Печать
Категория: к празднику Великой Победы
Просмотров: 347

Подготовила Ирина КОЛОБОВА
Фото из семейного альбома Лабутиных
24.03.2020 г.

Грядёт 75 годовщина Великой Победы. В свете этой знаменательной даты есть смысл отметить ещё одну – 55 лет с начала её официального празднования.

Три поколения советско-российского народа, родившихся и живущих под мирным небом, ежегодно радостно и торжественно празднуют Победу. А вот те, для кого этот праздник по-настоящему «с сединою на висках и со слезами на глазах», знают и о двадцати годах забвения Великой Победы.

Ефим Григорьевич Лабутин решил рассказать о своих многочисленных родственниках, которые приближали Победу, и начал повествование именно с момента её «реабилитации».
- Я хорошо помню 1 мая 1965 года. После праздничной демонстрации, посвящённой Дню международной солидарности трудящихся, мы с отцом Григорием Прокофьевичем по традиции зашли в гости к дяде Ване, брату моей матери Ивану Афанасьевичу Пачуеву – как он выражался, на чашку чая. В этот день они всегда встречались. И вспоминали 9 Мая действительно со слезами на глазах. Слёзы текли не только по погибшим товарищам, но и потому, что этот великий день, да и саму Победу, тогда, можно сказать, свели на нет. Предприимчивый Запад вовсю уже начал себе приписывать наши заслуги, что ветеранам было очень обидно.
Наше руководство к тому времени, видимо, стало понимать, что подобный расклад дальше оставлять нельзя, и на 9-е число намечались широкие мероприятия. И вот 1 мая 1965 года за «чашкой чая» отец и дядя, до слёз обрадованные «реабилитацией» Победы, до ночи вспоминали свою боевую молодость. А я, пятнадцатилетний мальчишка,  слушал и запоминал…

Если пуля просвистела – значит, не твоя

Мой отец, ворошиловский стрелок, был призван в Красную армию в 1939 году. Службу начал в Крыму ездовым – то есть, в его «подчинении» была лошадка с повозкой. Готовился к отправке на Финскую войну, но дивизию перекинули в Бессарабию (Молдавия), в 15 километрах от границы с Румынией.

22 июня 1941 года отец увидел и узнал, что такое ад. Дивизию подняли по тревоге. Был бой, отец подвозил мины к миномётам. Один пожилой солдат не умел правильно наводить орудие, и отец предложил помочь. «А ты умеешь?» – спросили его. – «Попробую…» Вторым выстрелом цель была поражена. С этого момента отец был назначен первым номером миномётного расчёта.

Отступали. Было очень горько. Но при каждой возможности били фашиста. Рядом с отцом разорвалась мина, и осколок рассёк локоть. Далее был медсанбат, но при первой же возможности отец сбежал на передовую.

На войне он понял, что, если пуля просвистела, значит, не твоя. Свою не услышишь…  

Начальник штаба полка направил отца на шестимесячные курсы артиллеристов, после которых ему присвоили звание младшего лейтенанта и направили на Волховский фронт, на прорыв блокады Ленинграда. В 1944-м под городом Островом Псковской области получил осколочное ранение правого глаза.
После госпиталя перевели в резерв Главного командования. Оттуда направили служить начальником сопровождения транспорта. Конец войны встретил в Румынии. Доставлял эшелон с бомбами, а ему сказали, что война кончилась, и бомбы теперь никому не нужны…

После войны отец написал свою боевую автобиографию. Он был награждён орденами Отечественной войны I и II степени, медалью «За победу над Германией», отмечен другими наградами.
Хорошо помню май 1965 года – это было началом чего-то нового, справедливого. Я узнал, что в моё родное село Рождественское не вернулись с войны 18 человек. «Как если бы в каждой семье погиб один или два человека», – сказал тогда отец. Страшные цифры.

Свою пулю не услышали…

Родной брат отца Леонтий Прокофьевич пропал без вести в октябре 1942 года под Москвой. Двоюродные братья Комиссин Иван Филаретович, Комиссин Савелий Григорьевич, Лабутин Ефим Гаврилович, племянники Лабутин Николай Прокофьевич, Лабутин Афанасий Харламович, Фролов Фёдор Иванович – погибли.

Ещё один родной брат отца Фёдор Прокофьевич в мае 1941 был призван на переподготовку в Гороховецкие лагеря. После курсов его отправили на передовую. Был ранен, попал в плен – бежал. Поймали, затравили собаками. Перевели в Польшу в лагерь для военнопленных.

Когда раны затянулись, снова бежал. Дело было в ноябре – пришлось переплыть четыре реки. Пробрался к белорусским партизанам, с которыми громил фашистов до момента соединения с Красной армией. Партизаны пускали под откос немецкие поезда, совершали подвиги, о которых мы потом читали в книжках и смотрели кино. Был награждён орденами Славы и медалями.

Мой дядя по материнской линии Пачуев Иван Афанасьевич 1922 года рождения после смерти родителей уехал из деревни в Семёнов, выучился на бухгалтера, вступил в комсомол. В сорок первом ушёл добровольцем на фронт. Был политруком роты в десантном лыжном батальоне. Самые неизгладимые воспоминания – об обороне Москвы. При переходе через линию фронта, когда стояли жестокие морозы, все оставшиеся в живых бойцы батальона были или ранены, или обморожены.  

После госпиталя дядя в звании старшего лейтенанта снова вернулся в строй, на оборону столицы. После ранения правой руки был признан инвалидом, не годным к военной службе. Вернулся в Семёнов, окончил учительский институт, затем заочно нижегородский педагогический. Работал в школе, в районо, а потом много лет был директором школы-интерната №1. Заслуженный учитель РСФСР, награждён орденом Ленина. В 1969 году в последний раз привёл своих учеников на парад Победы. Заехал в гости к моему отцу и сказал, что это его последний визит. Через 10 дней умер.

Другого моего дядю Пачуева Викула Афанасьевича 1926 года рождения призвали на фронт в 1943 году. Начал службу в Карелии, окончил войну в Дании. После войны продолжал служить на Дальнем Востоке.

Парад Победы был для него ежегодным жизненно необходимым ритуалом. Ни одного парада не пропустил до самой своей смерти.

Муж тёти Анны Афанасьевны Седов Иван Иванович участвовал в обороне Ленинграда. По рассказу однополчанина, земляка из Ковернинского района, погиб при форсировании Невы. А судя по информации из интернета, умер в германском плену.  

Хочется вспомнить ещё одного хорошего человека, героя, почётного участника каждого парада Победы в нашем городе. Белкин Василий Иванович родом из Алтайского края. У него даже мысли не было, что окончит он свою героическую жизнь в нашем маленьком заволжском городке. Но война диктовала свои условия. Старший лейтенант Белкин, командир роты, после ранения в Германии был направлен на лечение в наш семёновский госпиталь, да так здесь и остался. Работал в милиции, умер на 83-м году.

Все наши семёновские ветераны войны были настоящими братьями в самом лучшем понимании этого слова. Они ежегодно в мае собирались вместе, вспоминали боевых товарищей, помогали друг другу. Жители деревень Малозиновьевского сельского совета в трудное послевоенное время доверяли своим руководителям и готовы были трудиться не покладая рук, потому что всё руководство состояло из фронтовиков. Председатель сельсовета Кондратий Левин, наш учитель Юрий Сергеевич Леушин, председатель колхоза Шаханов Роман Николаевич… Благодаря их боевой и трудовой доблести наш край начал быстро восстанавливаться.

На старой фотографии из нашего семейного альбома – 10 человек, героев, товарищей отца. Я знаю не все имена полностью, но помню их самих – детская память цепкая. Они для меня навсегда остались героями, с которых старался делать жизнь: Печекладов Иван Семёнович, участник Гражданской и Великой Отечественной войн (деревня Рождественское); Ежов Ермил (Ларионово); Марков Ларион (Ларионово); Комиссин Григорий Григорьевич, пулемётчик (Рождественское); Логинов (Пруды); Левин Кондратий (Большое Зиновьево); Егоров Савелий Вахромеевич (Федосеево); Маслов Фёдор (Федосей) Тимофеевич (Малое Зиновьево), Лабутин Григорий Прокофьевич, мой отец (Рождественское); Прудовская Рая (Пруды).

Трудно сейчас выдвигать версии по поводу двадцатилетнего забвения Великой Победы, да и не нужно этого, у каждого времени свои законы. Возможно, у страны, только что пережившей страшную войну, не было достаточно средств  отмечать подряд два грандиозных праздника. Первомайскую демонстрацию, прославляющую труд и солидарность, отменить было никак нельзя, ведь после войны именно ударный труд вышел на первое место, только он мог поднять страну. А, может быть, руководство страны решило, что военные ужасы надо побыстрее забыть и переключиться на мир.

Так или иначе, но уже ничего не изменить, а надо сказать огромное спасибо дорогому и незабвенному нашему товарищу Леониду Ильичу Брежневу. Это с его лёгкой руки в 1965 году, после трёх миновавших юбилеев, наша Победа зазвучала во весь голос и на весь мир. Да, Леонид Ильич очень любил праздники, но ничего плохого в этом нет. К тому же он сам был фронтовиком и знал, чего стоит каждый день, проведённый на войне.

Ефим Григорьевич Лабутин хорошо помнит и первый Победный парад в Семёнове. Тогда ещё не было ни парка Победы, ни памятника воину-освободителю. Но все ветераны, да и вообще весь город, собравшийся в законный выходной на главной площади, были счастливы. Да, они плакали и вспоминали ужасы войны, но свято верили, что больше такого никогда не допустят. А День Победы с его вечной памятью в этом поможет…


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle