел писем и культуры, руководимый Николаем Вениаминовичем Маравиным, были избавлены от этой первополосной барщины. Утречком мы втроём собирались в кабинете ответсека и обмозговывали первую. Потом начинался телефонный ад: сотни звонков в поисках этой самой информации. А ведь наши информаторы – секретари профсоюзных, партийных, комсомольских организаций, агрономы, зоотехники – в кабинетах не сидели. Да и важные события происходили не часто. Что добудем – то и наше.

Помню массу прикольных случаев из 70-х. В двадцатый раз названиваю в «Сельхозтехнику», к трубке никто не подходит.
- Шарашкина контора! – в сердцах бросаю фразу корреспонденту Николаю Пряничникову, и тут же в трубке раздаётся: «Да».
- Это шараш-монтаж? – вылетает у меня по инерции, а Николай давится от смеха.

Ещё одно непреложное правило строчки: недельная норма – 300 строк своих, 300 авторских. Журналист – не поэт: есть вдохновение, нет вдохновения – пиши. Производственный характер труда.
Ещё о первой полосе. К половине двенадцатого она вроде как свёрстана, мы с Евстроповой облегчённо вздыхаем, и тут Ольга появляется: «Девочки, ещё 40 строк!» И вновь этот проклятущий перезвон.

У журналистов вообще хлеб не из лёгких. У газетчиков районок он тяжёл вдвойне. Сегодня едешь за материалом, завтра – выдай его на-гора. Помню моё удивление, когда редактор «Земли нижегородской» Владимир Соболев спросил меня в самом начале:
- Недели тебе хватит для написания очерка?
Бог мой, да я бы и за день управилась. Хотя, что говорить, для серьёзной вдумчивой работы нужно время.
Сейчас всё изменилось в районной газете, и это радует. Многие табу ушли, но скоропись осталась прежней, а может, и более усилилась.

Теперь о плюсах

То, что мы с вами всей страной потеряли, все знают. Пропал со страниц изданий человек труда, слово «колхозник» теперь только в пренебрежительном тоне в шоу услышишь: мол, куда ты в наш калашный ряд, деревня.
А ведь было оно это – соцсоревнование рабочих, механизаторов, доярок. Сколько сильных красивых людей, делающих огромное дело и имеющих высокую самооценку, жило на селе. Уважали не за деньги – за труд.

Ещё один плюс в соцкопилку – рейды газеты с «народным контролем», «комсомольским прожектором». Едем, к примеру, смотреть, как идёт жатва. Ага, в одном хозяйстве комбайнёрам горячие обеды в поле привозят, в других домашними бутербродами люди перебиваются. Пишем, и положение дел меняется. Не глобальная, конечно, тема, но важная. И таких примеров масса.

В 70-х было в районе две ударные стройки – комбикормовый и льнозавод в Боковой. Один был под газетным патронажем Евстроповой, другой – моим. Каждую неделю давали мы материалы о ходе строительства. Татьяна Лаврентьевна ещё и стенгазету на комбикормовом выпускала, и люди мимо этой газеты не проходили. Увы, где сейчас эти заводы?  

О нашем редакторе Фёдоре Алексеевиче Мухине ещё ничего не сказала. В нашу редакционную кухню он особо не вмешивался, гонорары начислял по соцпринципу – всем поровну. Но за журналистов стоял горой, если кто за критику на нас бочку гнал.
В плане критики «Ленинскому пути» везло куда больше, чем многим районкам. Кто любит критику? Да никто – начинались жалобы в райком, райсельхозуправление. Но только не у нас. Умнющий человек и талантливый хозяйственник начальник сельхозуправления А. Г. Канащенко пресекал жалобы на корню:
- Сам всё видел, мало ещё вам.
А он таким авторитетом в районе пользовался, что ни разу (нет, раз всё же было, но закончилось увольнением руководителя) в райком ябедничать на газету не бегали.

…И была ещё молодость и желание всё успеть, радость от встречи с чем-то интересным. В общем, плюсы перевешивают, если её, молодость, в расчёт взять.

Выпьем за победу, за нашу газету

Без этой песни фронтовых журналистов не обходилось ни одно 5 мая. Знали её и все многочисленные внештатные авторы, друзья газеты. Рассматриваю снимки из 70-х – начала 80-х годов. Вот поэт Володя Миронов, с него ещё и уха полагалась, вот – Володя Пайков стихи шуточные читает. Шашлык готовит Володя Книжников – он тогда секретарём парткома колхоза «Красный Керженец» был. Одних Владимиров – три.
Заказывали автобус, и места едва хватало. Кто ещё там, на снимках? Надежда Лучицкая, в то время заведующая парткабинетом арматурного завода, Серёжа Прокошев – художник объединения по производству сувениров, Александр Зайцев – секретарь комсомольской организации, Наталья Лабутина – секретарь райкома комсомола. Да всех разве перечислишь…
На берегу Керженца разводили костёр, жарили шашлык, пели песни. Не помню, чтобы на 5 мая выпал хоть один ненастный денёк – светило, видать, нашу журналистскую братию уважало.

…Сегодня наш журналистский праздник – так сказать, по старому стилю. Здоровья вам, бывшие коллеги, творческих успехов – нынешним сотрудникам районки. И – не забудьте отметить.

Светлана БАРМИНА
Фото из домашнего архива


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel