Ирина КОЛОБОВА
03.08.2013 г.

Достоинства – от Бога, а недостатки – от ума, – считает наш земляк, преподаватель МГУ Станислав ГАЛКИН.

После выхода в газете публикации «Иконописец или богомаз?» нас ожидал приятный сюрприз – герой статьи Станислав Илларионович Галкин вновь посетил родные пенаты и лично зашел в редакцию высказать свое мнение о публикации.

- Столичного жителя, видимо, снова позвала страна детства?

- Просто я ушел в очередной отпуск, а сидеть в душной Москве, когда есть возможность подышать свежим воздухом родины, пообщаться с близкими людьми, – грешно.

- А как же главная вузовская пора – прием документов от абитуриентов?

- Ну уж нет, хватит! Двадцать пять лет оттрубил на этой Голгофе, теперь могу себе позволить не работать в приемной комиссии.

- Вы не любите своих студентов?!

- Я очень люблю своих студентов, и мне всегда нравилось уже на творческих конкурсах определять, кто чего стоит и чего можно ждать от того или иного молодого человека. Это была даже своеобразная игра: подтвердится – не подтвердится первое впечатление. Чаще всего подтверждалось. Но сейчас я уже заслужил летний отдых, пусть молодые учатся определять качество будущих студентов.

За допуском на учебу – к министру

- А приходилось вам в вашей многолетней практике, исходя из своих личных впечатлений об абитуриенте, противостоять мнению приемной комиссии?

- Противостоять, конечно, не приходилось, но помогать отстаивать абитуриентам право на зачисление случалось не раз. До наступления череды образовательных реформ поступить на факультет журналистики было довольно сложно. Ребятишки со школьной скамьи составляли только двадцать процентов всех поступающих. Остальные абитуриенты должны иметь за плечами трудовой стаж не менее двух лет, а точнее, год и одиннадцать месяцев. И вот однажды поступала к нам девчонка, в которой я сразу разглядел какую-то искорку. Экзамены она сдала успешно, а когда стали проверять трудовой стаж, оказалось, что не хватает пары месяцев. Все, говорю, Валька, пролетела ты. Она сразу возмущаться начала, потом плакать, но сделать я ничего не мог. По тем временам могли меня еще и во взяточничестве обвинить, если бы я «закрыл глаза» на этот недочет. Но мне было так ее жаль! Я помог ей пробиться на прием к министру образования. Как же я обрадовался, когда через два месяца после начала учебного года Валя Лисовская появилась в аудитории и радостно сообщила, что ее зачислили. Я в ней не ошибся. Сразу после окончания учебы она открыла свое издательство и до сих пор она очень успешный журналист.

Хотим Галкина!

- Признайтесь честно, Стас Илларионович, любят вас ваши студенты?

- Даже и скромничать не буду – думаю, любят. Возраст и опыт позволяют отличить лицемерие и подобострастие от настоящего чувства, и когда мне признаются в любви – я верю. В гуманитарном институте Дашковой, где я тоже преподавал, часто устраивали рейтинги преподавателей. Студентам раздавали анкеты, и они анонимно ставили нам оценки. Еще и реплики приписывали типа: «Хотим Галкина!». Мой рейтинг всегда был очень высоким. Когда не было интернета, главным местом «виртуального» общения были стены курилок и туалетов. Очень много посланий студенты мне там оставляли.

- Я в интернете видела необычную переписку ваших студентов, где они называют вас казахским старцем. Судя по тому, у вас очень демократичные отношения со студентами?

- Да, я с ними всегда на одной волне. А казахского старца придумали две мои студентки-озорницы. Им предложили собрать материал об одном из преподавателей, они выбрали меня и мою целинную эпопею. Такого там напридумывали! Назвали этот живой журнал «Ересь казахского старца» и разместили на сайте в интернете. Студенты у меня всегда были веселые, азартные и заводные. И спортсмены учились знаменитые, и балерины.

Фуэте в журналистике

- А балерины-то почему в журналистику идут?

- Балерины и спортсмены – это очень большая часть моих студентов. Их профессиональная карьера длится максимум до тридцати лет, а потом нужно чем-то на жизнь зарабатывать, вот многие и идут в журналистику.

- А с расхожим мнением, что у балерин мозг, как у бабочек, а у спортсменов он весь ушел в мышцы, вы согласны?

- Ни в коем случае! У меня учился знаменитый танцор Вячеслав Гордеев, умнейший человек. Прекрасно учились Ирина Привалова, чемпионка по легкой атлетике, Маша Киселева, известная синхронистка, телеведущая и актриса. Некоторые называли их моими любимицами. Елену Хангу очень хорошо запомнил. Всех не перечислишь.

- Значит, все-таки есть у вас любимчики?

- Я бы так не сказал. В каждом студенте я пытаюсь найти хоть небольшую искру таланта, и когда это удается, чувствуешь определенный подъем. Многие капризничают: зачем, дескать, нам ваше конструирование, мы и слов-то таких не знаем, мы же гуманитарии. Иногда бывает сложно что-то им доказать, и если случай совсем запущенный, то я и не стараюсь.

Пять к тридцати

- А как в процентном отношении выглядит количество найденных искр таланта от всей массы ваших студентов?

- Примерно пять к тридцати.

- Это мало?

- Это нормально. Самое интересное, что, вопреки мнению о повальном отупении современной молодежи, процент этот не меняется на протяжении всей моей работы. Всегда были таланты и посредственности. Однажды один мой очень способный студент заявил, что увлекся Гегелем, но, прочитав за ночь две страницы его трудов, ничего не понял. Я его успокоил, сказав, что я читаю Гегеля тридцать лет и понял только две страницы. И еще хочу сказать, что совершенно не важно, учится студент на бюджетном отделении или на платном. Для тех, кто правильно выбрал свой путь, кто хочет получить знания, деньги роли не играют.

- Вы хотите сказать, что молодежь прошлого века ничем не отличается от своих сверстников начала нового тысячелетия?

- Очень отличается. В современных больше свободы, которую не нужно скрывать и сдерживать. Иногда это усложняет отношения, а иногда, наоборот, делает общение более простым и доверительным. Мы ведь тоже не стоим на месте, а меняемся вместе с ними.

- А как эта свобода сказывается на современной журналистике? Не от нее ли вся «желтизна» и «чернуха» на страницах наших газет и журналов?

- Вот здесь опять полезно вспомнить соотношение пять к тридцати. Мы, к сожалению, выпускаем не только талантливых журналистов, но и потенциальных менеджеров, которые даже при поступлении не могут вспомнить ни одной газеты. Не читают будущие журналисты, вот в чем беда. Сейчас ведь при поступлении даже публикации не требуют с абитуриентов. Зато они, менеджеры эти (кстати, иногда тоже довольно талантливые), получив диплом, успешно могут продвигать свои печатные издания на затоваренном рынке. Может быть, так и должно быть – пять процентов создают газету, а остальные борются за ее жизнь. А методы этой борьбы в условиях жесткой конкуренции самые разные, и «желтизна» и «чернуха» в ход идут. Недавно случайно просматривал «Спид-инфо» и оказалось, что заместителем редактора там мой бывший студент. Что делать? Не в грузчики же идти талантливому журналисту, чтобы зарабатывать деньги.

Желаю не сбрендить

- Очень хотелось бы узнать ваше мнение о нашей районке. Вы-то, как никто другой, можете дать ей объективную оценку.

- Как специалист, я могу дать оценку в плане дизайна газеты. Могу сказать, что он достаточно профессионален. Сразу видна кропотливая и, я бы даже сказал, талантливая работа. Что касается содержания газетных материалов, фотоснимков, то здесь я могу судить с точки зрения простого читателя. Мне нравится! Главное, несмотря на множество самых разнообразных тем, в газете сохранился некий консерватизм – в хорошем смысле слова. То есть вы придерживаетесь канонов, обязательных для районной газеты. Именно хорошего консерватизма не хватает сейчас нашей прессе. Раньше я по содержанию почтовых ящиков мог с максимальной точностью определить, кто живет в той или иной квартире. Если в ящике «Правда», то это партийные номенклатурщики. Если «Труд» – естественно, работяги. «Литературку» выписывали диссидентствующие интеллигенты. «Сельскую жизнь» – понятно кто. Сейчас почтовые ящики тоже не пустуют, но по количеству присутствующей в них рекламы трудно определить социальный статус читателя. Поэтому очень приятно слышать, что ваша, нет – наша газета не роняет своих рейтингов и старается увеличить тираж. Тем более что сейчас никто никого не принуждает выписывать то или иное издание. Очень нравится, что вы придерживаетесь простого и доверительного стиля в общении с читателями. Не злоупотребляете различными американизмами. Я, если честно, устал бороться со своими студентами – любителями ввернуть какое-нибудь новомодное словечко. Нужно оставить все эти брифинги, консалтинги, шопинги и холдинги все тем же пресловутым менеджерам. Журналист должен очень бережно относиться к слову. И хотя я преподаю не филологию, а дизайн, я постоянно внушаю студентам, что в русском языке достаточно слов, чтобы выразить все самые потаенные мысли и чувства. Сатирик Михаил Задорнов, большой любитель порассуждать на тему русского языка, сказал как-то, что все американизмы произошли из русского языка. Я согласен, пожалуй, только с одним словом – любимое многими и навязшее в зубах словечко «бренд» точно произошло от русского сбрендить. Так вот, сбрендить я вам не желаю. А в общем, вы – молодцы. Могу только посоветовать не пренебрегать сетевым графиком. Если в газете заявлена та или иная рубрика, то отходить от графика не желательно. Читатель привыкает к определенному построению любимой газеты, и, с удовольствием читая новые материалы, все же ждет свою любимую страницу.

- Стас Илларионович, а как собираетесь провести свой двухнедельный отпуск на семеновской земле?

- Буду отдыхать от московской суеты. Я здесь даже телевизор начал смотреть (!). В Москве десять лет его не включал. Но после всего, что я сейчас увидел на экране, еще лет десять не включу. Хочется побывать в любимых с детства местах, но не всегда позволяет здоровье. Моя здоровая голова не дает покоя больным ногам. Не научился я еще рационально расходовать свои оставшиеся силы – мозги хотят объять необъятное, а ноги иногда тормозят. С автомобилем дружбы у меня не получилось. Я, когда еще в молодости лихачил на велосипеде, очень не любил, если меня кто-то обгоняет. Поэтому вовремя понял, что за руль лучше не садиться.

- Я постоянно перечитываю ваши стихи, и хотелось бы нашу беседу завершить какой-нибудь строчкой. Может быть, вы мне подскажете?

- Читатель, не судите строго. Хоть недостатков в книге тьма, достоинства – они от Бога, а недостатки – от ума…

Гадать не надо о желаньях,
Когда банальна и чиста
Откуда-то из мирозданья
На землю падает звезда.
О журавлях не загадаешь,
Синицы если нет в руках.
Тебе хотелось бы и в дали.
И в глуби. Чтобы был размах.
С годами поймана синица:
Квартира есть. Брюшко. И стаж.
И убежденье: надо биться
За…
Для машины за гараж.
А звезды так же будут падать.
И ты загадывай тогда
О повышении оклада,
Об облегчении труда…
Уже не надо сверхжеланий …
Ночною молнией, чиста,
Откуда-то из мирозданья
На Землю падает звезда.

1964

Снова взялся за хитрые ямбы,
Снова точку ищу Архимеда…
Мне луну заменяет лампа,
Шелест ветра – сопенье соседа.
Сигарета цветами пахнет.
И шкафы стоят, словно сосны.
Неотвязное слово «Африка»
Почему-то в мозгу моем стонет.
Стонут, плачут, качаются джунгли…
(Или это машины воют?)
Светофоров горящие угли
Против пушек со стрелами!.. Войны.
И луна (или это лампа?)
Ветра вой? – Нет. Сопенье соседа.
Снова взялся за скучные ямбы.
Снова точку ищу Архимеда.

1962

Фото Александра ЮРЬЕВА



   
   

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel