Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
11.08.2018 г.

Давным-давно, на заре советской власти, руководители поняли, что молодое государство не может стать успешным и счастливым, если его жители не будут здоровы, так сказать, морально и физически.

Отсюда и нестареющий, причём философский девиз «В здоровом теле – здоровый дух!». За дух взялись партийные идеологи, а за тело – партийные же спортсмены и физкультурники. И то и другое было привито, взращено и укоренено практически навечно. Невзирая на многочисленные метаморфозы, происходившие с нашей страной, а соответственно и с нами, советская философия до сих пор является для нас определяющей, и мы по-прежнему видим неразрывную связь между здоровьем физическим и духовным. И сегодня, к большому счастью, у нас есть множество возможностей укреплять и то и другое.
Это красноречиво подтверждает Олег КОЧНЕВ, тренер по восточному боевому единоборству (карате и кобудо), серебряный призёр чемпионата России и первый ДАН по карате, и настоящий гуру для семёновских парней и девчонок.

Запретный плод

- Сейчас у молодёжи, да и вообще у всех жителей нашего города много возможностей вести здоровый образ жизни – один ФОК чего стоит. В моём детстве и молодости мы могли об этом только мечтать.

- И мечтали?

- Конечно, мечтали – и тогда, и позже. Я шестую школу окончил, которой сейчас нет, и где-то в 13 лет краем уха услышал, что в Доме пионеров открывается секция дзюдо. Я немного знал об этом искусстве из книги, которая совершенно случайно попала мне в руки. И когда я её прочитал, просмотрел все иллюстрации, я начал мечтать, чтобы вот бы и у нас… И вдруг мечта осуществилась. Наш тренер В. А. Ворожейкин уже тогда показывал нам приёмы карате – правда, так сказать, подпольно. После школы я поступил в наш техникум, может даже потому, что Владимир Алексеевич и там вёл секцию. В техникуме мы уже более серьёзно изучали приёмы карате, хотя это было запрещено, в те времена этот вид спорта считался чуждым нашей идеологии. Но сколько он приносил нам счастья! Он вселял в нас уверенность, закалял силу и волю.

А запреты, особенно для пацанов, всегда были огромным стимулом для достижения цели, поэтому, нарушая их, мы чувствовали себя настоящими героями.

- То есть, парни приходили на дзюдо, а их там учили карате? И много ли было желающих?

- Я помню, что спортзал в техникуме был до отказа заполнен желающими заниматься – человек 80, не меньше. А матов для занятий всего четыре. Потом, конечно, многие отсеялись, этот спорт, как говорится, не для всех, а только для избранных. Да, карате мы занимались подпольно. Руководство техникума и преподаватели не могли разобраться в тонкостях этого искусства, поэтому всё протекало нормально. Но потом один физрук всё-таки стукнул куда следует. Тогда, помню, Сергей Борисович Бибихин принёс на занятия книжку на немецком языке об искусстве боевого дзюдо. Перевести мы, конечно, её не смогли, но ведь там были картинки…. Нам этого было достаточно. Но зато Сергею Борисовичу и попало за это. Да ещё тогда в газете вышла статья, что где-то в нашей стране кто-то из каратистов убил человека. Вот тогда и началось… А моему отцу даже вкатили «строгача» по партийной линии за то, что сын увлёкся чуждым советскому человеку занятием с дикого загнивающего запада.

- Но, похоже, это тебя не остановило. В жизни-то помогало это искусство?

- Ещё как! После техникума я пошёл в армию. Время тогда было шальное, полный развал СССР, в армии дедовщина жуткая… Доставалось, конечно, мне, и то, что я выжил – заслуга моих тренеров по карате.
- Естественно, и работу ты себе выбрал не где-нибудь в конторе?

- Да, после армии я следом за друзьями пошёл в милицию. Применять там приёмы боевых искусств, конечно, запрещено, но всё-таки это даёт огромную поддержку, уверенность и надёжность. Ты всегда знаешь, что можешь и преступление предотвратить, и себя защитить, а нарушители это как будто по твоим глазам понимают.

- Тогда уже и карате стало официальным видом спорта. Ты продолжал заниматься?

- Конечно. Я вообще думаю, что профессионал я именно в спорте, а не в службе. И служа в милиции, занимался, и когда на пенсию вышел, продолжал. Мы с семьёй тогда жили в общежитии техникума, и директор Александр Григорьевич Казакевич разрешил нам заниматься в спортзале. Я уже роль тренера выполнял, парни из техникума с удовольствием занимались, правда, нигде мы тогда не выступали, а очень хотелось. Спортивная техника у нас была хорошая, а, так сказать, техническое оборудование оставляло желать лучшего – как было четыре мата, так и осталось. В 2008 году я ещё служил в милиции последний год, и тогда, опять же случайно, даже не помню где, мне в руки попалась книжонка за 50 рублей о боевом искусстве кобудо. Меня всегда привлекало оружие, но то, что можно объединить карате с оружием, я даже не представлял. И когда почитал книжку, посмотрел иллюстрации, у меня просто руки зачесались, так захотелось узнать об этом побольше, научиться. Тогда уже интернет был везде, я нашёл нужную информацию, узнал, что существует федерация кобудо, и в Нижнем даже есть представительство. Вот тогда я развил бурную деятельность, как будто у меня второе дыхание открылось, захотелось объять необъятное. Познакомился с Алексеем Леонидовичем Шаловым, руководителем Нижегородского представительства кобудо. Он меня многому научил, можно сказать, всему. И помогал, и направлял, и до сих пор помогает. Он уверил, что всё получится, стоит только взяться. И я взялся. Дал в газету объявление о наборе группы, прошёлся по школам, группа как-то сразу набралась, и в 2009 году мы стали заниматься вполне официально.

Лучшая драка – та, которой не было

- Значит, в следующем году у вас первый юбилей?

- Да, в апреле 2019-го отметим свою первую десятку. Но заниматься мы стали немного раньше, в декабре 2008-го прошли первую аттестацию, сдали экзамен на пояса.

- А в вашей школе кобудо бывают выпускные вечера?

- Выпусков как таковых у нас нет и выпускников тоже, в нашей школе можно заниматься всю жизнь. Конечно, не все из моих учеников продолжают заниматься, ведь, по сути, кобудо – это даже не спорт, это образ жизни, своеобразная философия, и её нужно принять или не принимать. Многие из страстно желающих заниматься не приняли. В этом спорте правила очень жёсткие, надо тренировать не только тело, но и душу, характер. Была у меня одна девочка, очень способная. Выступала на одном из соревнований и выступила очень хорошо, но не сделала поклон, за что жюри сделали ей ханоку, то есть сняли с соревнований. Она очень расстроилась и обиделась – до такой степени, что бросила занятия. А ведь у неё были большие перспективы, но с характером не справилась.

- Но всё-таки есть, наверное, ученики-любимчики?

- Не то что любимчики, а те, кто давно занимается, кто не забывает ни школу, ни учителя, и я их не забываю, всё о них знаю. Лёша Напылов, Миша Сафронов, Люба Шипулина – мои звёзды, мастера. Сейчас это уже взрослые, состоявшиеся люди, а ведь пришли ко мне ребятишками. Даже те, кто не выбрал для себя кобудо образом жизни, ничего не потеряли от занятий, наоборот, приобрели. Ту же самую уверенность, серьёзность, силу, ловкость и жизненную философию. И что огромный плюс, так это приобретённое умение всегда и везде иметь возможность защитить себя и своих близких. Редко когда наши кобудисты выбирают себе спокойную, бумажную работу, в основном идут в силовые структуры, полицию, ОМОН, спецназ, в охрану и прочее. Говорят, что им здорово помогают навыки кобудо при сдаче необходимых спортивных норм. Мы выступали на праздничном концерте в честь юбилея полиции, так Александр Николаевич Веселов всех моих кобудистов к себе на работу пригласил, сказал, что для них всегда вакансия будет. Наши показательные выступления всегда на «бис» проходят.

- С какими же результатами вы подходите к своему первому значимому юбилею?

- Честно говоря, похвастаться есть чем. У нас 3 КМС – кандидатов в мастера спорта, 1 чемпион России, 4 серебряных призёра России, 4 – бронзовых. Люба Шипулина на всероссийских соревнованиях в Анапе заняла второе и третье места.

В 2013 году на чемпионате России мы получили 2 «золота» и 3 «бронзы». После этого я всех благополучно распустил на каникулы. А через некоторое время звонит Шалов и спрашивает, как обстоят дела с подготовкой к чемпионату Европы – нас там, оказалось, ждут. А мы и не собирались никуда. Пришлось в срочном порядке собираться и готовиться. Запомнился этот чемпионат. Как отплясывали мои ребятишки с итальянцами в обнимку! Столько знакомств завели, и себя они там чувствовали как рыбы в воде, никаких комплексов или провинциальной зажатости. Это здорово! Одним словом – философия.

- Тебе, судя по армейским рассказам, неоднократно приходилось применять свой опыт на практике. Так какая философия может быть в обыкновенной драке?

- Кобудо – это не драка, это искусство её избежать, лучшая драка – несостоявшаяся драка. А уж если не удаётся её избежать, то всеми путями нужно попытаться выжить, в этом и философия.

- И какие планы и мечты на будущее у знаменитого гуру?

- Ну, не гуру, конечно, тогда уж вернее сэнсэй. А с планами сложно – планировать можно только при хорошей материальной поддержке, а вот её, к сожалению, недостаточно. Энтузиазма через край, а финансовый вопрос всё тормозит. Иногда приходится отказываться от приглашений на серьёзные соревнования и чемпионаты. Вот нынче мы не попадаем на Европу. Это всё очень дорого, родители не справляются с такой материальной нагрузкой, и так им достаётся. А со спонсорами нам как-то не очень везёт. Кажется, так и не приживается у нас «чуждый советскому человеку спорт». А ведь у нас такой потенциал! За это хвататься надо руками и ногами. С залом опять же напряг, опять всё те же четыре мата. А у нас сейчас три группы. Я занимаюсь с ними без выходных, отпусков и больничных. Для меня это нормально, я люблю свою работу, но ребят жалко, оборудования не хватает. Сейчас мы занимаемся в Центре детского творчества, где всё когда-то и начиналось и практически на тех же самых матах. Хотелось бы вернуться в техникум, но пока не получается. А мечтать я до сих пор мечтаю. Почему бы, к примеру, не помечтать попасть на олимпиаду или на чемпионат мира? У нас все шансы есть, кто был на «Европе», тот вполне может идти дальше, ещё бы денег…

- Дети не пошли по боевой дорожке отца?

- У меня две дочки, одна пробовала заниматься, и даже не без результата, но как-то не привилась ей философия кобудо, слишком больно, – сказала она. Зато внук уже вовсю машет руками и ногами и даже кричит «кия», хотя уж его-то я пока ещё ничему не учил, ему всего два с половиной. В крови, наверное.

- В твоей жизни случилось счастливое совпадение: твоя работа напрямую связана с увлечением всей жизни – это большая редкость. Можно назвать тебя состоявшимся и счастливым человеком?

- Наверное, да. В жизни всякое, конечно, случалось – и обиды, и несправедливость, и палат каменных я своей любимой работой не нажил. Но, честно говоря, я не помню, чтобы мои чёрные жизненные полосы сильно превышали белые. Может, просто забывается всё плохое… Вот такая философия.

Ранее запретный спорт развивается с нашем городе весьма интенсивно. Пусть небольшими шагами, но техника у ребят постоянно растёт. В связи с этим напоминаем, что сейчас идёт новый ежегодный набор в секцию. Приглашаются маленькие бойцы в возрасте от четырёх лет – и девочки, и мальчики.


Система Orphus

   
   
Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018