Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
11.11.2021 г.

10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел. Вот так официально и многословно называется один из самых народных праздников – бывший День милиции.

Мало кому известно, что его история насчитывает более 400 лет, но почти каждый знает, какого числа у нас отмечают этот день. И не важно, как он называется – День милиции или полиции, от перемены имени смысл службы не меняется. Во все времена сотрудники полиции стоят на страже народных интересов.
Герой нашего праздничного номера начальник окружного отдела внутренних дел полковник полиции Руслан ХАКИМОВ тоже считает, что главное в каждой работе и службе не название, а отношение к ней, профессионализм и – да, любовь, или, по крайней мере, уверенность в том, что ты занимаешься своим делом.

- Руслан Умярович, можете про себя сказать, что вы занимаетесь своим делом?
- Пожалуй, могу. По крайней мере, за время своей службы я ни разу не задумался: а что если бы я выбрал другую работу. А раз даже не задумался, значит, выбор сделан правильный.

- И когда вы сделали этот выбор – с детства мечтали, или так обстоятельства сложились?
- С детства не мечтал, хотя перед глазами всегда был пример отца. Он не был милиционером, работал на дзержинском заводе имени Свердлова, где отлично была поставлена работа с молодёжью, с трудными подростками и детьми. Отец возглавлял специальный комсомольский отряд, который работал не для галочки, не для лишнего выходного, коим обычно награждали дружинников за каждый выход в рейд по охране порядка. Мой отец, да и весь его отряд, работали за идею. И это не просто громкие слова, я даже в детстве понимал, что это – правда, отец доказывал это своим личным примером.

- Наверное, в вашем городе Дзержинске работы отцу всегда хватало?
- Да, не секрет, что наш город всегда отличался сложной криминогенной обстановкой. 80% молодёжи всех возрастов состояли в различных группировках. Детская преступность превышала все допустимые пределы. Что говорить, Дзержинск входил в знаменитую тройку самых опасных советских городов: Люберцы, Казань и наш Дзержинск. Этому, конечно, есть своё объяснение – много лет на химических заводах нашего города, «на химии», отбывали наказание преступники. Потому и сложилась такая атмосфера. Но и работа по предотвращению преступлений у нас всегда была на высоком уровне. Многих ребят, потенциальных преступников, удалось перевоспитать с помощью таких отрядов, где работали настоящие коммунисты, как мой отец. Но очень многие из малолетних хулиганов стали настоящими бандитами. Среди моих одноклассников, бывших приятелей много таких. Мы в детстве даже не понимали, что на самом деле творится в городе. Мы тоже дрались, казалось, что это очень романтично – защищать честь улицы, района. Например, по этим законам никто, даже самые отъявленные хулиганы, не могли предъявить какие-то претензии парню, если он шёл по улице с девушкой. Это считалось нарушением устава группировки, и нам казалось, что это очень по-джентельменски, правильно и красиво. А когда я начал работать в органах, увидел, куда приводили эти законы.

- А пока ещё не видели обратную сторону жизни романтиков с большой дороги, пока учились в школе, какой-то профессиональный путь для себя выбрали?
- Пытался выбирать, но плохо получалось. Учился я, скажу честно, так себе, звёзд с неба не хватал. Знал, что советский школьник обязан все предметы знать, но больше мне нравилась точка зрения одного моего одноклассника. Он был еврей, с очень красивой фамилией Розенблюм. Вот он всегда знал, чего хочет от жизни. Его сочинения зачитывали перед всей школой как образец, а вот с математикой он совсем не дружил. Когда учителя пытались взывать к его сознательности, он спокойно заявлял, что в его дальнейшей жизни точные науки совсем не пригодятся, тогда зачем на них время тратить. Вот и я решил: раз у меня нормальные отношения с химией, пойду в политех, и поступил сразу в два института – у нас в Дзержинске и в Нижнем. Но выбрал Нижний, на свободу захотелось. Полгода проучился, сижу как-то на лекции, и так мне скучно стало – ну не моё это, не моё! Какой из меня инженер-химик?! Да и не в почёте стали инженеры, все тогда в торговлю бросились. Пошёл и забрал документы.

- И тоже в торговлю пошли?
- Нет, подумал, а не стать ли мне военным, и отвёз документы в Саратовское военное училище. Поступил – родители одобрили. Но я даже форму курсантскую надеть не успел; увидел, как пацаны маршируют, везде – строем, и опять заскучал – не смогу я так, не моё.

- Но тут уж, наверное, и армия подоспела?
- Так точно. Мог бы я нарушить закон, возможности были, ведь весь пакет документов, которые я из училища забрал, у меня на руках был. Но мне такое даже в голову не пришло – меня так воспитали, что я ни разу в жизни в автобусе зайцем не проехал, даже когда там кассовые аппараты стояли. Понёс я свои документы в военкомат – военком спрашивает, почему из военного ушёл, а я так и заявляю: не моё это. Ах, не твоё, – басит военком, – так ступай-ка ты, боец, Родине служить. И я пошёл. Попал во внутренние войска, в Московскую отдельную мотобригаду. Вот тогда я впервые в жизни надел милицейскую форму, с тех пор и не снимаю. Служба интересная была, уговаривали остаться на сверхсрочную в Москве. Но очень я по дому заскучал, вернулся, устроился на работу в уголовный розыск, поступил в юридический и тут понял: вот оно – моё. С тех пор никаких метаний по поводу так или не так поступил, у меня не возникало. Но и о большой карьере я не мечтал, даже не задумывался, что когда-то начальником отдела стану или до полковника дослужусь.

- О карьере не мечтали, а о семье?
- Не то чтобы мечтал, но всё получилось очень хорошо. С будущей женой познакомился практически на работе – она в миграционной службе работала. Нам повезло – успели получить квартиру, можно сказать, забежали в последний вагон уходящей благословенной эпохи. Дочь родилась, родители рядом, служба идёт нормально – всё прекрасно. Вот уж и дочери восемнадцать, поступила в Московскую дипломатическую академию. Дипломатом мечтает стать.

- Вы пять лет руководили отделом полиции в большом и довольно значимом городе, карьера на самом взлёте, уважение коллег… Всё понятно, известно, работа отлажена, преступность снижается, звёздочки на погонах прибавляются. И вдруг – новое назначение. Как вы его расцениваете – как повышение или ссылку на периферию?
- Про звёздочки на погонах вы не зря отметили – на мне погоны, значит, обсуждать приказы я не имею права. Ни в коем случае не как ссылку я расцениваю своё назначение в Семёнов – скорее как необходимость оказать помощь. Но оказалось, что особенной помощи и не требуется. Здесь всё уже сложилось, и не самым плохим образом. Пытался я как-то устанавливать свои порядки, заставить работать по известным и испытанным принципам, но частенько они оказывались неприемлемыми для конкретной ситуации. Здесь ведь тоже своя специфика, сотрудники знают округ как свои пять пальцев, всю обстановку, людей, от кого чего можно ожидать; кого можно просто поругать, припугнуть, а кого уже поздно. Как-то планировалась у нас одно задержание, и я, как и полагается руководителю, приказал осуществить его немедленно. Сотрудники попробовали возражать, приводили аргументы, что торопиться не стоит, но я стоял на своём. И преступника мы в тот раз не задержали, провалили операцию. Я понял, что необходимо прислушиваться к людям, а ломать традиции, установленные десятилетиями, ни в коем случае нельзя. Да, здесь жизнь течёт совсем по-другому, более мирно, тихо, спокойно, размеренно. Я сначала даже пугался, что у меня телефон молчит – уж не потерял ли? – на бывшей работе в Дзержинске он практически разрывался от звонков. Зато я могу похвастаться перед бывшими коллегами, что работаю в безопасном городе.

- Вы ведь тоже приложили руку к тому, чтобы наш город стал более безопасным? Даже если кто-то и не знает, что в этом году наша полиция заняла первое место в областном конкурсе, то всё равно замечает, что преступность заметно снизилась. Даже по нашей газете это можно заметить: никаких громких ограблений, череды убийств или других серьёзных преступлений. Ваша заслуга?
- Ни в коем случае – я уже сказал, что коллектив мне достался хороший, слаженный, профессиональный, каждый на своём месте делает общее дело. Конечно, результат меня радует, перейти с 23-го места сразу на первое – серьёзная заявка, можно гордиться. Но это наша общая заслуга. Работа полиции сейчас перешла, так сказать, на новый уровень, на профилактический. Технический прогресс сыграл здесь очень большую роль. Взять хотя бы камеры видеонаблюдения, их в Семёнове 260 (!) – не каждый районный центр может похвастаться такими достижениями. Работать стало проще, не скрою, выявляемость преступлений растёт. Надо признать, что прогресс охватил не только систему выявления преступности, но и саму преступность, она тоже не спит, развивается по всем направлениям. Но не все их хитроумные разработки, уловки и секретики распространились по городам и весям, особенно таким небольшим, как Семёнов. Иногда даже смешно становится от неискушённости начинающих преступников. Один такой случай мы даже назвали ограблением по-семёновски. Парочка предприимчивых товарищей решила совершить налёт на пункт приёмки металлолома. И ведь повезло – у приёмщика при себе оказалась довольно значительная сумма денег. Просматривали мы записи с камеры видеонаблюдения и не могли от смеха удержаться. Идёт, абсолютно не скрываясь, парочка местечковых гангстеров, останавливается аккурат под камерой, надевает маски и приступает к своему разбойному делу. Потом эти горе-грабители возвращаются, опять под камерами снимают маски и, довольные, идут тратить награбленное. А потом удивляются, как это мы так легко и быстро их вычислили, ведь они так готовились!

- Получается, что скоро сотрудникам полиции совсем нечего будет делать?
- К сожалению, вряд ли мы доживём до таких времён. Да, разбой, кражи практически сходят на нет, даже в супермаркетах по сравнению с прошлыми годами, когда они только начинали работать, воровство резко снизилось. Но, как я уже сказал, работа полиции, как и преступность, вышла на новый уровень, так сказать, на цифровой. От мошенников всех мастей нет отбоя, они придумывают новые схемы обмана, которые, к сожалению, действуют практически безотказно, несмотря на их частую повторяемость. Ведь не поверите, какие серьёзные, умные люди попадаются на удочку. Каждый думает, что это других можно обмануть, а я-то не дурак. Увы… Потому мы и ведём большую и постоянную профилактическую работу. Я очень рад, что администрация округа нам в этом активно помогает, у нас здесь вообще обстановка, можно сказать, семейная, в этом, я считаю, плюс небольших городов. За каждым сотрудником закрепляется определённый участок округа, он ходит по домам, проводит разъяснительные беседы. К сожалению, это, пожалуй, единственное, что мы можем на своём уровне сделать для предотвращения мошеннических преступлений. Этим занимаются тоже на цифровом уровне, серьёзные и профессиональные айти-специалисты.

- Сегодня ровно десять лет, как милиция сменила своё имя на исконное – полиция. Вы помните, как это происходило и что вы по этому поводу испытали?
- Можно сказать, что ничего особенного я не испытал, больших переживаний по поводу названия не было, форму тоже принял нормально. Но я знаю людей, которые принципиально отказались от полицейских погон. Я в то время как раз учился в Свердловске на курсах повышения квалификации, так там большинство солидных профессоров при высоких званиях сняли погоны и сдали свои удостоверения, не польстившись на большую зарплату. Правда, они это объяснили не столько принципом, сколько свободой, которую они обрели, сняв погоны.

- Есть что-то, о чём вы жалеете, чего, может, не исполнили?
- Был такой момент. Где-то лет в тридцать я вдруг ужаснулся, что не читал ничего из классической литературы. Ужаснулся и взахлёб перечитал всю библиотеку, включая школьную программу.

- Ну, а планы какие-то строите – например, надолго ли вы у нас?
- Нам планировать не положено, мы только исполняем. Не скрою, победа нашего отдела в областном конкурсе добавила уверенности. Я когда-то три раза подряд был признан лучшим оперативником области и теперь поставил перед коллективом задачу стать лучшим отделом не менее трёх раз подряд.

- Мы все потихоньку привыкаем к новым условиям жизни и работы, когда профессиональные праздники уже не отмечаются слишком широко и часто на рабочем месте, но ведь без совместных событий, разговоров по душам трудно сплотить настоящий дружный коллектив. Вы считаете такие совместные мероприятия полезным условием для успешной работы?
- Да, я уверен, что сотрудники должны общаться не только на работе, я долгое время работал именно в таких условиях, и мне немножко жаль уходящих традиций. Но мы обязательно отметим наш профессиональный праздник. А кого не смогу поздравить лично, тем хочу сказать несколько слов через газету. Всех – и действующих сотрудников, и уважаемых заслуженных ветеранов – от души поздравляю с нашим праздником. Примите самые искренние пожелания крепкого здоровья на долгие годы, большого счастья, благополучия и отличного настроения!
Всем вашим жизненным и профессиональным достижениям способствует большая трудоспособность, целеустремлённость, сила таланта, разумная требовательность к себе.
От всей души желаю, чтобы удача, успех и вдохновение были верными спутниками во всех ваших начинаниях.
Особые слова поздравления хотелось бы сказать сотрудникам правопорядка, которые принимали участие в боевых действиях на Северном-Кавказе в горячих точках, несли службу в особых условиях вдали от родного дома, семьи, рискуя порой жизнью при выполнении задач по борьбе с преступностью. 


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

За мир
   
Январь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel