Юлия МЕРКУШОВА
29.03.2018 г.

В начале прошлой недели в редакцию газеты позвонила женщина, чтобы рассказать об ужасных условиях жизни её брата.

По её словам, он живёт в ветхом аварийном доме, и ни походы по чиновникам, ни письма и обращения во всевозможные инстанции не приводят к каким-либо изменениям.

- Старенький четырёхквартирный дом на Дачной улице – одноэтажный деревянный барак – некогда находился в ведомстве железной дороги, – сказала женщина. – Сейчас строение буквально рушится, одна семья уже съехала. Понимаете, Андрей – он скромный, не любит рассказывать о проблемах посторонним людям. Но мы больше не можем смотреть на его условия. Помогите пролить свет на эту ситуацию!

Потолок стал рушиться…

На следующий день мы поехали на Дачную улицу. Тем, кто не знает, рассказываем, что эта улочка находится по ту сторону железной дороги, за городской школой №3. Подъезда к домам нет, собственно, как и самой дороги, лишь небольшая тропинка вдоль домов аккуратно расчищена местными жителями.

- Мы тут как на луне, сами нашу улицу называем Дачная-неудачная! – грустно иронизируют они. – А если вдруг пожар или кому «скорую» вызвать… Ведь ни одна машина не проедет!

У многоквартирного дома №12 нас встречает Андрей Маркин, который живёт в одной из здешних квартир. Признаться, в наше время подобную постройку жильём назвать трудно: стены покосились, полы и окна сгнили, стёкла проморожены… Как позже расскажет Андрей, люди перекрывают часть комнат, так как там опасно находиться. Например, в прошлом году молодая семья с двумя детьми вынужденно выехала – потолок стал рушиться: балки и доски пришли в негодность.

- Наш дом построен в 1917 году. Сам я тут живу с 92-го, – рассказывает Андрей. – Когда-то работал на железной дороге и получил эту квартиру. Правда, тогда наше руководство обещало, что этот дом будет временным жильём! Кто же знал, что так всё повернётся? В 1997-98 годах произошли изменения, заговорили о расселении и даже сообщили, что наши семьи получат новые квартиры на Заводской улице. Но вот парадокс – прошло массовое сокращение, и с работы попросили уйти именно тех, кто стоял в очереди на получение жилья. Так мы и остались тут! А вначале 2000-х я начал ездить в Москву на вахту, чем и продолжаю зарабатывать. Вот только переживаю сильно – пока меня неделями нет, дома остаются дочка с внуком, а вдруг случится что-то страшное?

Для начала Андрей показал нам квартиру той молодой семьи, которая год назад покинула дом – полы там просели, печи накренились, сверху угрожающе нависают деревянные перекрытия… Оказалось, что это единственная приватизированная квартира – остальные квадратные метры сейчас являются муниципальными. В этом доме живёт ещё три семьи, шесть человек, из них двое деток.

Здесь нет ни канализации, ни газа, ни воды… На всю улицу – единственный колодец, и тот вблизи с железной дорогой.

А что там в документах?

Далее Андрей показал нам своё жилище. Он так же, как и его соседи, закрыл половину квартиры, отсоединив электропроводку и утеплив пороги. Небольшая прихожая совмещена с кухней и залом, посредине – печь…

- Мы весны боимся, – говорит дочь Андрея Ольга. – В прошлом году прямо поток хлынул с потолка, над кроваткой сына нависли обои, пришлось с вёдрами побегать. Крыша-то совсем худая!

Андрей ходил по различным инстанциям, даже писал президенту, но из столицы все бумаги вернулись в правительство Нижегородской области, а оттуда, разумеется – обратно в Семёнов.

- Кто к нам только ни приезжал, да всё безрезультативно, – сетует мужчина. – Бывали и специалисты Госжилинспекции – всё обследовали, а позже прислали письмо, в котором рекомендовали обратиться в межведомственную комиссию городского округа. Андрей отправился в экспертную организацию, дабы специалисты провели ещё одно необходимое обследование, на основании которого злополучный дом смогут включить в программу расселения ветхого и аварийного фонда.

- Но оказалось, что эта услуга платная – 28 тысяч рублей, – вздыхает мужчина. – Но здесь собирать деньги не с кого – старики одни, пенсии-то крохотные! По соседству с нами есть похожие бараки, где люди мечтают получить новое жильё. Я подходил и к ним, разговаривал: мол, давайте объединим усилия, вместе быстрее будет! Но народ странный – говорят, ты попробуй, мы посмотрим… Если у тебя получится, то и мы будем действовать! Задаюсь вопросом: а если я сам заплачу эти деньги, где вероятность того, что нас всё-таки включат в программу расселения?

Что гласит закон

О ветхом доме на Дачной улице говорят давно, в курсе дела и чиновники, и прокуратура. Мы побеседовали с заведующим отделом ЖКХ и жилищной политики администрации округа Сергеем КОМАРОВЫМ.

- Программа расселения ветхого и аварийного жилья работала с 2008 года, – говорит Сергей Викторович. – За это время в городском округе расселено свыше шестисот семей. В период действия программы жители этого дома не только не побеспокоились о своём жилище, но и успели нахватать долги. Они попросту не платят по договору соцнайма – у одних сумма долга свыше двадцати тысяч рублей, у других более десяти тысяч. При этом цена за квадратный метр – в районе шести рублей, примерно получается двести сорок рублей в месяц… То есть, жильцы не платят годами! Также в договоре соцнайма чётко прописано, что наниматель обязан содержать и окна, и полы, то есть самостоятельно ремонтировать. Мы отвечаем только за капитальный ремонт. Понятно, что в доме №12 капремонт проводить нецелесообразно.

К нам и по сей день обращаются люди – те, кто хотят войти в государственную программу расселения. Несут заключения экспертизы, где чётко прописано, что дом не пригоден для проживания. Мы его включаем в программу и ставим в резерв.

Также мы отправились на приём к заместителю главы администрации округа по строительству и ЖКХ Сергею БЕРБЕРУ.

- Начнём с того, что под лежачий камень вода не течёт! Жителям этого дома, всем четырём семьям, необходимо объединиться и действовать сообща, – говорит Сергей Павлович. – А то получается так – один придёт в администрацию, следом другой, каждому разъясняешь, какой пакет документов требуется, в какие организации ещё обратиться… Объясняем-объясняем, а всё без толку… Не поняв сути дела, люди тут же пишут жалобы в прокуратуру, в область, президенту. И всё вновь возвращается на круги своя – письма, ответы и пустые похождения! А ведь основная цель жителей дома – войти в государственную программу по расселению ветхого и аварийного фонда, а наша цель – им в этом помочь. Жителям дома (отмечу – всем съёмщикам и владельцам квартир!) надо заказать экспертизу. В свою очередь, мы можем помочь изготовить технический паспорт на три муниципальные квартиры. Сами понимаете: всё, что свыше – затраты нанимателей, то есть жителей. Хотите иметь перспективу нового благоустроенного жилья – пожалуйста. Цена вопроса – пять-шесть тысяч рублей с семьи! Здесь и так понятно, что износ дома №12 на Дачной улице есть. Нужно просто сплотиться и заказать экспертное заключение, чтобы дом официально был признан аварийным!

Сергей Павлович демонстрирует увесистую папку с документами:

- Я поднял все документы, перечитал переписку. Июль, ноябрь 2017 года, все обращения от одного лица – Андрея Маркина. Вот, например, письмо на имя главы округа: «Просим подтвердить внесение в государственную программу по расселению ветхого фонда». Что значит подтвердить? Мы не можем подтвердить, пока не будет заключения независимой экспертной организации. Сначала экспертиза, постановление о признании, потом уже – внесение в программу!

- Сергей Павлович, всё бы ничего, но государственная программа по расселению ветхого и аварийного фонда закончилась в 2017 году. Есть ли гарантия, что эти семьи всё же переедут в новое благоустроенное жильё?

- Однозначных гарантий мы не дадим. Но скажу, что государство собирается продолжить программу по расселению. Президент с трибун сказал, что программа показала хорошие результаты и сейчас подводятся итоги, формируются новые задачи. Так что и мы надеемся, что программа возобновит свою работу, ведь в округе остаётся немало ветхих и аварийных домов!

- Как же быть теперь людям – снимать жильё или жить со страхом?

- Повторюсь, что всеми документами, техническими гарантиями надо было заниматься раньше, ещё в прошлом году получили бы жильё, но народ предпочитал писать жалобы в различные инстанции. Очень много примеров, когда люди бросали аварийные дома и уезжали на съёмные квартиры. Например, многоквартирный дом в Ильино-Заборском – там никто не жил лет пять. Но за несколько лет до этого дом был официально признан аварийным, включён в реестр. Как только программа начала действовать, люди получили новые квартиры!

Одним словом, жителям дома №12 на Дачной нужно объединиться и действовать сплочённо. Что ж поделаешь, если без официальной бумаги – в конкретном случае, без заключения экспертизы – никуда. Придётся-таки им складываться и вызывать экспертов. А затем обращаться в администрацию округа и надеяться, что уже в 2019-20 гг. программа по расселению ветхого и аварийного жилья вновь начнёт работать!

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel