Юрий ХРАМОВ
Фото Александра ЮРЬЕВА
29.08.2018 г.

От Хахал до деревни Телки расстояние всего восемь км, но преодолеть этот путь можно разве что на тракторе или на внедорожнике. Особенно мрачная картина предстала нашему взору, когда мы проехали Двудельное.

Казалось бы, три километра, и вот она – ещё одна неперспективная деревня. Но разве по такой дороге можно скоро доехать? Наш редакционный «УАЗ Патриот» давал крен то на одну строну, то на другую, кувыркаясь в ямах и канавах, а в одном месте чуть не сел окончательно в лужу – в буквальном смысле. Ладно ещё, дождя не было, да почва песчаная, а то было бы весело.

В деревне Телки меньше полусотни домов, среди которых немало пустующих, покосившихся… Заглядываем в гости к одной из местных жительниц Таисье Васильевне Муравьёвой.

- Раньше у нас много народу жило! – вспоминает бабушка. – Да и неплохо жили – каждая семья корову в хозяйстве имела. На колхозных дворах были свиньи, телята, коровы, лошади. Я работала рядовой колхозницей. Бывало, придёт бригадир к дому, постучит в окошко и даст разнарядку, куда идти на работу. Мы и сено заготовляли, и картошку копали… Да всё в колхозе делали. Ещё трудилась в лесничестве, а потом больше двадцати лет – почтальоном. Пешочком до Хахал ходила, а это ни много ни мало 16 километров в день туда-обратно. Тогда люди кучи газет и журналов выписывали! Сумка-то почтовая была битком набита. Это сейчас – две-три газеты на деревню.

От воспоминаний о былом Таисья Васильевна плавно переходит к настоящему времени:

- Автолавка к нам ездит два раза в неделю. Ну, в распутицу – только один, но мы и этому рады. – Далее она переключается на нас: – А я думала, что вы из сельсовета приехали – я туда звонила, хотела сказать, что свет на столбе уж несколько дней не выключается.

- Зимой к нам дорогу чистят, но нечасто. А весной или осенью, в бездорожье девчонки с почты к нам пешком ходят. Да, доезжают до Двудельного, а там – пешком. А чего делать? Ох, и я пешком-то за жизнь походила. Это сейчас уж из деревни не выбираюсь – годков-то много, за восемьдесят. Но всё равно кур ещё держу, в огороде лук, помидоры, огурцы сажаю. Да много ли одной надо?

Потом женщина нам рассказала интересный случай, который произошёл этим летом:

- Мы тут в глуши живём – настоящей, медвежьей. Нас и впрямь медведи не забывают. Недавно, когда дожди-то шли (в июне, вроде?) приехал ко мне внук. В субботу помылся в бане, а в воскресенье в полдень пошёл пешком до Хахал – на рейсовый автобус. Только дошёл до крайнего дома – видит, в нём два медвежонка бегают, а на дороге их мама стоит. Медвежата к медведице ещё не успели подбежать – она их, наверное, искала. Внук, конечно, опешил. Шаг назад сделает, а медведица рычать начинает. В общем, как-то сумел уйти, вернулся ко мне и всё рассказал. Потом попросил Юру Жирнова, чтобы он его до Хахал на мотоцикле отвёз. Такие вот дела, ребята, теперь мы и на могилки боимся идти – кладбище-то за деревней.

Супруги Жирновы – тоже старожилы деревни. Анфиму Фёдоровичу 86 лет, а его жене Галине Семёновне в сентябре 90 исполнится. Она, как и предыдущая наша героиня, с детства работала в колхозе, а супруг много лет трудился лесником в Лобачёвском лесничестве. Теперь, как говорится, старость не радость – болезни постоянно преследуют пожилых людей. Десять лет назад у Анфима Фёдоровича случился инсульт, левая часть тела парализована. У Галины Семёновны со здоровьем тоже неважно – ноги, руки болят, из-за этого спит плохо. Последние три года за ними ухаживает сын Юрий, который приехал из Нижнего Новгорода.

- Жена с внуками водится в городе, а я вот здесь с родителями, – говорит он. – Отец после больницы с нами в квартире пожил некоторое время, но вскоре запросился в деревню. Тянет их в родные места, тут уж никакие удобства не помогут. Вот теперь я с ними живу – оба же беспомощные, больные. Правда, мать ещё и суп сварит, поможет лук посадить, потом убрать, а отцу и на крыльцо тяжело выйти. Что ни говори, а годы берут своё. Вот случись что с ними, не знаю, что и делать. «Скорая» сюда не проедет, особенно зимой, да и в весеннюю, осеннюю слякоть. Таблетки, конечно, есть, но и они порой не помогают. А зимой здесь только мы остаёмся да ещё Евдокия Васильевна Комакина, да Таисья Васильевна Муравьёва. Иногда дачники на выходные заглянут. Вот вы говорили про медведей. Так мы привыкли – я, например, часто хожу за грибами, вижу медвежьи следы, но бог миловал, пока не встречал косолапых.

Кстати, в Хахалах, куда мы потом заехали, нам рассказали ещё две истории про встречу с мишками. Вот что нам поведала почтальон Александра Шашуева:

- В начале августа я в Аристове раздала корреспонденцию и поехала на велосипеде домой. Только минула деревянный мост – смотрю, впереди бежит большая собака. Я сразу-то не поняла, что это медвежонок, потом только до меня дошло. Подумала: а вдруг рядом с ним медведица? Испугалась я и поехала обратно в деревню, а медвежонок побежал в лес. Потом уже в Хахалы поехала машина, так я следом за ней.

Ещё один случай произошёл с нижегородцем, который приезжал в Хахалы в гости к родственникам. Он в четыре утра пошёл на рыбалку, и напротив, на другом берегу Керженца, увидел палатку. В ней, по всей вероятности, отдыхали туристы. Рядом с палаткой рыбак и заметил медвежонка. Потом зверь убежал в лес.

Так что «Хахальский военный округ», как его окрестили то ли сами жители, то ли почтовые работники, теперь по праву можно назвать ещё и медвежьим углом – частенько сюда стали заглядывать незваные гости. Но хахальцев не испугаешь. Они считают, медведей бояться – в лес не ходить.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel