Э. МЕРЕКИНА
14.09.2013 г.

Хочу рассказать о своей судьбинушке – о человеке, с которым я прожила счастливо 33 года. Многие наши знакомые вначале удивлялись, глядя на нашу пару – он инвалид без обеих ног, я намного моложе... При всем этом именно он, Григорий Иванович Мерекин, стал моим счастьем, отличным отцом моему сыну, учителем в сложных жизненных ситуациях. Он стал для меня всем.

А начиналось наша история так. Познакомились мы в Кстове, куда Григорий приезжал к своему младшему брату Алексею в гости. В то время я была замужем, и наши семьи дружили. Прошло время, и мой брак, к сожалению, не удался, а тут еще трагедия – утонула старшая дочка. Моему горю некому было помочь: родные далеко, в Новосибирской области, а сынуле всего четыре года. Жить дальше в Кстове я не могла – давило горе…

Наверно, Бог мне помог в той сложной ситуации вспомнить человека, который с первого взгляда поражал своей силой и добротой. Григорий Иванович Мерекин был полон любви к жизни, к нему шли за советом и стар, и мал – и всем он помогал. Вот и я поехала к нему в Семенов за советом.

По дороге произошла случайная встреча. В электричке ко мне, заплаканной, подсела незнакомая женщина: «Что с тобой, доченька?» Всхлипывая, я рассказала ей о своей горькой судьбе и призналась, что еду за советом к Григорию Ивановичу Мерекину. Она даже руками всплеснула: «Молодец! Знаю такого – отличный человек! Он обязательно поможет».

И вот я, вздохнув облегченно, нахожу дом на улице Чкалова, перешагиваю глубокие канавы старой дороги, открываю калиточку деревянного дома. Мы долго говорили с Григорием Ивановичем о моей и его судьбах, и сколько общего оказалось между ними!

Его рассказ меня очень тронул. Оказывается, как и я, рос Григорий в многодетной семье. Матери нас обоих покинули очень рано, и Грише пришлось стать добытчиком с детских лет, чтобы прокормить голодающую семью. Вместе со взрослыми мужиками деревни Кондратьево, где он жил, ездил парень на заработки в северные районы нашей области. Расплачивались с ним и деньгами, а чаще всего зерном.

23 апреля 1945 года, всего за несколько дней до Победы, Гриша возвращался домой с очередной «вахты». На станции Ветлужской пролезал под вагоном товарного поезда, и в этот момент товарняк начал отправляться… Одна нога осталась лежать на железнодорожном полотне, а вторая болталась, как на ниточке. Ужасная трагедия! Его чудом спасли, но и вторую ногу пришлось ампутировать.

И вот представляете такую картину: по обе стороны дороги деревни Кондратьево стоят женщины, дети, солдаты, пришедшие с фронта, а по дороге на каталке, как в кинофильме «Вечный зов», отталкиваясь от земли руками, едет хрупкий мальчишка. Все плачут, а он растерянно кланяется на обе стороны, здороваясь с односельчанами.

В таком состоянии трудно не впасть в отчаяние, и первое время после несчастного случая жизнь ему казалась беспросветной, но крепкие крестьянские корни и сильный характер помогли выжить. За плечами – образование в Кондратьевской начальной школе, о коем имелось Свидетельство и Похвальная грамота за примерное поведение и отличные успехи по всем предметам.

Григорий начал помогать отцу в выработке белой деревянной ложки. 21 мая 1947 года поступил на работу в артель инвалидов «Семеновский кооператор» в качестве ученика по сапожному делу. Окончив обучение, продолжал работать мастером в той же артели. В марте 1950 года правление артели переводит Григория на счетную работу учеником статиста, потом статистом, потом он становится плановиком артели. Был секретарем первичной комсомольской организации, выполнял общественную работу казначея кассы взаимопомощи.

Видя его старательность и, как бы сейчас сказали, коммерческую жилку, его стали продвигать по службе. Скоро стало ясно: там, где работает Григорий Иванович, всегда порядок, бумаги составлены – комар носа не подточит. И по производству он мог дать ценный совет.

Неслучайно в свое время он считался самым квалифицированным экономистом города, и директора крупных предприятий не раз пытались переманить начальника планово-экономического отдела к себе, но он был предан своему коллективу, где проработал 35 лет до трудовой пенсии.

Помню, и Семен Андреевич Демидов приходил к нам с приглашением на работу, даже квартиру обещал. Говорили они долго, и хотя муж отказался, расстались друзьями. Нередко С. А. Демидов заходил к нам в гости – видно, что-то сближало двух сильных людей.

Вновь и вновь возвращаюсь к моменту 45-летней давности. Встретил Григорий меня радушно: «Поможем, на работу устроим, квартиру подыщем, притупится твое горе». И говорил он уверенно, от него исходила внутренняя сила, так что мне стало спокойнее. Как он сказал, так и вышло.

Вскоре мы поженились. Не скажу, что у нас возникла любовь с первого взгляда. Григорий так боролся за меня, по-отцовски отнесся к моему сыну, что у меня возникло чувство глубочайшего уважения, которое переросло в потребность быть с ним рядом постоянно.

Мне доставляло удовольствие видеть своего мужа ухоженным. Я объясняла, что костыли – это его руки, они должны быть чисты и стоять рядом, а не прятаться под столом. Любила готовить его любимые блюда, вязать специальные протезные носки. Было радостно, что сына он по-настоящему любил и растил его не маменькиным сынком – учил быть мужчиной. Сын тоже полюбил нового отца.

Григорий многое умел, делал все аккуратно и с немецкой педантичностью, хотя по происхождению немкой в нашей семье была я. Мои родители – этнические немцы Поволжья, были репрессированы в годы войны. Хотя какая я немка? И языка не знаю. Мой родной язык – русский, моя Родина – Россия!

Гриша очень любил слушать мои песни, а потом и сам стал подпевать. Помню, по весне раскроет окна дома, а в дом льется аромат цветущих яблонь, и попросит: «Спой, Элуша, «Калину красную».

Подруги удивлялись его хозяйственным способностям. Дрова были сложены как по ниточке, ровненько, полено к полену, ровной стенкой – просто залюбуешься. Даже невозможно представить, что это сделал человек без обеих ног!

Гриша во всем любил порядок и четкость, у него был идеальный вкус. Как-то заметил, что я грядку неровно отбила, тут же стал исправлять. Да и я была не белоручка: дрова сразу научилась колоть и укладывать, навоз таскала, землю копала. Моя работа проводницей в нелегкое перестроечное время выручала нас материально, и тут вновь удивил меня мой муж: и готовить научился, и варенье варил так, что к нему за рецептами обращались. После поездок, которые длились сутками, я возвращалась домой, а мой Григорий любил угостить меня чем-нибудь вкусненьким.

Вот так и жили, и учили друг друга, и сына растили, воспитывая своими делами, с любовью к жизни, к земле и людям.

В 2001 году Гриши не стало. Несколько лет я не могла оправиться от тяжелой потери. Для чего пишу все это? Правильно говорят: «Жизнь пройти – не поле перейти». Жизнь бывает разной, но нужно видеть ее лучшие стороны, как видел мой дорогой муж, отдавать себя людям, быть нужным им, уметь радовать родных людей и ни в коем случае не отчаиваться!

Я живу одна уже тринадцатый год, но одинокой себя не чувствую. Опорой в жизни стал сын Олег, который впитал в себя все лучшие качества приемного отца. Кстати, он считал Григория своим родным папой, даже его генеалогическое древо сумел восстановить в архивах.

Проживает сын в Москве, приезжает ко мне часто, а я к каждому празднику, касающемуся его или внуков, которых у меня трое, обязательно выпускаю красочную стенгазету, пеку их любимые лакомства, вяжу оригинальные подарки. И все вместе мы часто вспоминаем дорогого и любимого Григория, который сумел сделать нас такими, какие мы есть. Он всегда с нами!

15 сентября ему исполнилось бы 85 лет. Он заслужил огромную любовь народа, сам при этом был скромен. Вечная память тебе, дорогой и любимый наш Григорий Иванович!

Фото из семейного альбома



   
   
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018