Борис БАВИН,
п. Сухобезводное.

03.08.2013 г.

Разный смысл вкладываем мы в слово «линия». Черта на плоскости, направление движения, последовательный ряд предков и потомков, но чаще всего – линия поведения, судьбы. Для поселка Сухобезводное, который в будущем году отметит свое семидесятилетие, судьбоносным стало значение «линия железной дороги».

Точнее – две линии

Первая – это та, которую в первые годы советской власти полуголодные крестьяне из окрестных деревень проложили от Котельнича до Нижнего Новгорода. На 107-ом километре этой линии плотники срубили казарму для рабочих, строящих и обслуживающих железную дорогу. Эта казарма и стала основой для станции Сухобезводное и поселения при ней.

Начались лесоразработки. Был создан Ветлужско-Унженский лесхоз, размещен Вятлаг. Построили первые жилые и административные здания, организовали заготовку, погрузку и отправку лесопродукции по железнодорожной линии.

Но не эта линия определила судьбу Сухобезводного как поселка, а другая – линия Унженской железной дороги. Этой линии, начало которой в 1938 году было определено НКВД, нет на картах и схемах, но след от нее остался в судьбах многих тысяч людей. Некоторым он дал карьерный рост, определил успех в жизни, а большинству замарал биографию на всю оставшуюся жизнь. Для многих путь по этой линии оказался поездкой в один конец – обратного билета судьба не выдала.

Унженская железная дорога стала местом работы для двух с лишним тысяч рабочих и служащих. Более сотни километров железнодорожной колеи, не считая многочисленных ответвлений-«усов», должны были обслуживаться и ремонтироваться. В бригады рабочих, создаваемых для этих тяжелейших, каторжных работ, зачастую набирали женщин, для которых с трудоустройством в Сухобезводном всегда были проблемы. Внушительный парк паровозов – почти три десятка – обслуживался высококлассными поездными бригадами, а ремонтировался и готовился к поездкам в огромном оборудованном всем необходимым депо. Здесь уже требовались образованные инженеры, рукастые и мастеровитые кузнецы, токари и слесари.

По этой ветке, как попросту называли сухобезводнинцы линию Унженской железной дороги, отправлялось ежегодно до 110 тысяч вагонов древесины, и эти вагоны осматривались в вагонном депо, а ремонтировались в центральных ремонтных мастерских. В поселке функционировали клуб, библиотека, поликлиника, средняя школа, магазины, издавалась своя газета, работали две электростанции. Для этих предприятий и учреждений тоже нужны были квалифицированные кадры. И они были.

С тех пор не только для железнодорожников, но и для всех жителей слово «линия» сделалось нарицательным, сленговым. За линией, на той стороне – значит, на противоположной части поселка, который железная дорога рассекает надвое. При этом и «восточные», и «западные» считают свою сторону своей, а ту, что за линией – той. Соединяет и объединяет обе части поселка ажурный мост – общепоселковая достопримечательность, не принадлежащая ни одной из сторон. За грибами или ягодами в лес сухобезводнинцы ходят по линии, замеряя дальность расстояния до заветного места по километровым и пикетным столбикам – черника, к примеру, на шестом, самолучшие белые грибы – на восьмом, любители белых хрустящих груздочков добираются до шестнадцатого километра. А случится при этом закружиться-заблудиться, то выйти опять же норовят непременно на линию, ориентируясь на стук колес и гудки поездов.

С 1961 года, после ликвидации Унжлага – одного из крупнейших островов «архипелага ГУЛАГ» – Унженская железная дорога, которая и создавалась для обслуживания этого острова, начала приходить в упадок. Стали ненужными и лишними сотни машинистов, кочегаров, стрелочников, кондукторов, рабочих и мастеров пути. Несколько паровозов некоторое время использовались в качестве котельных на местных предприятиях, а затем, как и остальные, были отправлены на металлолом. Грузоперевозки почти прекратились. Путь был частично разобран, а оставшийся постепенно приходил в негодность. Линия вот-вот должна была прекратить существование.

1 августа 2009 года стало вторым днем рождения линии. В этот памятный день состоялась торжественная церемония открытия после реконструкции линии Сухобезводное – Лапшанга. После 18 лет простоя линия, теперь уже под эгидой ГЖД, возродилась.

И пусть теперь Сухобезводное не является узловой станцией, на которой когда-то останавливались все без исключения поезда, менялись локомотивные и кондукторские бригады, формировались многовагонные эшелоны с лесом, но железнодорожным поселком он был, есть и, надеемся, будет.

Будут идти составы за составами, будут весело перекликаться локомотивные гудки.

И будет жить железнодорожная линия. Линия наших дедов и отцов. Наша линия!



   
   

Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019