Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
25.01.2020 г.

Наша героиня буквально на днях отметила солидный юбилей, но рассказ о её жизни мы решили приурочить к Татьяниному дню, к именинам.

Всё-таки день ангела – это очень важно, и количество прожитых лет даёт возможность сделать вывод, что имя играет в человеческой судьбе если не решающую, то весьма значительную роль.

С подчинённых – три шкуры, а с себя – семь…

Татьяна Сазанова, Татьяна Викторовна, Сазанова… Как ни назови эту женщину, а перед глазами большого числа семёновских жителей немедленно возникает образ настоящего руководителя, партийца. Можно сказать, что это имя стало в нашем округе нарицательным, всегда вызывающим уважение, а иногда даже страх. Особенно пугал третий, короткий как выстрел, вариант этого имени: «Сазанова пришла», – тревожно шептались учителя и руководство школ, судорожно пытаясь устранить последние недоделки и привести в порядок свою внешность. «После обеда Сазанова придёт, мероприятие принимать», – волновались работники культуры перед очередным концертом или приёмом высокопоставленных гостей. Финансисты, промышленники, сельскохозяйственники... абсолютно все трепетали при упоминании этого имени. Да, побаивались её и… доводили свою работу до совершенства.
Иногда Татьяну Викторовну сравнивали с Екатериной Фурцевой – известным идеологом эпохи развитого социализма. Несомненно, черты этой женщины присутствуют в характере и внешности нашей семёновской идеологини. Та же стать, манера держаться, одеваться, та же стопроцентная требовательность к окружающим и в разы большая к себе. Про Татьяну Викторовну говорили, что она с подчинённых три шкуры дерёт, а с себя – семь. И непоколебимая вера в ум, честь и совесть эпохи.

Мне от отца досталось имя…

Родилась Таня Безрукова в Рустае. Этот посёлок тогда был центром леспромхоза, и все местные жители, включая народ из окрестных деревенек, работали в лесу.
- Наш домик буквально висел над Керженцем, – вспоминает Татьяна Викторовна, – эту первозданную красоту я, наверное, с молоком матери в себя впитала. А ещё впитала, что главное в жизни каждого человека – это труд. Да это все дети войны подтвердят. Родилась я в январе сорокового, 12 числа, а на следующий день мой отец ушёл на Финскую войну. Так что отца своего я не то что не помню, даже внешне не представляю, не было у нас ни одной фотокарточки. Единственное, что мне осталось от отца – это моё имя. Иногда мне кажется, что я даже помню, как родилась. В нашем посёлке была замечательная баня – новая, просторная, сосновая, будто золотая. По пятницам там женщины мылись, а по субботам – мужчины. Или наоборот. Недавно для интереса посмотрела календарь 1940 года, оказалось, что 12 января была пятница. Вот в этой бане я и появилась на свет. Принимала меня бабушка, она и поставила вопрос о моём имени, сказала, что рядышком по святцам Татьяны Крещенские… Отец начал склонять имя: Таня, Танечка, Танюшка – и оно ему очень понравилось. Всё, – говорит, – нечего думать, Танюшка будет… А на следующее утро, оставив маме пятилетнего сына, новорожденную дочку да ещё красивую корову Зорьку, ушёл навсегда… На Карельском перешейке его смертельно ранило, даже не знаем, где похоронен.
Ничего особенного про своё военное и послевоенное детство Татьяна Викторовна не рассказывает – всё как у всех: и голод, и труд, и безотцовщина, и страстное желание произнести слово «папа», прижавшись к родной груди, и отчаянное стремление сделать жизнь лучше. Замечено, что именно трудности и, главное, их преодоление рождают настоящих людей. Дети, как известно, не способны запоминать плохое, негативное, потому и Татьяна Викторовна вспоминает своё детство в радужных тонах.

Таня Безрукова вырабатывает характер

- В начальной школе я училась в Рустае, а в пятый класс пришлось идти в Лыково. Четыре километра туда-обратно бегала каждый день через лес. Частенько мои одноклассники ленились, не ходили, так я одна – и в мороз, и в дождь, по тропинке… Точно помню, что за всё время один-единственный день пропустила – заболела сильно. Очень мне нравилось учиться. И октябрёнком была активным, и пионеркой, и, конечно же, комсомолкой.
У меня в жизни было две мечты относительно профессии. Сначала мечтала стать продавцом. Как зайду в наш сельмаг, как увижу Капитона Николаевича, продавца, окружённого коробками с конфетами и прочими вкусностями, так сразу же представляю себя на его месте. Казалось, это предел мечтаний. Ну, а как в школу пошла, сразу поняла – только учительницей буду и больше никем. После школы поехали с подружкой Люськой в Горький, в пединститут поступать. Там возле кабинета, где документы принимали, огромная очередь стояла. Подружка вперёд меня попала, а я стою и думаю: «А вдруг поступлю, чего делать-то буду, как меня мама содержать станет?» Так и вышла из очереди. Вернулась домой, и начались мои трудовые будни. Звали в ОРС учеником счетовода – там и снабжение, и дефицит, а я не пошла – вот ещё, не буду канцелярской крысой! – и устроилась на железную дорогу. Походила по путям до слякотной холодной осени, проявила характер и поняла, что больше не могу. Пошла-таки в ОРС, тут и карьера начала расти, и зарплата. Подружка моя Нина Романова (Н. И. Денисова, бывший директор Историко-художественного музея – авт.) тогда уже в райкоме комсомола работала, предложила мне перейти в школу старшей пионерской вожатой. Вот тут я и подумала, что ухватила свою мечту за хвост.

Активная, весёлая, заводная пионервожатая Таня сразу же заявила о себе как талантливый вожак. Ей стали доверять подменять учителей, и иногда опытные педагоги замечали, что девчонка во многом их превосходит, особенно что касается общения с детьми, организации. Педагогических знаний не хватало, и Таня поступила-таки в пединститут, правда, заочно, но постоянная практика сделала из неё настоящего педагога с огромным потенциалом. Комсомольские собрания, сборы, субботники, яркие мероприятия, и везде заводила Татьяна Безрукова. Так слух о молодом комсомольском вожаке докатился до райкома комсомола.

Комсомол ответил «Есть!»

-Опять Нина Романова поспособствовала, – вспоминает Татьяна Викторовна. – Решила она из райкома в третью школу перейти, преподавать физику, и предложила меня на её место. Я даже не представляла, что это за работа, но всё-таки пошла. По дороге речь готовила, как буду отказываться. Захожу в райком, а навстречу мне настоящий картинный красавец выходит – Володя Шаров, секретарь райкома. Я, говорит, хотел уж тебе телеграмму отбивать, а ты сама приехала – молодец, ждём. После такой встречи, такого обаятельного напора все мои аргументы «против» куда-то подевались. Володя был настоящим комсомольцем, руководителей такого ранга, таких моральных и физических данных – по пальцам сосчитать. Он стал моей настоящей путеводной звездой, во всём помогал, поддерживал. Да мне вообще везло на хороших людей.

Кому везёт на хороших людей?

Практика подсказывает, что на хороших людей везёт только хорошим людям. Пример Татьяны Викторовны это полностью подтверждает.

- Валентина Ивановна Исаева мне очень помогала. Помню, стало невмоготу жить на квартире, где сосед буквально выживал нас с квадратных метров. Взяли с подружкой свои подушки и отправились к Валентине Ивановне – вроде как в гости, подушки в коридоре оставили, чтобы сразу не пугать хозяйку. А она увидела и очень тактично предложила переночевать. На следующий день пошла в райком и выбила мне комнату в «рейхстаге» на улице Розы Люксембург.
Так начался новый, партийный этап жизни комсомолки из Рустая, который закалил её и выковал из девчонки настоящего коммуниста.
- Я не знаю, как это получалось, но вся моя жизнь принадлежала комсомолу и партии. Даже заявление в загс мы с мужем пошли подавать 29 октября, в день рождения комсомола. А дочка моя родилась в 1967 году, когда вся страна отмечала 50-летие советской власти. Нам даже свидетельство о браке выписывал лично первый секретарь райкома комсомола Владимир Шаров. Заведующая тогда перепугалась такой солидной делегации, руки задрожали, Володя и взял на себя эту ответственность. Почерк у него очень красивый был.

Свою комсомольскую свадьбу Сазановы помнят, как будто она была вчера. И вызывающий твист, исполненный одной из гостей, и виртуозная игра на баяне юного комсомольца Вити Карпова, который заранее брал разрешение у отца, чтобы играть на свадьбе. У супругов даже сохранился подарок от райкома комсомола – чудесный, тонкого фарфора столовый сервиз, который они до сих пор достают из серванта в самых торжественных случаях.
- 55 лет пролетело! – удивляется муж юбилярши Виктор Фёдорович, – а будто вчера я увидел у колодца в Рустае свою Татьяну. За ней и в Семёнов поехал, и в райком работать пришёл. Она и в семье у нас всегда вожаком была и остаётся.

- После рождения дочери я бесповоротно решила уйти из райкома, – вспоминает Татьяна Викторовна, – возраст уже к тридцати подходил, а, главное, очень хотелось к своей мечте вернуться, в школу. Даже согласна была на должность старшей пионервожатой во вторую школу. Вот тогда партийцы и активизировались, вызвали мужа на ковёр и приказали ему повлиять на меня. Уж не помню, как он влиял, но я согласилась перейти на работу в райком партии. Так участь моя была решена: была инструктором, зав. отделом пропаганды и агитации и секретарём по идеологии. Я и раньше себе не принадлежала, а теперь и подавно, времени катастрофически не хватало, пришлось маму из Рустая к нам перевезти. Она очень помогла мне детей поднять.
Но я ни о чём не жалею – жизнь сложилась так, как и должна была. Я теперь думаю, что правильное имя мне отец выбрал. Раньше мы не знали никаких гороскопов и объяснений именам не искали. А когда узнала, что Татьяна, значит – устроительница, вроде как про меня. Многое мне пришлось устраивать в этой жизни и хочется верить, что справлялась с этим неплохо. Значит, правильно всё сложилось.

Заветная мечта нашей героини всё же сбылась – она ещё 18 лет отдала ученикам, работая директором вечерней школы. А кого, как не её – заслуженного идеолога, непревзойдённого организатора и руководителя можно было ставить на эту должность? Тем более что к тому времени рухнул не только оплот коммунизма, но и вся страна трещала по швам.
- Я очень болезненно пережила крах советской эпохи. Казалось, что рухнула вся жизнь. Помню, в деревне была, в баню собиралась, а тут по телевизору передали свежие ужасные новости. Я – бегом в Семёнов, в райком, а там уж и нет никого. Пришлось мне все документы собирать и в архив сдавать. Всё-таки это судьбы людские, нельзя было, чтобы пропали документы. Мне потом, да и сейчас предлагают в разные партии вступать, но я отказывалась. Помогать буду, если понадобится, но я была и остаюсь коммунистом и умру с билетом КПСС.

Но об этом ещё рано – восьмидесятилетняя коммунистка даст фору многим молодым. При встрече с ней никто не задастся вопросом: «Ужель та самая Татьяна?», потому что наша героиня практически не изменилась. И внешне, и в разговоре, и в образе мыслей она осталась прежней активной, решительной, горячей и справедливой комсомолкой.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Февраль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 1
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel