Н. УЗДЕНЕВА,
зав. отделом искусств Центральной библиотеки имени Б. П. Корнилова

05.12.2017 г.

Очередное занятие литературного объединения «Родники» прошло необычно. В гости к семёновцам приехал нижегородский поэт Николай Симонов, поэтому решено было провести встречу с ним в читальном зале библиотеки, чтобы все любители поэзии смогли познакомиться с творчеством Симонова.

Около двух часов Николай Васильевич читал свои стихи. О себе рассказал немного: работает судосборщиком на заводе «Красное Сормово», стихи пишет с детства, ведёт занятие в литературно-творческом объединении «Волга».

Мужик

Меня так просто не ударишь –
Я сдачи дам.
Я гусь, и свиньям не товарищ –
Не по зубам.
Имею грубые манеры,
Простой язык.
Вы – господа, джентльмены, сэры,
А я – мужик!
Я не смогу предать и сдаться,
Рыдать, вопить.
Меня продать легко удастся –
Нельзя купить.
Не удержать вам, – эка жалость, –
Меня в руках…
Россия издавна держалась
На мужиках!

Разные стороны жизни освещает Симонов в своих стихах. Но отдельно в его творчестве стоят пародии. Причём пародии пишет только на тех, кого любит.

Вновь во саду ли в огороде я,
В беседке, пёрышком скользя,
Сижу. Пишу на вас пародии,
Мои любимые друзья.
Пишу совсем беззлобно вроде, я
Пишу, а сам душой скорблю…
Не обижайтесь – я пародии
Пишу на тех, кого люблю.

Любит он многих, среди них Пастернак, Есенин, Маяковский, а также свои, нижегородские – Юрий Адрианов, Александр Фигарев, Владимир Миронов и многие другие. Пародии издаются и отдельными книгами, и входят в общие сборники.

Может быть, кто-то из читателей Симонова подумает, что пародии – дело шуточное, несерьёзное. Но вот что в предисловии к книге «Явь» пишет известный нижегородский литератор В. Жильцов: эдакий «хват и рубаха – парень» с Сормовской большой дороги, ерник, хитрован, забияка! Всё это есть у Николая Васильевича, но есть и другое.

Есть очень глубокие, серьёзные стихи о политике, о жизни в стране, о нравственности. И сколько б ни уговаривал он себя: «Не суйся в политику, Коля!», ему всё равно до всего есть дело.
Болит его душа за несправедливость, за жизнь простых людей, даже за то, что коверкают и засоряют «великий и могучий русский язык».

Ох, равнины нашей доля,
Можно лучше пожелать…
Русской степью, русским полем,
Чтоб себя потешить вволю,
Выезжали погулять
Печенеги и авары,
Скифы, гунны, кипчаки,
И сарматы, и хазары,
И монголы, и булгары,
И другие степняки.
Но и наши не робели,
Выходили к ним «на вы».
Сталь стучала, стрелы пели,
Кони быстрые храпели
Средь некошеной травы.
Диких орд отхлынут тучи,
Вдалеке затихнет крик.
Но свободным и могучим оставался наш язык.
Сонм веков лавиной мчался,
Не бессмертен и велик,
Как в горниле закалялся
Древний, славный наш язык.
Наш язык правдивый русский
При монголах не пропал,
Не согнулся пред французским,
Пред немецким не упал.
Только с лёгкого копыта
Перестроечных ослов
Стала наша речь забита
Инородной массой слов.
Менеджмент, маркетинг, дилер.
Спикер, саммит. Брифинг, кайф,
Тюнинг, лифтинг, лизинг, киллер,
Дистрибьютер, гербалайф.
Сыплем слов английских кучи –
Шибко инглиш нам хорош,
А великий и могучий
Пропадает ни за грош.
Было слово изначально,
Всем делам оно глава,
А сейчас, как ни печально,
Мы затёрли все слова.
Так давайте же, собратья,
Соберёмся, встанем в строй,
Выйдем всей великой ратью,
Отстоим язык родной!

На своих занятиях с детьми я часто читаю стихотворение «Лодка». Меня давно интересовало, откуда этот сюжет. Николай Васильевич рассказал, что это случай из детства, когда они с друзьями сшибли с цепи замок, отвязали лодку и пустились в путешествие, даже без вёсел – с какими-то досками. Была весна, Волга разлилась, их унесло от берега.

Лодка

Штормило. Лодку, словно щепку,
Швыряло, братцы…
А ростом мы по метру с кепкой,
А лет – двенадцать.

А гром гремел как из мортиры,
Хлестали волны.
Пытаясь затопить полмира,
Ревела Волга:

- Эх, утоплю я вас, мальчишки!
Ох, оборванцы!
Все. Будет нам уже и крышка,
Концы и кранцы.

Сверкали молнии клинками
Над ширью водной,
А мы гребли двумя досками
Поочерёдно.

Боролись мы с рекой великой,
С седой пучиной,
И каждый чувствовал, поди-ка,
Себя мужчиной.

Как и положено матросам,
Гребли – не ныли…
И лодка ткнулась в берег носом –
Мы победили!

Теперь судьба нас разбросала
По разным весям…
Один приятель за Уралом
Всё куролесит,

Другой погиб в Афганистане –
Попал на мину,
А третий гонит на рыдване
По серпантину.

И по пескам и по сугробам –
Калач он тёртый…
Друзья, я помню вас до гроба!
Я ваш – четвёртый!

Когда вдвоём с тоской проклятой,
Одно есть средство:
Я вспоминаю вас, ребята,
Друзья из детства.

Когда меня достанет – вот как! –
Беда любая,
Я вспоминаю эту лодку
И – выгребаю.

Есть у Н. Симонова поэма «Великий чудотворец» – о жизни, подвигах и чудо-творениях святителя Николая, архиепископа Мирликийского. Это высоконравственные, духовные стихи. За эту книгу в 2013 году он был удостоен премии Нижнего Новгорода. Вот одно стихотворение:

Причастие

Я припадаю к иконе.
Я поклоняюсь творцу.
Тайны своих беззаконий
Выдам святому отцу.
Тайны неведомы людям,
Богу поведаю их:
Списки моих словоблудий
И злодеяний моих,
Списки моих лицемерий
Чтобы дошли до небес;
Чтобы Господь там измерял
Тяжких грехов моих вес.
Боже! Любою ценою
Я бы прощенье купил!
Ты на Голгофе весною
Наши грехи искупил.
Шёл ты на крестные муки.
Шёл за людей. За любовь…
Вижу пробитые руки,
Вижу нетленную кровь.
Шёл ты по жизни, Учитель,
Гнал ты из Храма жульё.
Верю в тебя, наш Спаситель!
Славлю я Имя Твоё!
Славлю торжественным словом,
Славлю молитвой простой
И причащаюсь Христовым
Телом и Кровью Святой!

Более двух часов длилась встреча с нижегородским поэтом. Мы времени даже не заметили, хотелось слушать ещё и ещё.

Семёновские авторы тоже читатели свои стихи: Н. Остафийчук, Е. Корешкова, Н. Лучицкая, Н. Петров, В. Решетников и другие.

Кстати, о «родниковских» поэтах Симонов отозвался очень тепло – многих знает лично, хорошо дружил с В. Мироновым, Н. Маравиным, очень уважает Е. Корешкову, В. Решетникова – и считает, что в Семёнове сильная поэтическая школа.

Читатели расходились с надеждой на будущие встречи, и Николай Васильевич торжественно пообещал, что в Семёнов непременно приедет ещё не раз.

В конце подошла ко мне Татьяна Ивановна из клуба «Общение» и в полном восторге поделилась: «Какого интересного человека вы к нам привезли!» Я на это ответила, что всегда приглашаю только интересных. «А этот лучше всех!» – заявила Татьяна Ивановна.

И напоследок – «Страшный сон» от Николая Симонова.

Страшный сон

Я спал безмятежно,
свернувшись в клубок,
По детской давнишней привычке…
Вдруг в сон мой врывается резкий звонок
И топот, и шорох отмычки.

Ребята, я страшные сны не люблю,
Тем паче лишённые смысла.
Я бросился к двери, забыв, что я сплю,
И челюсть от страха отвисла.

И волосы встали в момент на дыбы…
В открытые двери квартиры
Вломились такие крутые жлобы:
По рожам видать – рэкетиры.

В кожанках, в наколках, и пальцы вразлёт…
Я им: «А нельзя ли потише?»
Спросил: «Вы откуда и что за народ?»
Ответили: «Мы – твоя крыша».
Тебе принесли мы от шефа поклон.
К тебе он послал нас недаром.
Ведь ты же писатель, один на район.
Давай, поделись гонораром!

И вот я повязан, читатель и друг.
В верёвках колени и локти…
Мне ставят на грудь раскалённый утюг
И рвут пассатижами ногти.

Но я им кричу: «Вы получите хрен!
Откуда мне взять эти тыщи?!
Я скромный Союза писателей член
И только поэтому нищий!»


Система Orphus

   
   
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2016-2017