Юлия МЕРКУШОВА
28.11.2017 г.

На днях в редакцию газеты пришло письмо от Владимира Пухова. Он много лет занимается расследованием дела о лётчиках – членов экипажей двух бомбардировщиков, которые в мае 1942 года разбились вблизи деревни Баранихи, и вот что он пишет:

«Мне пришло письмо из Ульяновска от Александра Михайловича Зорина, с которым мы встречались летом прошлого года. Тогда я ему передал все свои материалы, касающиеся катастрофы. Александр Михайлович – отставной военный лётчик, который много лет работал на авиационном объединении в Ульяновске. Привожу его письмо:

«Кое-что мне удалось узнать об этой катастрофе. Очень хорошо помогли в этом деле поисковики из Казани. Они прислали мне схему места катастрофы, в которой были указаны звания, фамилии и имена лётчиков, кроме одного – стрелка-радиста Бурлака. В установлении воинского звания, имени, отчества они обещали помочь. Согласно схемы, падение одного самолёта произошло примерно в километре от деревни Бараниха, по левую руку, в сторону Ильино-Заборского. На схеме данный самолёт числится под №1 и имеет заводской номер 6/69. На этой же схеме указаны фамилии лётчиков, пилотировавших данный самолёт, а именно – младший лейтенант Сергей Андреевич Зимин и младший лейтенант Николай Андреевич Михеев. 

Второй самолёт упал примерно в 400 метрах справа от дороги, в сторону деревни Каменный Овраг. На схеме данный самолёт числится вторым и имеет заводской номер 3/73. Фамилии членов экипажа – лейтенант Леонид Иванович Григоращенко, лейтенант Семён Васильевич Кровопусков (1917 года рождения, командир звена, кандидат в члены ВКПб, в КА с 1938 года) и стрелок-радист Бурлак. Ваша память на фамилии вас не подвела. Возможно, был и шестой член экипажей. По информации поисковиков из Казани, будто бы один из лётчиков выпрыгнул с парашютом. Обещали узнать точно. Возможно, это и был некий Алексей.  

Катастрофа произошла из-за плохих погодных условий. Скорее всего, самолёты шли близко друг к ругу. На схеме зафиксированы только эти фамилии погибших, видимо, похоронили их поэкипажно, как и написано на табличках памятников. Данные бомбардировщики действительно перегонялись из Казани с 22 авиационного завода в город Рыбинск, что подтверждается найденным планшетом с картой маршрута. Перегонам самолётов с завода на фронтовые, тыловые аэродромы и лётные училища занималась 1 перегонная эскадрилья ВВС КА, которая была сформирована в июле 1941 года в Москве, из «безлошадных» лётчиков, умеющих летать на Пе-2, и переведена в город Казань. 

В 1944 году данная эскадрилья была доукомплектована до штата полка, и он стал называться 221-м перегонным авиационным полком. Перегонами полк занимался до 1946 года, в котором и был расформирован. Бессменным его командиром был Константин Ефимович Солдаткин, штурманом Иван Васильевич Аккуратнов. Вероятно, эти лётчики (а двое из них точно это командиры звеньев – лейтенант Л. И. Григоращенко и лейтенант С. В. Кровопусков, что подтверждается документами, хранящимися в интернет-архиве), проходили службу в данной эскадрилии.

А был ли Лёша?

Что касается публикаций в интернете, а также в районной газете «Семёновский вестник» от 06 мая 2017 года о том, что стараниями семёновского краеведа Карпа Васильевича Ефимова найден ещё один из членов погибших экипажей – стрелок-радист Алексей Васильевич Хламов, то на этот счёт я имею определённые сомнения. В частности, конверт, на котором значился г. Рыбинск, и фотография, на которой было написано «На память Гале от Лёши», сгорел в 1952 году. Карп Васильевич в 1989 году пишет в газету Рыбинского района со слов Марии Николаевны Заботкиной, которой в 1942 году было 17 лет, будто бы она в 1989 году в возрасте 65 лет на фотографии, присланной из Рыбинска, узнала человека со сгоревшего снимка. Конечно, я всё это допускаю, но уж как-то очень складно всё получается. На месте крушения одного из самолётов находят планшет с картой, на которой был проложен маршрут Казань – Рыбинск (и это действительно так), а также конверт, на котором опять значился Рыбинск. Вероятнее всего, Мария Николаевна спутала одно с другим (планшет и конверт). А то, что она узнала человека со сгоревшей фотографии, так вы сами знаете, что в двадцатилетнем возрасте все были стриженые под «ноль», да ещё и в военной одинаковой форме мы все очень похожи. Да и в схеме катастрофы Алексей Васильевич Хламов в числе погибших не значится, более того, он числится в списках пропавших без вести с июня 1943 года в районе населённого пункта Мясной Бор под Ленинградом в составе 2-й ударной армии. Хотя чего ни бывает в этой жизни! 

По поводу конверта с фотографией у меня есть определённая версия. Вряд ли на нём был рыбинский адрес, а вот надпись, если она верна, наводит на мысль, что этим Лёшей может быть или стрелок-радист Бурлак, или шестой член экипажей, выпрыгнувший с парашютом и оставшийся в живых, потому что среди экипажей обоих самолётов нет никого с именем Алексей. А фотография была.

И последнее, самое интересное. По данным интернет-архивов, лейтенант С. В. Кровопусков до настоящего времени числится в списках пропавших без вести. По этому вопросу я уже отправил соответствующий запрос по месту его призыва в Красную Армию.

И последнее: может быть, имеется какая-нибудь возможность изготовить на памятники таблички с именами, чтобы закрыть этот вопрос и не отводить стыдливо глаза от безымянных могил. С уважением, Александр Михайлович Зорин».  

Редакция газеты возьмёт на себя изготовление табличек с именами погибших лётчиков, и ко Дню Победы мы обязательно соберёмся на деревенском кладбище, чтобы почтить память солдат, которые защищали Родину. 


Система Orphus

   
   
Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2016-2017