Ирина КОЛОБОВА
21.11.2013 г.

Власти замахнулись на амбициозную стратегическую задачу сохранения здоровья нации, снижения уровня смертности, увеличения продолжительности жизни, преодоления демографического спада. О том, в чем заключается роль семеновских врачей в решении этих сверхцелей, рассказывает заместитель главного врача Семеновской больницы по лечебной работе И. Б. ПАПКОВА.

- Трудно даже найти определение, чтобы передать всю сложность, важность и неоднозначность существующей проблемы в решении поставленных задач. Дело в том, что смертность в нашем округе, несмотря на некоторую наметившуюся тенденцию к снижению, все же продолжает превышать рождаемость. В  медицинской и демографической терминологии это явление называется «русский крест», и наблюдается оно в результате падения рождаемости и роста смертности.

- Интересно, откуда же взялось название «русский крест»? Мне, как человеку, далекому от медицины, сразу приходит в голову путь человека от его рождения (крещения) до смерти. И в том, в и другом случае присутствует крест. И почему именно «русский»?

- На самом деле все гораздо проще и прозаичнее. Название происходит от графического изображения сравнительного процесса рождаемости и смертности – на графике две кривые (рождаемости и смертности), сближаясь, пересекаются и затем резко расходятся, наподобие креста. А «русский» потому, что, к сожалению, явление это наблюдается в основном в восточноевропейских странах.

- Так что же конкретно нужно делать, чтобы этот крест пропал, чтобы график приобрел бы какую-нибудь иную форму?

- Как медик могу ответить однозначно: «Нужно лечиться». И лечиться именно в больнице, где на каждого больного заводится амбулаторная карта. И делать это нужно не для врачей, а в первую очередь для себя.  Иногда человек считает себя совершенно здоровым и бравирует перед другими тем, что ни разу не обращался к врачу. И вот именно такие люди доставляют больше всего хлопот и врачам, и родственникам. Может быть, это прозвучит жестоко, но смерти еще никому не удалось избежать. И в Семеновском округе первое место занимает смертность от нарушений в сердечнососудистой системе организма. Это значит, инсульты и инфаркты. На втором месте в статистике смертности – травматизм, и на третьем – злокачественная опухоль. Самое ужасное то, что от сердечнососудистых заболеваний умирают люди трудоспособного возраста. Кстати, именно те самые нелюбители ходить по врачам. А ведь в большинстве случаев летального исхода можно было бы избежать, если бы больной обратился к врачу после первого или хотя бы второго значительного повышения артериального давления или неприятных ощущений в области сердца. С официально трудоустроенным контингентом дело обстоит проще – эти люди проходят диспансеризацию. Но даже они зачастую не считают нужным сказать врачу о своих недомоганиях. Я согласна, что врачи на медосмотрах не могут уделить каждому пациенту должного внимания – не хватает времени, но вряд ли кто-нибудь из них проигнорирует жалобы пациента. Именно медосмотры помогают выявить на ранней стадии большой процент серьезных заболеваний.

- Вы сказали, что люди, которые не хотят лечиться, доставляют много проблем врачам и родственникам. Каким же образом? 

- Сейчас мы подходим к самому щекотливому вопросу. Мы не любим об этом думать, но ведь еще древние философы говорили: «Помни о смерти!» А современные психологи доказали, что чем больше человек думает о конечности бытия, тем больше добрых дел он старается сделать и тем дольше старается прожить на этом свете. Старости как таковой вообще не существует – есть болезни. Иначе как объяснить, что 98-летний актер Владимир Зельдин был участником предолимпийской «эстафеты огня»? Так вот, болезни нужно лечить. Врачам и родственникам много горя и хлопот доставляет «мнимый» здоровый человек, умерший неожиданно, не имея на руках ни одного документа, подтверждающего его диагноз. В этом случае врач или фельдшер, зафиксировавший его смерть, не имеет права выписать свидетельство о смерти. Сделать это может только патологоанатом. Я не буду перечислять все  сложности, которые таит в себе этот процесс. Не процесс вскрытия, а процесс доставки тела в морг. И тем не менее условия эти необходимо соблюдать. Ни один медицинский работник не возьмет на себя ответственность за некорректно составленное медицинское свидетельство о смерти, потому что это влечет за собой тяжелые последствия. Приведу конкретный случай. В деревне умирает пожилая женщина, и фельдшер, не имеющий на руках истории болезни, выписывает свидетельство о смерти от болезни системы кровообращения. Сын оформляет все наследство на себя, а второй сын, живущий в другом городе, желает оспорить нотариальное решение о наследстве. И первый его вопрос касается именно свидетельства о смерти – на каком основании оно было выписано. А основания-то никакого и не было – ни истории болезни, ни одного врачебного рецепта... Кто остался крайним в этой истории, думаю, всем ясно – фельдшер. 

- Сердечнососудистые заболевания настолько разнообразны, что, наверное, лучше всего подходят для свидетельства о смерти. Не является ли этот факт причиной того, что смертность именно от этих заболеваний превышает все допустимые границы?

- Не хочется признавать, но в этом есть доля правды. Если человек погиб во время аварии, то сложности со свидетельством о смерти не возникает. Если у человека рак, то в больнице хотя бы раз он побывал, и история его болезни существует. Именно для того, чтобы пресечь процесс выдачи фиктивных и безосновательных свидетельств о смерти и в целях выявления истинного процента умерших от той или иной болезни, и ужесточаются требования Министерства здравоохранения. Если бы народ знал, какое количество приказов, постановлений и методических рекомендаций приходится исполнять простому врачу, может быть, он относился бы к нам с большим уважением и снисхождением. Люди должны знать, что, нарушая эти постановления и приказы, врач тем самым нарушает закон. Пожалев родственников умершего от неизвестной болезни и собственноручно выдав им свидетельство о смерти на основании лишь своих умозаключений и минуя патологоанатома, врач или фельдшер берет на себя огромную ответственность. Мне трудно об этом говорить, но я должна предупредить население, что в ближайшее время практика эта будет остановлена.

- К нам в редакцию уже сейчас звонят взволнованные читатели, до которых дошли слухи о том, что каждый летальный исход без исключения должен будет подтвердить патологоанатом. 

-  Это не слухи – так происходит во всех цивилизованных странах. Во все времена патологоанатомы считались непревзойденными диагностами, и все они трудятся под девизом: «здесь мертвые учат живых». Так в идеале должно быть и у нас. Но все мы знаем, что наша страна, и здравоохранение в частности, далеки от совершенства. Поэтому мы часто идем навстречу людям и хотим, чтобы и люди шли навстречу нам. Еще раз повторяю, если умерший человек при жизни обследовался у врачей, проходил диспансеризацию, то оформить медицинское свидетельство о смерти сможет участковый врач или фельдшер на основании амбулаторной карты, в противном случае без патологоанатома не обойтись. Все должны понять – это не прихоть врачей, это необходимость. Слишком много фиктивных смертельных диагнозов. Слишком большой процент смертности среди трудоспособного населения. Слишком рано уходят молодые и якобы здоровые мужчины.

- Вы считаете, что в наших, мягко говоря, сложных экономических и социальных условиях жизни этого можно избежать?

- Безусловно. Я с полной ответственностью могу сказать, что врачи делают для этого очень многое. Вот только люди почему-то совсем не дорожат своим здоровьем и жизнью. Когда мы для проведения диспансеризации выезжаем на село, вооруженные самым современным комплексным медицинским оборудованием, которому могут позавидовать многие лечебные учреждения, людей приходится просто вытаскивать из домов. Заставить их мы не имеем права, поэтому приходится уговаривать всяческими способами. Но, должна признаться, не всегда это получается. Действует десятилетиями взращиваемый стереотип – если что-то насильно, тем более бесплатно, предлагают, значит, это выгодно кому угодно, но не мне. Поэтому и основной аргумент звучит всегда одинаково: «У меня ничего не болит. Заболит – сам приеду». Часто приехать не успевают. Вот тогда и начинаются проблемы, недовольства и упреки в адрес врачей. 

- Скорее всего, наша беседа вызовет много откликов у наших читателей. Что вы могли бы в первую очередь посоветовать и предложить людям для того, чтобы избежать проблем и уменьшить количество не всегда справедливых упреков?

-  Пользуясь случаем, я взываю ко всему взрослому населению округа: не игнорируйте диспансеризацию! Ссылаясь на нехватку свободного времени и кажущееся отличным самочувствие, вы можете упустить момент, необходимый для своевременного купирования болезни. Помните: любое заболевание легче и проще вовремя предотвратить, чем долгое время лечить впоследствии! Регулярное комплексное медицинское обследование организма позволяет быть уверенным в собственном здоровье. Обращайтесь к участковому врачу или медсестре, и они подскажут, когда конкретно вам нужно пройти обследование. Проводится диспансеризация один раз в три года. В этом году должны обследоваться граждане, родившиеся в 1992, 1989, 1986, 1983, 1980, 1977, 1974, 1971, 1968, 1965, 1962, 1959, 1956, 1953, 1950, 1947, 1944, 1941, 1938, 1935, 1932, 1929, 1926, 1923, 1920, 1917, 1914 годах. Время еще есть. 

В заключение хочу сказать, что лучше быть мнимым больным, который обращается к врачу даже по поводу незначительного ухудшения здоровья, чем мнимым здоровым. Лучше побольше времени проводить у лечащего врача, чем скоропостижно оказаться на столе у самого последнего врача в вашей жизни.

Фото Александра ЮРЬЕВА



   
   
Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018