07.12.2022 г.

В Семёновском округе есть немало деревень, чья история остановилась навсегда. В них никто не живет, туда никто не приезжает, и только время неумолимо отсчитывает последние дни оставшимся полуразрушенным домам.

Если, направляясь из Безводного в Пыдрей, свернуть по полевой дороге налево, можно попасть в деревню-призрак Поломку. Эту крошечную, почти исчезнувшую деревушку, входящую в Шалдёжский сельсовет, Яндекс-карта обозначает уже как «урочище», хотя там всё-таки осталось пять домов, из которых для проживания пригоден лишь один.

Первый раз в этой деревне мне удалось побывать в конце апреля 2018 года. Листвы на деревьях ещё не было, трава тоже не успела вырасти – самое подходящее время для краеведческих вылазок! Деревеньку эту, конечно, получилось найти, но... представьте, что значит отыскать пять домов в незнакомом лесу без навигатора и карт!

...Долгий путь окончен. Вот из-за деревьев выглянула крыша крайнего дома. Наконец-то! У первой же сараюшки красовался приставленный к стене чудо-наличник: какие-то диковинные сказочные птицы и травы переплетались по его краям. На ближайшем доме наличники тоже оказались богато украшенными, чувствовались старание и любовь к делу изготовившего их терпеливого мастера. Неподалеку сохранился глубокий колодец со срубом из бетонного кольца, из которого при желании ещё можно зачерпнуть ведро застоявшейся воды.

Первое, что испытываешь, заходя в деревню, – ощущение брошенности, сиротливости, даже тоски, которая рождается, когда понимаешь, что жизнь отсюда ушла навсегда. Не заскрипит больше избяная дверь, не откроются створки окна, чтобы показать выглянувшую старую хозяйку, не запахнет дымком и свежеиспеченным хлебом, не раздадутся голоса соседок, обсуждающих последние новости, не пробежит с друзьями приехавший к бабушке внук... Полуразвалившиеся дома словно старые, сломленные недугом люди, которые с затаённой надеждой ждут помощи, но, как известно, от смерти лекарства нет... Помните, в «Старосветских помещиках» Н. В. Гоголя: «...чувства мои странно сжимаются, когда воображу себе, что приеду со временем опять на прежнее, ныне опустелое жилище и увижу кучу развалившихся хат, заглохший пруд, заросший ров на том месте, где стоял низенький домик, – и ничего более. Грустно! Мне заранее грустно!»
Поломка размещалась на самой границе Овсяновской волости Варнавинского уезда Костромской губернии: примерно в двух верстах от неё находится деревня Пыдрей, входившая уже в состав Шалдёжской волости Семёновского уезда Нижегородской губернии.

Жизненный век у деревеньки оказался не таким уж и длинным – около 150 лет. Поломку основали в период между 8-й и 9-й ревизиями – переписями населения (1834 и 1850 года соответственно). Так, на момент 9-й ревизии (12 сентября 1850 года) деревня принадлежала помещику – статскому советнику и кавалеру Андрею Алексеевичу Викулину (в частности, за ним же тогда числились Львово, Зимарка, Рассадино, Топан, позже вошедшие в Воскресенский район Нижегородской области). Деревушка состояла всего из пяти хозяйств и больше напоминала хутор. Все поломковцы были переведены из ныне исчезнувшей деревни Львово, входившей позже в Погатихинский, а затем Благовещенский сельсовет Воскресенского района.

Первые поселенцы Поломки, названные в переписи главами домохозяйств: Никон Анисимов, Фома Иванов, Сергей Михайлов, Иван Силонов и Иван Тимофеев. Всего на новое место прибыло 10 крестьян и 11 крестьянок. Потомки этих «первопроходцев» позже стали Кудряшовыми, Кульневыми, Рябиниными, Сизовыми, Смирновыми, Соболевыми, Сухаревыми, Фомиными.
На момент 10-й ревизии (19 апреля 1858 года) Поломка принадлежала помещице – статской советнице Анне Сергеевне Викулиной, и проживало в ней 24 человека.
О деревне сохранилась, в основном, информация статистического характера.
Так, согласно «Списку населённых мест Костромской губернии по сведениям 1870 – 1872 годов», Поломка находилась при речке Пыдрейке и насчитывала всего 4 двора с 25 жителями (14 мужчин и 11 женщин).
В «Материалах для оценки земель Костромской губернии» (1904 год) отмечается, что в деревне уже было 13 хозяйств с 64 жителями, из которых грамотой владело только пятеро (из них одна женщина).
Согласно сельскохозяйственной переписи 1916 года, Поломка состояла из 18 дворов с населением в 89 человек, причём работоспособных – 46. Безлошадных домов насчитывалось 7, с одной лошадью – 11. В подворьях содержались коровы, телята, овцы, свиньи.
На земельных участках сеяли озимую рожь, овёс, лён, сажали картофель. «Отчёт Варнавинской земской управы» за 1896 год называет крупными землевладельцами Ивана Леонтьева, Никона Анисимова «с прочими», у которых было 38 десятин. В «Отчёте...» за 1908 год среди недоимщиков указан Александр Кузьмич Смирнов – хозяин 40 десятин. Статистический сборник «Кустарно-ремесленные промыслы Костромской губернии. Выпуск I. Варнавинский уезд» (1913) не отмечает ни одного промысла, которым бы занимались поломковцы.

Из «Списка населённых мест Костромской губернии» (1916 год) узнаём, что основным источником водоснабжения в деревне были колодцы, до ближайшего города Семёнова – 20 вёрст, до своего уездного центра Варнавина – 90, до Овсяновского волостного правления – 18, до ближайшей пристани в селе Воскресенском – 40; ближайшая железнодорожная станция – за 90 вёрст в Нижнем Новгороде.

Поломка – одна из самых небольших деревень Овсяновской волости. По размерам её можно сопоставить с такими деревушками, как Малая Покровка (в 1916 году в ней насчитывалось 17 хозяйств), Устиновка (Малая Шалдёжка) – 19 дворов, Куликово (Малые Ключи) – 21, Новое Михайлово (Малая Овсянка) – 22, Молчаново (Лебедки) – 23, Малая Погорелка (Михайлово) – 25, Малое Гришенино (Косолапиха) – 27. До сих пор жилыми остаются лишь Малая Покровка, Устиновка (в составе Шалдёжки) да Малая Овсянка. Остальные деревни исчезли навсегда и превратились в урочища.
В 1923 году Овсяновская волость вошла в Краснобаковский уезд, в апреле 1924 года была совсем ликвидирована, селения же объединились в Шадринскую волость того же уезда. В частности, Поломка с 17 апреля до августа 1924 года входила в Малиновский сельсовет (центр – деревня Малиновка), а с августа 1924 года и до июня 1954-го – Дмитриевский (центр – деревня Дмитриевка (Порубки)), влившийся после своей ликвидации в Шалдёжский сельсовет. (Отметим, что в 1929 году Краснобаковский уезд упразднили, а Дмитриевский сельсовет вошёл в Семёновский район Нижегородского округа.)

Из «Алфавитного списка населённых пунктов Нижегородской губернии» (в границах на 1 января 1925 года) узнаём, что в Поломке на тот момент проживало 99 человек; почтовое отделение находилось в селе Владимирском; расстояние до центра сельсовета составляло 2,5 вёрсты, до Шадрина (волостного центра) – 11.
Согласно «Статистическому справочнику по Нижегородскому округу» (1930 год) к моменту переписи 17 декабря 1926 года Поломка насчитывала 21 хозяйство со 105 жителями и входила в Дмитриевский сельсовет вместе с Малиновкой, Малой Дмитриевкой (Малыми Порубками), Большой Дмитриевкой (Большими Порубками) и Софиловкой. К слову, ныне во всех этих деревнях нет ни одного постоянного жителя.

В годы Великой Отечественной войны из Поломки ушли на фронт и не вернулись более двадцати человек. Среди них – Кульнев В. В., Кудряшов С. И., Рябинин В. П., Рябинин М. А., Смирнов С. П., Смирнов И. З., Смирнов А. П., Смирнов А. Н., Смирнов И. П., Смирнов Н. С., Смирнов Н. И., Сухарев И. П., Сухарев Н. А., Сизов В. П., Сизов В. Г., Соболев А. Т., Фомин Н. И.

Согласно переписи населения 1989 года, в Поломке не было уже ни одного жителя. В 1990-х годах в деревне случился пожар, когда сгорело несколько домов.
В «Реестре административно-территориальных образований, городских и сельских населённых пунктов Нижегородской области (по состоянию на 1 января 2008 года)» Поломка по-прежнему значится в составе Шалдёжского сельсовета.

Важным источником сведений о деревне являются церковные документы: метрические книги и клировые ведомости. Так, в наиболее ранней из дошедших до нас клировых ведомостей Тихвинской церкви села Топан за 1877 год находим краткую запись о приходской деревне Поломке: число дворов – 7, крестьян – 34, военных – 7; расстояние до церкви – 8 вёрст, препятствий в сообщении с храмом нет. В клировой ведомости этой же церкви за 1918 год увидим, что за 41 год число дворов увеличилось до 13, а жителей – до 113.

...Открываем метрическую книгу Тихвинской церкви села Топан за 1882 год и находим самую раннюю запись о рождении поломковца: имя – Феодор; рождён 28 января, крещён 30-го. Родители – Овсяновской волости деревни Поломки крестьянин Иван Леонтиев и законная жена его Матрона Прокопьева, оба православного вероисповедания. Восприемники при крещении – той же волости и деревни крестьянский сын Герасим Филиппов и крестьянская девка Анна Иванова. Таинство крещения совершал священник Иоанн Тарелкин с дьячком Димитрием Благовещенским. (Как выяснилось при сопоставлении нескольких метрических записей, фамилия Ивана Леонтьевича – Смирнов.)
Актовые записи гражданского состояния о жителях Поломки содержатся не только в метриках Топанской церкви, но и Христорождественской церкви села Шалдёжина. Так, в книге за 1905 год находим запись от 9 апреля о рождении Георгия, родители которого – «Овсяновской волости деревни Поломки крестьянин Георгий Михаилов и законная жена его Дарья Иванова, оба православные. Восприемник при крещении – той же деревни крестьянин Иван Леонтьев. Таинство крещения совершал священник Алексей Кротков с диаконом Дмитрием Краснопевцевым».

Позже удалось восстановить фамилию новорождённого Георгия Георгиевича – Сухарев. С его правнуком, Сухаревым Вячеславом, мне довелось познакомиться при составлении родословного древа.
Вячеслав помнит деревню ещё живой, когда в 80-е годы прошлого века он мальчишкой приезжал сюда к бабушке и дедушке. Уже тогда в Поломке оставалось совсем немного жителей, но всё же летом, когда гостили внуки, деревня как будто возрождалась вновь. Жили без удобств: воду брали из колодца, а в последнее время не было даже электричества. В конце 1980-х Сухаревы уехали из Поломки, но эта обезлюдевшая деревушка осталась в памяти Вячеслава навсегда. Увлечение генеалогией снова привело его в родные места после 30-летнего отсутствия.
- Воспоминания детства самые тёплые, именно «тёплые»: в Поломку меня отвозили на лето. Запомнилось купание в речке Пыдрейке, бег наперегонки с друзьями по пыльной дороге между Пыдреем и Поломкой, лабазы на деревьях, хлеб из печки... Теперь Поломку не узнать, – отмечает Вячеслав. – Всё заросло бурьяном, бывшая улица утонула в деревьях, дома или рухнули, или находятся в аварийном состоянии... Крыша родного дедовского дома полностью обвалилась. Жаль Поломку. Всё чаще ночами снится мне эта деревня-сирота...
На кладбище близ деревни Малиновки – могилы умерших родственников. Вячеслав не раз навещал этот затерявшийся среди полей погост. Связь с родной землёй окрепла... Появилось большое родословное древо.

...В опустевших домах Поломки невозможно находиться спокойно, с равнодушным сердцем. Когда видишь словно застывшее время и понимаешь, что жизнь здесь угасла навсегда, невольно накатывает волна какого-то угнетённого состояния, жалости ко всему этому брошенному деревенскому хозяйству. Но это приходится принимать как должное. Будто хоронишь близкого человека: вот в последний раз видишь его родное лицо, вот уже насыпаны оставшиеся комья свежей земли, вот уже стоишь и смотришь на невысокий, только что появившийся холмик… И наступает пора безвременья.

Александр ГРАДУСОВ
Фото автора и из семейного архива Вячеслава СУХАРЕВА


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel