Ирина КОЛОБОВА
Фото из альбома Алексея ГРОШЕВА
03.11.2018 г.

О чём мечтают современные мальчишки в плане будущей профессии, да и мечтают ли вообще? Такой вопрос был задан пятиклассникам одной из городских школ.

Оказалось, что всё-таки мечтают, только, как бы это сказать, несколько приземлённо, без присущего советским пацанам полёта. Хотя высокая, практически недосягаемая профессия «президент» мелькала в ответах часто. А вот полететь в космос или водить поезда уже никто не изъявил желания. Впрочем, ничего плохого в этом нет – у современных детей и мечты современные. Но вот если бы десятилетние школьники хоть раз побывали в учебном центре, где обучают машинистов самого быстрого в России поезда, или заглянули в кабину машиниста «Сапсана», то наверняка очень многие захотели бы сделать эту кабину своим рабочим местом.

Гость нашей рубрики Алексей ГРОШЕВ тоже никогда не мечтал стать машинистом «Сапсана», просто потому что во времена его детства такого поезда вообще не существовало.

Но судьбе, видимо, было угодно, чтобы именно он стал первым, да пока и единственным из всего семёновского населения машинистом самого скоростного поезда. По нынешним меркам, это, пожалуй, можно приравнять к космонавтике.

Вместо дальних странствий – депо…

- Так о чём мечтал в детстве наш герой?

- Даже и не помню. Может, и мечтал стать космонавтом, только всегда понимал, что вряд ли это получится. А вот железная дорога меня как-то притягивала. Возможно, дедовские гены по маминой линии сказались. В их многодетной семье почти все работали на Захаровском железнодорожном переезде. Вот так и получилось: деда не помню, а железнодорожником стал. Да потом ещё и наша Заводская улица, наверное, роль сыграла. Мы ведь постоянно возле железной дороги гуляли. На поезда засматривались. Мечтали ехать на них далеко-далеко… И дома всегда, в любое время суток был слышен стук колёс и звуки паровозных гудков. Романтика, одним словом.

- А когда романтические мечты обрели реальные черты?

- В 9-м классе решил, что в 10-й не пойду, и подал документы в Нижегородское железнодорожное училище. Конкурс тогда немаленький был – 10 человек на место. Отучился, в армии отслужил и устроился на работу в депо слесарем – электрички ремонтировал. Как говорится, с самых низов начал. Два года оттрубил и стал наконец работать по специальности – помощником машиниста электропоезда. В 2005 году сдал дополнительный технический минимум и получил «корочки» на право управлять локомотивом.

- К тому времени, наверное, и в личной жизни какие-то перемены наметились?

- Да, в этом же году женился. Когда знакомился с будущей женой, оказалось, что мы уже давно знакомы. Начальные классы я в первой школе оканчивал, и Вика училась в параллельном классе. Конечно, мы не помнили друг друга, но всё равно интересно было вспоминать детство.

- У железнодорожников приветствуются династии – ваша жена, случайно, не на ж/д работает?

- Нет, она учитель музыки, и дочка тоже в музыкальной школе учится. Так что с этой стороны продолжения железнодорожной династии вряд ли можно ожидать. А вот тесть мой Николай Иванович Быков – истинный железнодорожник, у нас всегда есть общие темы для разговоров.

По знакомству, но не по блату

- И вот вы – машинист «Сапсана». Говорят, что туда попадают только лучшие – это правда?

- Мне трудно ответить на этот вопрос, среди моих коллег много хороших машинистов. Наверное, всё-таки не последнюю роль в каждом деле играет случай. А случилось так, что один мой приятель, тоже из машинистов, работая инструктором в Питерской скоростной дирекции (Северо-западная Дирекция скоростного сообщения ОАО «РЖД»), набирал команду на «Сапсан». Понятное дело, что на такую серьёзную работу приглашают только проверенных людей. Это очень большая ответственность, поэтому такие понятия, как блат, тут не работают. Стоит только начать проверку, так называемый отбор, всё сразу встаёт на свои места, сразу ясно – годен или не годен. И никакой блат не поможет. У меня как-то всё сложилось: и стаж машиниста не менее пяти лет, и работа непосредственно на электропоездах, как на транспорте повышенной опасности. Со здоровьем тоже всё хорошо. А уж такие проверки, как у нас на дороге, могут себе представить разве что космонавты. Слух, зрение, сердечнососудистая система должны быть идеальными. Острота реакции, внимательность, стрессоустойчивость, отсутствие вредных привычек. Это всё постоянно проверяется медиками, психологами. Серьёзная, скажу я вам, проверочка. Учимся постоянно. Я месяц в Питере учился, прежде чем получил сертификат на должность помощника машиниста, потом и на машиниста сдал. Одним словом, скучать не приходится, вечная скорость – работа, учёба, медкомиссии...

- Я даже слышала, что машинистов «Сапсана» называют пилотами. Вообще не страшно было менять обычную электричку на сверхскоростной лайнер?

- Немножко страшно, но не столько потому, что боялся не справиться или что-то не получится, просто мне ещё не приходилось так резко менять свою жизнь – привык я к своей работе, к коллективу, к распорядку, к маршрутам. Но теперь счастлив, что в моей жизни случился такой зигзаг. А если нас действительно называют пилотами, то это недалеко от истины. В принципе, у нас очень много общего с гражданской авиацией. Ответственности не меньше, работа такая же сложная, да и скорость иной раз сравнивается со скоростью взлетающего авиалайнера. Можно сказать, что мы каждый день «летаем», не отрываясь от земли. Поезд несётся по рельсам, но воздушные потоки, образующие области высокого и низкого давления, слегка приподнимают состав над железнодорожным полотном. Поэтому все действия машиниста должны быть отточены до мелочей. В вагонах у нас бортпроводники, а каждый рейс начинается приветствием: «Добрый день, дамы и господа! От лица компании ОАО «РЖД» я и наш экипаж рады приветствовать вас на борту поезда «Сапсан». Английский язык надо знать хотя бы на уровне простого разговора. В «Сапсане» никто не курит, даже машинист. Кабина «Сапсана» – это отдельный разговор. Когда я впервые туда вошёл, подумал, что стал героем фантастического фильма из моего детства. Кажется, действительность даже превзошла фантазии писателей и режиссёров. Можно сказать, что «Сапсан» – это огромный и очень умный компьютер.

Удобства пропорциональны опасности

- А как сам машинист ощущает скорость 250 километров в час?

- Можно сказать, никак не ощущает. Лобовое стекло кабины устроено особенным образом, оно как бы преломляет внешнее изображение. Поэтому кажется, что поезд движется на обычной скорости. Но если взглянуть в боковое окно – вот там да, действительно скорость! Пассажирам тоже такая же картинка открывается.

- Не секрет, что железная дорога как зона повышенной опасности является местом большого количества трагедий. А такая скорость, как у «Сапсана», наверное, ещё и усугубляет? Приходилось ли сталкиваться с подобными трагедиями?

- К сожалению, да. Но это было не на «Сапсане», а на обычной электричке. Хуже было, когда я работал помощником машиниста – тогда приходилось самому выходить из кабины и принимать непосредственное участие в «разборе полётов». Машинист не должен покидать свой пост.

Но сейчас, надо отдать должное развитию технологий, количество трагедий несколько сократилось. Тщательное видеослежение по всему участку пути, усиленная охрана в зонах особого внимания – всё это помогает сократить количество непредвиденных ситуаций. Но всё-таки они происходят, а высокие скорости, разумеется, усугубляют этот печальный момент. Тут уж, как говорится, человеческий фактор играет основную роль. Люди должны понимать опасность и стараться избегать её. К примеру, нам, железнодорожникам, видевшим человеческие трагедии, никогда не придёт в голову перебежать пути в неположенном месте или спрыгнуть с подножки во время движения поезда. Жаль, что многие учатся только на своих ошибках.

- Хочется всё же поговорить о приятных моментах работы на «Сапсане». Что ещё интересного вы можете рассказать о своей работе?

- Мне в моей работе нравится всё. Вот даже форма одежды. Команда у нас дружная. Один рейс «Сапсана» обслуживает 21 сотрудник: машинист, помощник машиниста, бортинженер, начальник поезда, девять проводников, кассир, семь стюардов, два официанта вагона-бистро и один бармен. Очень много знаменитостей сейчас предпочитают «Сапсан» самолёту. От Нижнего до Питера поезд домчится за восемь часов, а от Москвы – за три с половиной. Если учесть путь до аэропорта и прочие издержки, то «Сапсан» получается намного удобнее. Да и от земли отрываться не надо. Сзади кабины машиниста располагается так называемое переговорное купе, так вот его частенько занимают артисты, спортсмены, политики. Я со многими познакомился. Вот президента, правда, ещё не приходилось возить – там своя специальная, особая бригада работает.

- А как отдыхают машинисты «Сапсана», ведь работа-то даже слишком напряжённая?

- Да, напряжения хватает… Контролируем буквально каждый момент, зрение, мозги в постоянной работе. После рейса обязательно отдыхаем в комнате психологической разгрузки. Отдохнули, и – назад. В дороге не более 12 часов, и только днём, ночных рейсов у нас нет. Раз в год – обязательная реабилитация в санатории. С семьёй ездим отдыхать в отпуск, в выходные у бабушки в деревне расслабляюсь – дрова колю, огород вскапываю. Надо себя в форме держать, а то на нашей сидячей работе мозги-то сильно напрягаются, а вот другие части тела могут и в весе прибавить.

- Как вы думаете, надо ли мечтать мальчишкам?

- Обязательно надо, да они и мечтают, это они так просто говорят, что президентами хотят стать да денег побольше получать. Настоящие пацаны мечтают о высоком. Я вот давно уже вырос из мальчишеского возраста, а тоже мечтаю. Сейчас уже есть пилотный проект ВСМ (высокоскоростная магистраль), она будет проходить через Нижний Новгород и поезда по ней будут летать со скоростью 350 километров в час. Президент обещал заняться этим вопросом вплотную. Я мечтаю дождаться этого момента и пересесть в новую кабину…


Система Orphus

   
   

   

   
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018