Ирина КОЛОБОВА
14.08.2014 г.

Истории жителей Украины, бегущих из-под бомбежек в синь семеновских лесов, уже не вызывают такого ажиотажа, как в первый месяц лета. Количество беженцев увеличивается, но это постепенно становится частью нашей повседневной жизни.

Все или почти все уже поняли, что на юго-восточном фронте – без положительных перемен, и ждать чего-то хорошего в ближайшее время не приходится. Поэтому нужно приспосабливаться и нам – семеновцам, и нашим вынужденным гостям.

Новые жители деревни Успенское решили приспосабливаться конкретно и бесповоротно – обратного пути для них нет. Просто потому что некуда возвращаться. Родственники, оставшиеся под огнем, сообщают, что дома наших беженцев пока стоят, но это дело времени – обстрел по ним ведется размеренно и регулярно. Оказывается, поговорка, уверяющая, что снаряд дважды в одну воронку не попадает, потеряла свою актуальность в этой абсурдной  войне. По словам моих собеседников, беженцев  из Донецка, в дом их соседей снаряд попадал дважды, а на третий раз полностью смел его с лица земли. После этого молодая семья Василейко решила больше не испытывать судьбу и, прихватив самое необходимое, двинулась в Москву.

- В Москве у нас живут очень дальние родственники, – рассказывает Ирина Василейко, –но оставаться там мы не хотели – трудновато было бы привыкать к столичной жизни, да и не очень-то нам там рады, если честно. Знакомые наших родственников рассказали, что в Нижегородской области живут еще одни знакомые, и они смогут нам помочь с жильем и работой. Конечно, мы с опаской ехали в незнакомый край, но точно знали, что хуже не будет, потому что хуже некуда. Да и встреча с Сергеем Степановичем Кижменевым, директором СПК «Успенское», превзошла все наши ожидания. Пообщавшись с ним, мы поняли одно – если будем работать, то с голоду не умрем. А работать мы умеем.

Заместитель директора СПК «Успенское» Т. П. Гришанова провела нас к дому, где обустраиваются семьи беженцев. В большом, добротном кирпичном здании бывшей колхозной конторы полным ходом шел ремонт. Звуки какого-то очень громкого строительного инструмента прерывались мягким и приятным говором наших новоросских гостей. По масштабу ремонта и по серьезности отношения к нему было видно, что бывшие жители некогда благодатной Украины решили поселиться на нашей суровой земле всерьез и надолго. Перед домом прокопана дренажная траншея, в коридоре аккуратно выстроились  трубы разного калибра, в упаковке стоит новенькая стиральная машинка. Новоиспеченные хозяева пригласили нас в одну из комнат. Под окнами уже монтируются радиаторы отопления, красивыми обоями оклеены стены, а на потолке красуются стильные светильники. Правда, присесть было некуда, но Ирина с мужем Александром уверили нас, что к сентябрю ремонт будет полностью закончен. Когда делаешь для себя, то тянуть с ремонтом нет никакого смысла, тем более что Сергей Степанович Кижменев уже закупил все необходимые для ремонта материалы и мебель.

В этом доме со всеми удобствами  будут жить две семьи: супруги Василейко с бабушкой и двумя детьми, шести и одиннадцати лет, и известный нам по предыдущим газетным публикациям Артем Егоренко со своей бабушкой. После нескольких предложений работы Артем остановился на СПК «Успенское», где трудится за рулем трактора, и, судя по настроению, его все устраивает. Даже поговорить с нами у него не было времени: «Работать надо», – серьезно и коротко отрубил паренек.

И Александр Василейко его поддержал – он сейчас большей частью на ремонте дома занят, но если в хозяйстве требуется срочная  помощь, он – мастер на все руки. Для Ирины тоже готовят должность – она будет работать продавцом сельского магазина. Одиннадцатилетний Максим и шестилетняя Лиза 1 сентября пойдут в Фанерновскую школу. Для Лизы новый и очень важный жизненный этап начинается на новой земле – она идет в первый класс.

емья Кициевых – беженцы в самом прямом смысле слова. Они бежали из своего шахтерского поселка Червонопартизанска буквально бегом по гуманитарному коридору, представляющему собой мост через границу рядом с Гуковской таможней и с обеих сторон охраняемому вооруженными ополченцами, отражающими атаки киевской военщины.

- Коридор этот открыли буквально на один день 20 июня, – рассказывает Светлана Кициева, – и перешли по нему за день человек 700-800.

- На машинах ехать было невозможно – их обстреливали снайперы 39 женской сотни. Короче говоря, нам повезло, – искренне улыбаясь, продолжает Светлана. – Мы уже целенаправленно отправлялись в Нижегородскую область. В Дзержинске и Богородске у нас родственники, но на одном из общих собраний беженцев мы познакомились с Сергеем Степановичем Кижменевым и поверили ему почти сразу. Он очень немногословен, но видно, что слово свое держит. Короче говоря, на семеновскую землю мы ехали со спокойной душой. Сейчас мы живем в деревянном здании колхозной столовой и ничего лучшего не желаем. У нас прекрасная печь, вода есть и помещение довольно большое. Если перегородки поставить, то и для мамы можно выделить отдельную комнату, и для Ромки (одиннадцатилетний сын – авт.)

Светлана и Анатолий с гордостью показали нам свое новое жилище. В большом, просторном и светлом помещении в ряд стоят пять односпальных кроватей, а за аккуратной печью устроена вместительная кухня с необходимой бытовой техникой. Жить можно.

- И главное, у нас есть работа, – вступает в разговор хозяин семейства, тридцативосьмилетний Анатолий. – Мы живем, вернее, жили, в шахтерском поселке, где все население – шахтеры. Мы со Светой тоже не исключение – как достается уголек, знаем не понаслышке. Никогда не думали, что наша жизнь может так круто измениться. Совсем недавно мы купили новый дом. Так радовались… Но и сейчас мы очень рады. Если видеть во всем положительные моменты, то жить гораздо легче. Вот, например, раньше мы ежедневно и постоянно дышали угольной пылью, а сейчас свежий воздух здешних полей и лесов просто в легкие не убирается. Даже навоз, который является неотъемлемой частью нашей теперешней работы, кажется очень ароматным.

Анатолий и Светлана работают на ферме, ухаживают за молодняком крупнорогатого скота – за телятами, проще говоря. По улыбчивым и даже светящимся лицам видно, что работа им действительно нравится. Изображать оптимизм вообще очень сложно, а в конкретном случае и не нужно. Молодые скотники привели нас к месту своей работы. Они уже по именам знают всех своих подопечных и с любовью о них рассказывают.

Молодым людям немного проще привыкать к новой жизни, для них иногда это кажется неким приключением, а вот в глазах бабушки Людмилы Николаевны – тревога и боль. Светлана говорит, что последние дни мама только на валидоле. Дело в том, что под бомбежкой у нее еще остались дети, и бежать оттуда пока нет никакой возможности. А сейчас еще и связь мобильная пропала. Все мамы на свете прекрасно знают, что это такое, когда прерывается связь с детьми. Особенно если дети на войне… Людмила Николаевна, чтобы не сойти с ума от тревоги, занимается посильным физическим трудом – разрабатывает и облагораживает территорию возле своего нового дома.

Рассказывать об ужасах, творящихся на Юго-востоке Украины, наверное, уже не имеет смысла – мы об этом все знаем. Даже сами беженцы на вопрос: «Ну как там сейчас?» отвечают коротко и сдержанно в духе Саида из фильма «Белое солнце пустыни»: «Бомбят».

Сегодняшний материал мне хотелось преподать не как очередную страшилку, а как наглядное пособие для попавших в очень трудную жизненную ситуацию. Война на Украине – это свершившийся факт, и думать, что она никаким боком нас не заденет, довольно недальновидно. Вполне возможно, некоторые семеновцы воспримут такую помощь беженцам как личное оскорбление – дескать, чужим все, а своим ничего. Предвидя такие отклики, я обратилась к директору ООО «Успенское» С. С. Кижменеву.

- Сергей Степанович, насколько безвозмездна и бескорыстна ваша материальная помощь беженцам?

- Безвозмездность и бескорыстность не могут исчисляться в процентах. Они или есть, или нет. В данном случае корысть у меня одна – мне нужно, чтобы эти люди работали. И они работают с первого дня, как поселились здесь. У нас с ними есть негласный договор о том, что мы им помогаем обустраиваться, а они работают в хозяйстве не меньше года. Условия со своей стороны я полностью выполняю и думаю, что они меня тоже не подведут.
- Многие местные жители сетуют на то, что своим работы и жилья не хватает, а беженцам предоставляют такие прекрасные условия.

- Когда я начинал свое хозяйство, о беженцах не было и речи, а рабочие места и жилье были. Только вот что-то никто особенно не желал переезжать в деревню и, как многие говорят, месить грязь и нюхать навоз.

- То есть, если сейчас, прочитав этот материал, многие наши земляки  захотят приехать в ваше хозяйство, поселиться навечно и поступить на работу, вы их встретите с таким же радушием?

- Безусловно. Хозяйство должно развиваться, а кто будет в нем работать, русские или украинцы, для меня нет никакой разницы.

В самом деле, неужели для кого-то важно, руками какой национальности выращен хлеб, произведено молоко и мясо? Главное, чтобы все это было сделано на родной земле. А если трудолюбие, а потом, возможно, и благосостояние украинских беженцев вызовет у нас здоровую зависть, которая, как известно, является двигателем прогресса, то подтвердится вечная народная мудрость: «Что ни делается – все к лучшему».

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel