Юлия МЕРКУШОВА
28.11.2017 г.

На днях в редакцию газеты пришло письмо от Владимира Пухова. Он много лет занимается расследованием дела о лётчиках – членов экипажей двух бомбардировщиков, которые в мае 1942 года разбились вблизи деревни Баранихи, и вот что он пишет:

«Мне пришло письмо из Ульяновска от Александра Михайловича Зорина, с которым мы встречались летом прошлого года. Тогда я ему передал все свои материалы, касающиеся катастрофы. Александр Михайлович – отставной военный лётчик, который много лет работал на авиационном объединении в Ульяновске. Привожу его письмо:

«Кое-что мне удалось узнать об этой катастрофе. Очень хорошо помогли в этом деле поисковики из Казани. Они прислали мне схему места катастрофы, в которой были указаны звания, фамилии и имена лётчиков, кроме одного – стрелка-радиста Бурлака. В установлении воинского звания, имени, отчества они обещали помочь. Согласно схемы, падение одного самолёта произошло примерно в километре от деревни Бараниха, по левую руку, в сторону Ильино-Заборского. На схеме данный самолёт числится под №1 и имеет заводской номер 6/69. На этой же схеме указаны фамилии лётчиков, пилотировавших данный самолёт, а именно – младший лейтенант Сергей Андреевич Зимин и младший лейтенант Николай Андреевич Михеев. 

Второй самолёт упал примерно в 400 метрах справа от дороги, в сторону деревни Каменный Овраг. На схеме данный самолёт числится вторым и имеет заводской номер 3/73. Фамилии членов экипажа – лейтенант Леонид Иванович Григоращенко, лейтенант Семён Васильевич Кровопусков (1917 года рождения, командир звена, кандидат в члены ВКПб, в КА с 1938 года) и стрелок-радист Бурлак. Ваша память на фамилии вас не подвела. Возможно, был и шестой член экипажей. По информации поисковиков из Казани, будто бы один из лётчиков выпрыгнул с парашютом. Обещали узнать точно. Возможно, это и был некий Алексей.  

Катастрофа произошла из-за плохих погодных условий. Скорее всего, самолёты шли близко друг к ругу. На схеме зафиксированы только эти фамилии погибших, видимо, похоронили их поэкипажно, как и написано на табличках памятников. Данные бомбардировщики действительно перегонялись из Казани с 22 авиационного завода в город Рыбинск, что подтверждается найденным планшетом с картой маршрута. Перегонам самолётов с завода на фронтовые, тыловые аэродромы и лётные училища занималась 1 перегонная эскадрилья ВВС КА, которая была сформирована в июле 1941 года в Москве, из «безлошадных» лётчиков, умеющих летать на Пе-2, и переведена в город Казань. 

В 1944 году данная эскадрилья была доукомплектована до штата полка, и он стал называться 221-м перегонным авиационным полком. Перегонами полк занимался до 1946 года, в котором и был расформирован. Бессменным его командиром был Константин Ефимович Солдаткин, штурманом Иван Васильевич Аккуратнов. Вероятно, эти лётчики (а двое из них точно это командиры звеньев – лейтенант Л. И. Григоращенко и лейтенант С. В. Кровопусков, что подтверждается документами, хранящимися в интернет-архиве), проходили службу в данной эскадрилии.

А был ли Лёша?

Что касается публикаций в интернете, а также в районной газете «Семёновский вестник» от 06 мая 2017 года о том, что стараниями семёновского краеведа Карпа Васильевича Ефимова найден ещё один из членов погибших экипажей – стрелок-радист Алексей Васильевич Хламов, то на этот счёт я имею определённые сомнения. В частности, конверт, на котором значился г. Рыбинск, и фотография, на которой было написано «На память Гале от Лёши», сгорел в 1952 году. Карп Васильевич в 1989 году пишет в газету Рыбинского района со слов Марии Николаевны Заботкиной, которой в 1942 году было 17 лет, будто бы она в 1989 году в возрасте 65 лет на фотографии, присланной из Рыбинска, узнала человека со сгоревшего снимка. Конечно, я всё это допускаю, но уж как-то очень складно всё получается. На месте крушения одного из самолётов находят планшет с картой, на которой был проложен маршрут Казань – Рыбинск (и это действительно так), а также конверт, на котором опять значился Рыбинск. Вероятнее всего, Мария Николаевна спутала одно с другим (планшет и конверт). А то, что она узнала человека со сгоревшей фотографии, так вы сами знаете, что в двадцатилетнем возрасте все были стриженые под «ноль», да ещё и в военной одинаковой форме мы все очень похожи. Да и в схеме катастрофы Алексей Васильевич Хламов в числе погибших не значится, более того, он числится в списках пропавших без вести с июня 1943 года в районе населённого пункта Мясной Бор под Ленинградом в составе 2-й ударной армии. Хотя чего ни бывает в этой жизни! 

По поводу конверта с фотографией у меня есть определённая версия. Вряд ли на нём был рыбинский адрес, а вот надпись, если она верна, наводит на мысль, что этим Лёшей может быть или стрелок-радист Бурлак, или шестой член экипажей, выпрыгнувший с парашютом и оставшийся в живых, потому что среди экипажей обоих самолётов нет никого с именем Алексей. А фотография была.

И последнее, самое интересное. По данным интернет-архивов, лейтенант С. В. Кровопусков до настоящего времени числится в списках пропавших без вести. По этому вопросу я уже отправил соответствующий запрос по месту его призыва в Красную Армию.

И последнее: может быть, имеется какая-нибудь возможность изготовить на памятники таблички с именами, чтобы закрыть этот вопрос и не отводить стыдливо глаза от безымянных могил. С уважением, Александр Михайлович Зорин».  

Редакция газеты возьмёт на себя изготовление табличек с именами погибших лётчиков, и ко Дню Победы мы обязательно соберёмся на деревенском кладбище, чтобы почтить память солдат, которые защищали Родину. 


Система Orphus

   
   
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018