06.02.2021 г.

Издавна богата нижегородская земля народными талантами. Каждая местность, город или деревня знамениты своими умельцами, мастерами. Перечень народных промыслов Нижегородчины на момент их расцвета (конец XIX века) был очень большим.

Среди них: смолокуренный, посудокрасильный, плетение лаптей, производство корзин и коробов (лозоплетение), ложкарный, сундучный, тележный, санный и колёсный, кожевенный, скорняжный, сапожный, сетевязальный, канатно-прядильный, кружевной, гончарный… Некоторые сейчас имеют статус народных художественных промыслов.

Семёнов – крупный старинный центр обработки дерева. Огромные лесные массивы, малоплодородные земли, наличие крупных рынков сбыта – всё это способствовало развитию местных промыслов. Уже в XVIII веке здесь были сосредоточены токарный, ложкарный, игрушечный промыслы. Южная и западная части Семёновского уезда являлись крупными центрами валяльного производства. В наших селениях занимались также производством мебели, бондарным, кузнечным, плетельным, пильным промыслами.
Но некоторые виды кустарничества в Заволжской стороне всё же не получили дальнейшего своего развития и не сохранились. Интересно, какие из них бытовали в наших лесных краях?
В публикации А. Исаева «О мерах к поддержанию и развитию кустарного производства» 1890 года в Семёновском уезде отмечается преобладание деревообрабатывающих промыслов среди главных кустарных производств, где было занято более пятидесяти процентов работающих мужчин.

Плетельщики и лапотный промысел

В селе Святицы и деревне Астафьево Хахальской волости зимой и осенью кустари плетут короба и плетюхи из сосновых пластин, которые служат для укладки деревянной посуды и ложек и сбываются в Семёнов. Лыковский сосновый лес был под рукой: «…у скупщиков делянок покупают лес подеревно – 1,50-2 рубля за дерево. Из одного такого дерева могло выходить 40 коробов, которые семья кустаря при старании может сделать в неделю и продать рубля за 4».
Наряду с берестой, из которой мастера-бурачники изготавливали домашнюю утварь, важным материалом для выделки изделий в старину был луб – кора липы. Из него сгибали различные короба для товаров, лёгкие и изящные. Мелкие лубяные поделки – мочесники для веретён, лукошки для сбора ягод – расписывались красками. Лубом обкладывались детские салазки, и из него же шили колыбели. Лубяных изделий-самоделок в деревенском быту было много, что отмечает народная поговорка: «Кабы не лыко да не береста, так и мужик бы развалился».
Наша область славилась обработкой лыка ещё в XVII веке. Пётр Первый посылал местных мастеров учить плести лапти в другие губернии. В Семёновском уезде, в Чистопольской волости, в селе Спасское и окрестных селениях в 98 из 100 общин занимались этим промыслом. В отличие от Ардатовского уезда, в Семёновском плели лапти обыкновенно всей семьёй, участвовали в деле дети от 8 лет и женщины. Местный лапотник в сутки делал 5 пар мужских и женских лаптей. Работа длилась с зари до позднего вечера: «иногда плетёт, плетёт да так и уснёт с кочедыком в руке». Однако промыслу грозил неизбежный упадок вследствие подорожания лыка и конкуренции кожаного и валеного сапога.

Рогожный промысел

Тканье рогож из липового мочала наибольшее распространение имело на территории современного Воскресенского района, а также в прилегающей к нему закерженской части Семёновского уезда. Рогожа – это грубая упаковочная плетёная ткань из мочала. Из неё в XIX веке делали кульки и обёртку для того или иного товара, а также разного рода подстилки. Мочалом называют вымоченное в воде волокнистое подкорье молодой липы. Чтобы его получить, ободранную кору погружали в водоём, а затем через какое-то время вытаскивали, и после замачивания мочало легко отделялось от набухшей коры. Далее его развешивали на просушку, из просушенного материала на самодельных станах ткали рогожу.
Рогожники чаще всего покупали уже готовое мочало. Среди них были такие искусные мастера, чьи изделия на выставках получали медали.
Но постепенно значение рогожи как упаковочного материала всё более падало. В конце концов её совсем перестали ткать. К концу XIX века наблюдалось истребление липовых лесов и возрастающая вследствие этого дороговизна мочала. Наряду с этим в обиход вошли джутовые и холщовые мешки, служившие не один раз, как рогожный куль, а для нескольких отправок. Все эти обстоятельства обрекали промысел на неизбежный упадок. Из мочала, предварительно прочёсанного на чесалке – простейшем устройстве с железными штырями – стали вязать малярные кисти. Его также использовали для производства швабр и мочалок. Эту продукцию вплоть до 1980-х годов централизованно изготавливали в колхозах. Делали её и надомники. Этот промысел был распространён там же, где прежде бытовал рогожный.

Шторный промысел

Шторным промыслом – ткачеством деревянных штор и их росписью – занимались в начале XX столетия ковернинские колхозники ряда деревень. Тонкие лучинки для шторы выделывались особым рубанком из сосны, предварительно вымоченной в воде. Настругав лучинок, их ткали на бумажной нитяной основе, делая более 25 метров в день. Потом резали на куски и зашивали концы. Шторы расписывались клеевыми и масляными красками. Контур рисунка обрисовывался по трафарету и расписывался согласно образцу и обычаю. Рисунков было множество: огромные жёлтые львы, яркие пейзажи, цветы и птицы, от самых примитивных до настоящих произведений искусства. На рынках города Горького бойко раскупались стенные коврики из шторной древесины.

Тканье «манильки»

Сходным со шторным и новым промыслом того времени являлось тканье манильки из тонкой древесной стружки. Она шла на головные уборы, упаковку, отделку коробок, коврики и другие изделия. Стружку красили и при тканье получались различные клетчатые узоры. Тканьем манильки занимались в Семёновском районе, где издавна из древесины умели делать массу полезных вещей. Её можно считать художественным вариантом древнего рогожного промысла и ткачества решёт. Из подкрашенного лыка рогожники делали красивые коврики и сумки.

Угольный промысел

Цель этого промысла – получение древесного угля для металлургии. Соответственно он был распространён в лесных местностях, расположенных рядом с центрами металлообработки. Одним из мест его бытования являлся Семёновский уезд. Наши угольщики и смолокуры (добыча смолы) работали преимущественно зимой. Материалом служило всякое дерево, предпочтительно сосна и берёза. Жжение угля первоначально производилось в ямах: туда наваливали валежник, сучья, а сверху укладывались дрова. Яма покрывалась волокнистым материалом, чаще всего отходами от обработки льна, а затем – слоем земли с дёрном. Один край ямы оставляли открытым, с него и поджигались дрова. В атмосфере, бедной кислородом, они медленно обугливались. Во второй половине XIX века технология углежжения была усовершенствована. Для получения древесного угля в лесах начали строить кирпичные камеры кубической или шаровидной формы. Под камерой устанавливался очаг, где постоянно поддерживался огонь. Камера загружалась дровами, которые под воздействием высокой температуры и недостатка кислорода превращались в уголь. Промысел этот был связан с массовой вырубкой леса и постепенно исчерпал себя.

Наталья ВАВИЛОВА,
научный сотрудник Музея народного быта и промыслов «Дом Семёна-ложкаря»
Фото предоставлено автором


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

   

Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel