Ирина КОЛОБОВА
03.12.2016 г.

Ноябрьский выпуск уже ставшей привычной рубрики «Из зала суда» мы решили приурочить ко Дню юриста, который отмечается сегодня, 3 декабря.

В связи с этим мы не станем будоражить и пугать читателей очередной порцией преступлений, а постараемся создать приятную атмосферу для всех, кто имеет отношение к данному праздничному событию. Как показывает жизненная практика, День юриста имеют право отмечать все без исключения – и те, кто выбрал служение закону своей профессией, и те, кто чтит закон в силу своих моральных устоев. И даже те, кто нарушает его, наверняка тоже по-своему отметят эту дату.

Гость нашей рубрики – юрист с огромным стажем Надежда Григорьевна ИНВИЯЕВА – без малого тридцать пять лет стояла на страже закона. За это время ей удалось наставить на путь истинный сотни оступившихся, запутавшихся в жизненных перипетиях граждан и осудить не меньшее количество настоящих преступников. И всю свою жизнь без остатка Надежда Григорьевна чтит закон во всех его многогранных проявлениях, как самый важный и необходимый элемент человеческой жизни.

- Мне, как судье в отставке, надо бы отмечать День судьи, но в нашем календаре почему-то нет такого праздника. Немного обидно, но мы уже привыкли к обобщающему названию, к тому же День юриста – это дата, объединяющая всех людей, кто посвятил свою жизнь служению закону; неважно, учёный это или судья, адвокат или прокурор, юрисконсульт или министр, депутат или президент. 

Десять лет счастливой жизни… в милиции

- Известно, что вам привелось служить закону в нескольких из перечисленных категорий профессий. Расскажите, с чего всё начиналось и как вы пришли к решению стать юристом?

- Начиналось всё как у всех – с детства. Родилась я далеко от Семёнова, в Донецкой области, но вся моя жизнь связана с этими прекрасными местами. Сначала я приезжала сюда каждое лето на каникулы, а потом переехала на постоянное место жительства. Отец мой украинец – донецкий шахтёр, а мама родилась в Семёновском районе. Мама поехала за отцом, но прожили на Украине мы недолго – мамины уговоры сделали своё дело, и мы перебрались поближе к её родине, в Горький. Там я окончила школу и поступила в юридический институт. В институте познакомилась с будущим мужем, поженились, родилась старшая дочь. После окончания института единогласно выбрали местом работы Семёнов, каждый день ездили на службу на электричке. Вместе работали в РОВД, я – следователь, муж начал с дежурного, а закончил службу заместителем начальника службы участковых инспекторов. Жизнь была такая интересная и напряжённая, что частенько и ночевать приходилось на службе. Наша маленькая дочка, можно сказать, жила в милиции. Молодые были, и нам всё это очень нравилось. Десять лет я проработала в милиции, так, наверное, и осталась бы, но бытовые проблемы поставили нас перед выбором. Социальное жильё у нас тогда было, можно было уже не мотаться на электричке туда-сюда, но оно оставляло желать лучшего. Родилась младшая дочь, начались болезни, и мы с мужем решили начать стройку собственного дома. А это, кроме материальных затрат, требует ещё и много времени. Служа следователем РОВД, где рабочий день совершенно ненормированный, я не могла себе этого позволить. Пришлось поступиться собственными амбициями, желаниями и принципами и уйти с любимой работы. Устроилась юристом на хлебозавод и четыре года старательно и аккуратно провела в окружении… бумаг. 

- Судя по вашему выражению лица, это были не самые лучшие годы вашей жизни?

- Да. Мне как воздуха не хватало общения с людьми, участия в их жизни. Не хватало темпа, стремительной смены событий и, главное, очевидного результата своей работы. Даже наличие вдруг появившегося свободного времени не примиряло меня со скучной бумажной работой.

- И вы ушли..?

- Я и ушла в адвокаты. Владимир Иванович Кочергин предложил мне работу в адвокатуре. Это было очень интересно, эта работа, как поток свежего воздуха, буквально захватила меня с головой. Мне нравилось всё – и график работы, и общение с коллегами, и знакомство с самыми различными сторонами жизни людей, и особенно возможность помогать людям. Тут уж, как говорится, результат твоей деятельности всегда очевиден. Шесть лет пролетели совершенно незаметно. 

Мирные проценты

- Если подсчитать, то это – самое начало нулевых?

- Так и есть – 2000 год. В стране происходят радикальные изменения, появляется много новых отраслей, служб и ведомств. К таким новшествам можно смело отнести возникновение института мировых судей и введение территориальных судебных участков.

- Надо полагать, что мимо таких изменений вы в силу своего любознательного и честолюбивого характера не могли пройти равнодушно?

- Я бы не назвала это честолюбием (этим я, кстати, никогда не страдала), мне просто всегда интересно всё новое, и всегда хочется испытать на себе – смогу ли, получится ли? Владимир Дмитриевич Книжников, председатель районного суда, нашёл тогда нужные слова для убеждения, и я решилась. Сдала квалификационный экзамен и приступила к служебным обязанностям.

- Вот здесь недостатка в общении с людьми вы точно не испытывали. Никогда не подсчитывали, сколько проходящих через ваши руки судебных дел заканчивались миром?

- Безусловно, подсчитывала, в этом, в принципе, и состоит смысл работы мирового судьи, само название говорит за себя. Однако не всегда удавалось закончить дело миром, очень многое зависит от настроя людей. Но, тем не менее, в моей практике больше 50% всех дел разрешались миром.

- Результат неплохой. Легко ли вам удавалось вживаться в совершенно новое для вас дело?

- Признаюсь, что было нелегко и даже страшновато. У нас не было даже своего отдельного помещения, были только стол, стул в здании районного суда и авторучка в руках. Но потом всё постепенно наладилось, я поняла, что главное-то у меня уже есть, это – мой опыт прежней работы. Навыки работы следователя помогали вникать во все тонкости даже самых сложных дел. Постепенно выстраивалась логическая цепочка, выяснялся мотив и устанавливалась истина. Как адвокату мне часто удавалось простым доступным житейским языком, правильно подобранными словами переубедить стороны, и едва не ставшие врагами близкие люди уходили из зала суда примирёнными и осознавшими смысл непростой житейской ситуации. Даже не очень любимая работа юрисконсульта помогала мне совершенствоваться в новой службе. Привычка к порядку, хронологии и классификации всей документации, строгость, регламент и чёткость исполнения дел должны быть на вооружении мировых судей не в меньшей степени, чем знание человеческой души и умение использовать слово.

Я – судья!

- Служба мировым судьёй была ещё одной ступенькой в вашей карьерной юридической лестнице. 

- Да, и длилась она пять лет, которые тоже пролетели, как один миг. Немного даже страшно становится, когда думаешь, что это пролетает твоя жизнь. А с другой стороны, видимо, жизнь моя сложилась неплохо, если я никогда не тяготилась своей работой и не торопила время. В 2005 году я стала федеральным судьёй Семёновского районного суда. Категория дел изменилась если не количественно, то качественно. Но, как и прежде, накопленный профессиональный опыт был для меня лучшим учителем и помощником. Трудно, наверное, представить, как опыт мирового судьи помогает в ведении, например,  уголовного дела, но именно так и есть. Без умения судьи понять человеческую душу, выяснить, что толкнуло человека на преступление, не может быть справедливого приговора. 

- Начало нового тысячелетия было сложным периодом в жизни людей, это относится ко всем категориям жизни. А на судебной практике как отразились эти годы? Каких дел было больше и какие были сложнее?

- Недостатка в делах наш суд никогда не испытывал. Девяностые отпечатались разгулом разбоя, убийств и мошенничества. В двухтысячных на свет вышли земельные дела – признаюсь, самые сложные. Если уголовные дела рассматриваются по подготовленным следствием материалам, то в земельных тяжбах судье приходится находить истину самому. Канули в лету времена, когда личные участки забивали колышками, и все конфликты на соседнем деле решали также по-соседски. Сейчас за каждый сантиметр земли люди отчаянно сражаются в суде. Это, наверное, правильно, ведь земля как объект недвижимости представляет особую ценность, и суд обязан разрешать конфликты. Суд стал более открытым, доступным, каждый может легко и свободно открыть дверь храма правосудия и потребовать справедливого решения. 

- Вы считаете правильным, что суд перестал вызывать в людях священный трепет и вид судебного здания уже не заставляет суеверно плевать через плечо: «не дай бог оказаться здесь»?

- Во все времена люди опасались болезней, тюрьмы, суда и делали всё возможное, чтобы избежать подобной участи. Но во все времена, тем не менее, болели, грешили и нарушали закон. Да, раньше люди относились к суду с большим… не знаю – страхом или уважением, но времена меняются, меняются и люди. Сейчас большинство воспринимают суд не как храм правосудия, куда следует ступать с благоговением и только в самых исключительных случаях, а как бытовой инструмент для разрешения повседневных проблем. Я думаю, что это в большой степени правильно – человек не должен бояться суда, он должен верить, что ему здесь помогут. А вот для этого он обязан суд уважать, а суд должен уважать человека.

- Вы ушли в отставку, не доработав год до круглой десятки. Это было ваше личное осознанное решение или сыграли роль какие-то внешние факторы? В 2014 году сменилось руководство, а это, как известно, всегда чревато переменами.

- Внешние факторы, безусловно, были: это, во-первых, возраст, а во-вторых, жгучее желание отдать хотя бы внукам то, что не додала детям – своё свободное время, внимание, любовь. Пока ещё есть силы и возможности. Мой переход на качественно новую ступень жизни – проще говоря, на пенсию – прошёл не только безболезненно, но и вполне радостно. Смена руководства, приход на должность председателя суда Ф. В. Щукина не имеет к моему решению никакого отношения. Я бы с удовольствием поработала с этим талантливым, интеллигентным человеком, замечательным профессионалом, как когда-то с удовольствием работала под руководством В. Д. Книжникова. Но человек должен трезво оценивать свои возможности, чтобы в какой-то момент не оказаться балластом на современном суперскоростном лайнере. Честно признаюсь, мне пришлось бы очень сложно справляться с тем количеством работы, которую выполняет наш сегодняшний суд. Ведь Семёновский районный суд занимает лидирующие места в области по нагрузке. Молодые специалисты сразу окунаются в этот поток, и им легче адаптироваться в современной профессиональной среде. 

- Не может быть, чтобы на заслуженном отдыхе вы забыли все свои профессиональные навыки и привычки. Не достаётся ли вашим внукам от бабушки- правоведки? Не мучаете ли вы их буквой закона и страхом наказания?

- Иногда, правда, ловлю себя на мысли, что допускаю подобное, но в нашей семье невозможно забыть юридический язык, мы все – муж, я, две дочери – юристы, и внуки тоже привыкли к нашему стилю общения. Иногда пятнадцатилетний внук отвечает мне: «знаю, знаю, бабуля, за мой проступок закон такой-то, пункт такой-то». 

Весело живём, я счастлива. Занимаюсь садом, цветами, всем, на что никогда не хватало времени. Мечтаю путешествовать по своей стране. Встречаюсь с коллегами, в суд иногда захожу, там всегда встречают дружелюбно, приглашают на различные мероприятия, не теряют связи с ветеранами. С судом связана вся моя профессиональная жизнь, даже когда я работала следователем, адвокатом, юрисконсультом постоянно приходилось обращаться в суд. Мне очень везло с коллегами и руководителями. В. П. Задорина, Д. И. Кульков, Б. П. Осипов, М. П. Смирнов, В. Д. Книжников, Т. Л. Андронычева, В. С. Мясникова, Л. И. Талькова, М. Г. Смирнова, И. Г. Красильникова – все мои учителя, друзья и профессионалы высочайшего класса. Всех благодарю и от души поздравляю с профессиональным праздником. А про себя скажу, что сделала всё, что могла, пусть другие сделают больше. 

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus

   
   
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018