Юрий ХРАМОВ
25.04.2015 г.

В ночь на 26 апреля 1986 года произошла самая страшная авария в истории атомной энергетики. Взрыв реактора на Чернобыльской АЭС стал величайшей трагедией для человечества. Только в первый, наиболее острый период, к ликвидации последствий были привлечены более 100 тысяч человек из всех уголков Советского Союза. Среди них был и наш земляк А. Г. Смирнов.

1986 году мне было 38 лет. Апрельской ночью, когда случилась эта беда, ко мне прибыл посыльный из военкомата и вручил повестку. Нас всех экстренно собрали, посадили в автобусы и отправили в Мулино. Там выдали военную форму, и мы на поезде поехали до Киева. Кстати, я был самым старшим в нашем взводе, остальным – по 25-30 лет. В наше отделение попали не только семеновские ребята, но и горьковчане, варнавинцы. Затем в Киеве нас посадили на машины и повезли в сторону Чернобыля. Приехали в Иванково – это поселок в 30-километровой зоне от атомной станции, разбили палатки, а на следующий день приступили к работе. Что это была за работа? Дезактивация помещений, территорий. Мы переоделись в белую одежду, надели респираторы, и – вперед: мыть специальным раствором полы, комнаты.

- Алексей Геннадьевич, а дозиметры у вас были?

- Вначале мы получили старые приборы послевоенных лет производства. Причем, только по одному на взвод. Потом, правда, выдали более современные. А долгое время мы даже и не знали, где радиация, какого уровня. Проверяли каким образом? Пойдем, например, покурить в угол, и сразу гланды начинает сдавливать. Ага, значит, нужно отсюда уходить. Потом, помню, привезли дозиметры, похожие на градусники. Мы все подшучивали над их показаниями. Встряхнешь один раз – одни цифры, второй раз встряхнешь – уже другие. 

-Я слышал, что у ликвидаторов аварии в военном билете отмечали ежедневную дозу радиации.

- Да, поначалу так и было. Но однажды приехал к нам представитель из Москвы, и все вкладыши с показателями из «военника» вырвали. Одним словом, старались держать все в тайне. Думаю, никто из нас так и не узнал точно, какую дозу радиации принял. А вот кормили нас очень хорошо. Хотя по разговорам слышали, что в других частях питание было скудным. Если вы хотите спросить про спиртное, то скажу, что там был сухой закон. Но, разумеется, кто хотел, тот доставал горячительные напитки.

- И сколько дней вы пробыли в Чернобыле?

- Вначале нам сказали, что забирают на 15 дней, а получилось так, что мы там находились чуть больше двух месяцев. Конечно, просили начальство, чтобы нас сменили, но всегда следовал один и тот же ответ: «Замены пока нет». Две недели наше отделение отработало на самой станции, потом мы стали строить столовую. Построили ее – нас отправили обеззараживать моющим раствором плодовые деревья в садах. Урожай яблок, абрикосов, сливы был неплохой, и молодые ребята ели эти фрукты. Ведь сколько раз я их предупреждал – нельзя! К слову, двое ребят в моем отделении были из Пустыни и Беласовки. Они умерли через два года после возвращения. То ли злосчастные фрукты сыграли свою коварную роль, а, может, ребята и без того дозу слишком большую подхватили. А ведь им было немногим больше 25 лет. Чернобыльская авария отразилась и на моем здоровье – десять лет назад удалили половину легкого. 

А еще мы из специальных установок АРС, которые были установлены на базе автомобиля ЗИЛ-131, поливали латексом обочины дорог. Он, этот латекс, оседая на поверхности, схватывал пыль и не давал ей разлетаться в стороны. На дорогах потом образовывалась тонкая коричневая пленка. А над самим саркофагом его распыляли вертолетами. Помню, после таких обработок к нам стали приезжать артисты, высокое начальство.

Сейчас из восьмидесяти пяти человек, которые призывались из нашего района, в живых осталось пятьдесят. А сколько ребят стало инвалидами? И что мы сейчас за это имеем?  Прибавку к пенсии 2000 рублей, ежегодную материальную помощь и 50-процентную скидку по оплате за ЖКХ. Вот уже второй год нас даже не приглашают для прохождения медицинской комиссии. А здоровье почти у всех неважное. Как говорится, приказ выполнили – все свободны.

Кстати 

Как сообщил нам председатель районного совета участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС К. А. Епифанов, во вторник, 28 апреля, в новом здании Центральной библиотеки им. Б. П. Корнилова в 10.00 состоится встреча «чернобыльцев». На нее приглашены руководители различных служб и ведомств, которые ответят на вопросы участников мероприятия.

Коллаж Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus

   
   
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018