Юрий ХРАМОВ
28.01.2016 г.

Деревня Фёдориха находится в ведении Малозиновьевского территориального отдела администрации, расположена на расстоянии двух с половиной километров от автотрассы Семёнов- Ковернино. Хотя никаких «опознавательных знаков», никакого указателя на эту деревеньку на ковернинской дороге и в помине нет.

Обычное поселение, коих в нашей необъятной России не одна тысяча. Из двадцати с небольшим домов, которые здесь имеются, живут только в девяти – в основном, люди пожилого возраста. Про такие деревни говорят: население – два человека, старики и старушки минувшего века. Правда, стариков становится всё меньше и меньше. Это ведь раньше говорили, что бабий век короток. Сейчас такое выражение больше подходит для сильного пола. Попробуйте в любой деревне найти мужичка за восемьдесят – проблема! А вот бабушек на селе еще достаточно. С одной из них, Людмилой Николаевной Мячевой, мы и познакомились. Её давно уже считают местной, хотя и приехала она сюда с семьей с Дальнего Востока, более тридцати лет назад. 

- Как давно это было! – вспоминает Людмила Николаевна. – Приехали мы сюда в восьмидесятых, купили дом, устроились с мужем на работу рядовыми колхозниками. Картошку убирали, траву косили, мешки с зерном к сеялкам подносили… Раньше здесь в каждом доме была скотина. Мы тоже держали на дворе корову, поросят, телят, коз. Руководство колхоза всегда помогало – выделяло зерно, солому. 

Сейчас нашей собеседнице немного за восемьдесят, но она еще не собирается сидеть сложа руки.

- Мы с дочерью только в прошлом году расстались с двумя коровами, – продолжает разговор женщина. – А покупали их в Борском районе, за пятьдесят тысяч рублей за каждую голову. Держали коров, и особых сложностей, вроде бы, не было – сено покупали, немного и сами заготовляли, зерно, комбикорма по заявке к дому привозили. Травы здесь полно, я ещё сама её вручную косила. Молоко, творог, сметану продавала на семёновском рынке. Пешочком дойду до трассы, а там – на автобус, и через несколько минут я уже в городе. Были в нашем подворье и куры – где-то около 150 несушек. Яйца продавали не только в Семёнове, но и в Дзержинске, Нижнем Новгороде. Сейчас это легко делается – с помощью интернета быстро покупателей находишь. А потом у меня заболела рука, дочь одна устала с хозяйством управляться, и мы продали бурёнушек фермерам из Красных Баков. Потом и с курами распрощались. Сейчас поняли, как без коровы плохо, думаем снова купить. 

А ещё я по утрам занимаюсь зарядкой, зимой колю дрова, а летом работаю в огороде, и обязательно в лес хожу. В наших местах много грибов, ягод – и себе хватает, и на продажу остаётся. Главное – не лениться, тогда и жизнь веселее станет. 

У меня в роду много долгожителей было. Например, одна моя близкая родственница дожила до 116 лет, бабушка умерла в 97, а сколько мне суждено, один Бог знает. Мужа-фронтовика я здесь схоронила. Одна дочь живёт на Дальнем Востоке, другая в Москве, а третья – со мной. Два раза в неделю к нам приезжает автолавка, пенсию на дом привозят. Вроде, всё хорошо, одно жаль – умирает деревня, молодёжи почти нет.

Затем вместе с Людмилой Николаевной мы отправились к самой старшей женщине деревни – Елене Гавриловне Трифоновой. Ей восемьдесят шесть лет, она – коренная жительница. С детства приучена к крестьянскому труду – много лет работала в колхозе. Больших должностей не занимала, всю жизнь была рядовой колхозницей. Дрова в лесу заготовляла, мешки неподъёмные с зерном разгружала... На покосе, бывало, и мужичкам в работе не уступала. Это, наверное, про таких, как она, писал великий поэт: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». Мужа давно похоронила, сейчас за ней ухаживают родственники. Она, стало быть, вдова участника войны, труженица тыла. 

Сейчас у Елены Гавриловны ноги побаливать стали, а в прошлом году она ещё и щетки делала, а до этого метлы заготовляла. Вот какое крепкое поколение! Раньше у неё подворье было большое, сейчас только десять куриц, никак не хочет с ними расставаться.

- Когда ушла не пенсию, стала деревенским поваром, – рассказывает долгожительница. – Меня об этом попросил председатель колхоза Роман Николаевич Шаханов. Выставляли около дома большие столы, лавки, и все мужички приезжали обедать. Здесь ведь у нас кругом поля были, это сейчас всё заросло. Картофель сажали, лён, зерновые сеяли. Хотя и тяжело было, но весело жили! Помню, в Рождественском праздник престольный был, так я прихватила с собой гармонь, наигралась, аж руки заболели. Раньше-то как говорили – если деревня шумит, значит, живёт. 

В соседней деревне Родионихе ещё меньше народу – всего две семьи. Хозяин одного из домов остерёгся нас пустить, а вот соседка его Анна Евтифьевна Королёва открыла дверь. Она тоже много лет трудилась в колхозе «Верный путь». Как сама сказала, куда бригадир пошлёт на работу, туда и ходила. 

- Раньше наш колхоз гремел по всей области! – вздыхает ветеран. – В деревне была ферма, на которой откармливали телят, своя конюшня имелась. Родиониха – самая крайняя в этой стороне деревня, дальше дорога идёт в лес. Дрова покупаем, воду берём из своей скважины, а за продуктами сын ходит в соседнюю деревню, когда туда автолавка приезжает. 

Я раньше стихи писала, правда, нигде этому специально не училась – самоучка. Теперь это увлечение в прошлом. Годы дают о себе знать, да и тяжёлая работа в колхозе тоже не проходит бесследно для здоровья.

Да, сколько нынче таких деревушек, в которых живут, в основном, пенсионеры. Взгляните в их лица. Каждая морщинка расскажет о том, как они трудились, как переживали невзгоды. И ведь все они беспокоятся не за себя, а за детей, внуков, правнуков. Они так и говорят: мы-то, дескать, свою жизнь прожили, а вот как у них всё сложится… лишь бы не было войны. Вот такие они, наши ветераны.

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus

   
   

Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019