Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
01.12.2018 г.

Гость сегодняшней рубрики, на первый взгляд, имеет не самое прямое отношение к нашему краеведению. Родом он из самой столицы, родился, учился, взрослел и становился личностью в белокаменной.

Семёновских корней не имеет ни на каком уровне. Но после беседы с москвичом Сергеем КОМОВЫМ осталось стойкое ощущение некоего родства, потому что знает и любит он наш край не меньше, а то и больше многих семёновцев. Признаюсь, несколько раз даже кольнула ревность, что он – столичный житель – настолько глубоко копает историю нашего края. Копает – в самом прямом смысле этого слова. Сергей Комов изучает историю России, в том числе и семёновской земли, с металлоискателем в руках, большим набором атласов и карт и, безусловно, с огромным запасом архивных исторических знаний в голове.

Не секрет, что кладоискательством увлекаются сейчас очень многие, и у нас в Семёнове охотников за нераскрытыми тайнами сколько угодно. Только вот на диалог они идут с небольшой охотой. Слишком много у них, как у всех фанатов, на этот счёт суеверий, примет и предостережений. Москвич Сергей в этом смысле гораздо более открыт и разговорчив. Может, просто он менее суеверен или, как большинство столичных штучек, более свободен и с некоторым превосходством относится к провинциалам?

Судьбу нашёл без металлоискателя

- Cуеверия во мне, и, правда, не больше, чем у любого нормального рыбака или охотника. И никакого превосходства или пренебрежения к людям, где бы они ни жили, у меня отродясь не было. Я никогда в жизни не относил себя к категории столичных штучек, для меня это даже несколько обидно. Если честно, Москву как место для проживания я не люблю, мечтаю оттуда сбежать и делаю это при каждом удобном случае. Как исторический и культурный объект Москва хороша, а жить хочется поближе к природе. Я сейчас как раз рассматриваю такой вариант в Семёнове.

- Почему именно Семёнов, неужели металлодетектор и любовь к старине привели вас в наши места?

- Побывать на нижегородчине мне хотелось всегда, только как-то всё не получалось. Я знаю, насколько богата эта земля историческими тайнами, преданиями и интересными обычаями. Но не любовь к старине и желание найти в семёновской земле ещё какую-нибудь нераскрытую тайну привели меня сюда – это пришло потом. Первой причиной послужила романтическая история, случившаяся со мной этим летом. На черноморском побережье Кавказа я встретился с семёновской девушкой и, надеюсь, что эта встреча станет судьбоносной. Я, так сказать, решил пустить корни в Семёнове, в который влюбился с первого взгляда и уже даже называю нашим.

- Ну, если вы решили обосноваться в нашем городе, тогда расскажите немного о себе и о своём увлечении – в смысле, о кладоискательстве. Кстати, можно ли так называть ваше хобби?

- Я себя так не называю – это слишком громкое и какое-то претенциозное слово, хотя основного смысла оно не лишено. Каждый, кто однажды взял в руки металлоискатель, надеется найти клад, хотя даже не представляет, как он должен выглядеть. Помню, в детстве мой приятель нашёл в земле серебряные монеты… Как я ему завидовал! Наверное, тогда и пришла в голову мысль, что и я обязательно тоже когда-нибудь, что-нибудь этакое найду. Но мне уже тогда были интересны не сами монеты, а их история. Я как-то сразу начинал представлять, кто их держал в руках, что на них можно было купить в те времена. Тогда я и начал изучать историю. Тут уж, наверное, дедушкины гены во мне проявились. Он был учителем истории, директором школы. Только пообщаться мне с ним почти не пришлось – мне было всего шесть лет, когда его не стало.

- Вы пошли по стопам своего деда?

- Нет. Хотя у меня и бабушка была учителем, я выбрал для себя более прозаический путь развития – бизнес. Но жажда поисков и открытий всегда во мне жила. Однажды в магазине я увидел металлоискатель… и на этом моя жизнь приобрела настоящий смысл. Я вспомнил все свои детские мечты и решил, что обязательно их осуществлю. Вот уже десять лет осуществляю.

- Свою первую находку помните?

- Конечно. Первый раз я вышел в поле под Москвой, наковырял кучу пробок. Металлоискатель реагирует одинаковым звуковым сигналом и на пробку, и на серебро. И каждый раз сердце вздрагивает. Но после очередной пробки я что-то загрустил: зачем мне всё это надо? Следующий сигнал хотел даже проигнорировать, но, видимо, высшие силы таким образом и заманивают в свои сети. Я не поверил своим глазам – в грязи, среди мусора, блеснула монета. А потом ещё одна, и ещё, и ещё. Короче говоря, на одном поле, почти в одном месте я нашёл монеты и нательные крестики четырёх исторических эпох.

- Говорят, что некоторые найденные в земле артефакты настолько дороги (в денежном эквиваленте), что могли бы обеспечить нашедшему вполне безбедную жизнь?

- Да, это так, но я, наверное, бессребреник, или, как многие говорят, просто дурак. Находка интересует меня как реликвия, способная рассказать интересную историю, а не как источник наживы. Конечно, похвастаться, рассказать о ней хочется, особенно если встречу единомышленника, готового слушать и сопереживать.

- Вы говорите, что приехали в Семёнов вслед за своей любовью, но выясняется, что тут же отправились на поиски новых исторических открытий. Металлоискатель у вас, как рояль в кустах, случайно оказался?

- Нет, не случайно – он всегда лежит в багажнике машины вместе с лопатой. И да, я, ещё не доехав до Семёнова, прокатился по городецким полям, разведал, что и как. Там очень много интересного. Но семёновские просторы меня просто покорили. Здесь что ни поле, то настоящий клондайк, что ни деревня, то своя собственная историческая судьба, характер и стиль. Нужно только уметь всё это увидеть в каком-то крестике или монете. Иногда самая глухая давно заброшенная деревня такое может рассказать… Вокруг три поля, и только на одном я нашёл несколько очень ценных (в историческом смысле) монет, несколько нательных крестиков. Наверное, здесь когда-то было место сбора большого количества людей – может, ярмарки устраивались, а, может, церковь стояла. Кстати, изучая и объезжая семёновский край, я заметил, что здесь не очень много церквей по сравнению с другими регионами России. Покопался в исторических документах и пришёл к выводу, что дело всё в старообрядстве. Старообрядцы ведь никогда не стремились строить вычурные и дорогие каменные храмы, а деревянные церквушки и часовенки горели часто, и восстанавливать их трудно, да никто особенно этим и не занимается в условиях вымирания деревень.

Одному есть скучно и невкусно…

- Но для того, чтобы ваши находки стали достоянием народа и послужили восстановлению исторических истин, необходимо быть не только романтиком-искателем или фанатичным коллекционером, но и поддерживать связь с музеями, с научными работниками. Вы не думали об этом?

- Я часто об этом думаю, мне бы только время найти, чтобы классифицировать всю свою коллекцию. Её даже коллекцией не назовёшь – пока это просто набор раритетов, нуждающихся в тщательной обработке. Я дал себе зарок, что в самое ближайшее время пойду в семёновский музей и предложу свои находки. Надеюсь, что найду там поддержку.

- Не жалко будет расставаться со своими находками?

- Думаю, что нет. Ведь, по большому счёту, самое интересное в моём увлечении – это поиск, азарт, всплеск адреналина. Всё то же самое, что у охотника или рыбака. Настоящий рыбак, конечно, ждёт хорошего улова, но главное для него не в этом. А если улов удаётся, то он готов накормить им весь мир, или, по крайней мере, всех своих соседей и друзей. Не любит настоящий рыбак есть свою добычу в одиночестве – скучно ему и невкусно. Я, кстати, тоже рыбак, но вместе с удочками у меня в багажнике всегда металлоискатель. Не задалась если рыбалка, беру его в руки и иду с реки в поле искать удачу.

- Но всё же какая-то цель каждого выхода в поле существует? Рыбак, к примеру, готовится к рыбалке на определённую рыбу, а охотник – на конкретную дичь…

- Но частенько бывает, что вместо ожидаемого окуня ловит здоровенную щуку. В этом вся прелесть любой охоты. У меня цели как таковой нет, есть выбор места, который требует специальной архивной подготовки. Но по сути ничего определённого я не ищу и каждая находка это по определению – случайность. Вот, например, в Семёнове мы все ходим по старине. Я это понял, не только изучая с металлоискателем исторические пласты на полях, но и занимаясь вторым своим любимым делом – рыбалкой. И ещё я понял, что земля так просто свои тайны не открывает. Можно часами и сутками бродить по полю и ничего не найти, а кто-то пройдёт следом и откопает настоящий клад. Заветные сундучки и прочие ёмкости с драгоценностями никогда не закапывали слишком глубоко – два штыка лопаты, не больше, чтобы побыстрее спрятать и побыстрее найти. А вот как и кому судьба, земля или кто там ещё, открывает тайны – это извечный философский вопрос. Я думаю, что ответ всё-таки есть – любить надо и свою землю, и своё дело.

У семёновцев собственная гордость

- За короткое время вы уже так изучили семёновский край, что не опасаетесь в одиночку пускаться в путешествия по рекам и по лесам?

- Семёновский край тем меня и привлёк, что здесь всегда можно и в одиночестве побыть, и в то же время всегда при крайней необходимости встретить поддержку. Как будто кто-то свыше тебя здесь оберегает. В одной глухой, совсем заброшенной деревне я однажды немного заблудился. Связь исчезла, вода кончилась, хорошо хоть, бензин ещё остался. Пить хотелось чуть не до обморока, а на встречу с человеком не было вообще никакой надежды. И вдруг из ближайшего лесочка выходит мужичок с корзинкой и ружьём. Водички у него тоже почти не осталось, зато он мне показал совершенно сказочный родничок, а вот ехать со мной отказался – сказал, что ещё побродит. Стыдно вспомнить, я ему ещё и деньги предлагал за помощь, но он так на меня посмотрел…

А уж про семёновскую рыбалку и рыбаков – это вообще отдельный разговор. Во-первых, само путешествие по Керженцу – это уже огромная школа в плане изучения исторических пластов. Берега расскажут вам всю историю местности от сотворения мира до наших дней. А местные рыбаки ещё и кучу баек да легенд расскажут. Редко я встречал таких философов, как семёновские рыбаки. Они всё знают про свой край, кто-то, может, не сумеет рассказать, зато слушает очень талантливо. Удивительно, но по всему Керженцу, хоть возле Богоявления, хоть у Хахал, можно подойти к любому костру, и везде тебя примут как родного. Знаю, москвичей в глубинке не очень жалуют, но тут какое-то особенное место, здесь у людей своя собственная гордость и они ни грамма не тушуются ни перед кем.

Многие мне и места подсказывали, где можно покопаться. Я понял, что каждого, кто любит свою землю, свободно можно назвать краеведом. Они всю жизнь изучают свою историю даже безо всяких учебников, а потом предают её детям и внукам. На них, в сущности, и земля вся держится. Я счастлив, что судьба меня сюда направила. Наверное, я и правда пущу здесь корни, пусть с меня новое, семёновское древо Комовых прорастёт.

- Ну, а клад-то найти всё же хочется?

- Конечно, хочется, об этом каждый человек мечтает. Но я свой, кажется, уже нашёл…


Система Orphus

   
   

   

   
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

Мы в соцсетях  

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018