Ирина КОЛОБОВА
18.01.2018 г.

В летнем выпуске рубрики «Из зала суда» мы опубликовали статью под названием «Тяжбы на миллион», в которой среди прочих судебных пресс-релизов озвучили историю несостоявшегося инвалида. Напомним, что некто житель нашего города «просит суд взыскать с районной больницы 1 миллион рублей в качестве компенсации морального вреда за некачественно оказанную медицинскую помощь».

На днях этот некто, оказавшийся Валерием Нестеровым, пришёл в редакцию и попросил на страницах газеты рассказать о том, что впервые в нашей судебной практике истец с помощью своего адвоката выиграл дело у такого серьёзного и практически неподсудного ответчика как учреждение, принадлежащее министерству здравоохранения.

Валерий Афанасьевич рассказал свою историю, что называется, от первого лица. История оказалась очень похожей на хождение по мукам в самом прямом смысле слова, но приводить её целиком, так сказать, без купюр мы не имеем морального права, дабы не нарушить журналистский кодекс. Тем более что в августовском номере газеты мы уже рассказали все необходимые и подкреплённые законом подробности. Валерий Афанасьевич согласился с этой точкой зрения, но всё же попросил напомнить о своих злоключениях и, главное, поблагодарить своего адвоката Марию Метелькову за профессионализм и за виртуозно проведённую линию защиты в таком непростом деле.

- Я в самом деле с марта прошлого года хожу по мукам безо всяких кавычек, – вздыхает Валерий Афанасьевич. – Дело в том, что в конце марта я перенёс инфаркт, а вот чтобы доказать этот факт и получить необходимое лечение, мне потребовалось много сил, нервов, остатков здоровья… Про деньги я уже не говорю. Теперь, когда мне уже сделали две (!) операции по стентированию сердечных сосудов, доказательств не требуется, но только для нижегородских врачей – наши, видимо, так и считают меня здоровым и требующим к себе слишком много внимания. Я хочу сказать, что если бы в марте у меня был не инфаркт, а просто какой-то сердечный сбой, я бы получил этот инфаркт, мотаясь из одного больничного кабинета в другой, от одного врача к другому. Кто знаком с этой болезнью, тот знает, что это такое. Тут уж Бог становится единственной и защитой, и верой, и надеждой. 

Я никого не буду конкретно обвинять, я и в суд не собирался, пока уж терпение не лопнуло. В какой-то момент моё стентированное сердце просто не выдержало, и я решил доказать, что я не безответный верблюд, а человек со своими правами. Если честно, ввязываясь в судебную тяжбу, я не очень верил в положительный результат. Но Мария Александровна Метелькова мне очень помогла. Конечно, заявленный в иске миллион морального вреда мне не выплатили, иск удовлетворён лишь частично, но всё-таки я понял, что справедливость на свете есть. Но на этом мои муки, к сожалению, не закончились. Теперь нужно доказывать, что я нуждаюсь в инвалидности, как утверждают  все нижегородские врачи. Даже не знаю, что ещё для нашего ВТЭК может послужить достойным доказательством. Только бы не ещё один инфаркт. Лучше уж буду «здоровым».

Здесь, как говорится, комментарии  не просто излишни, а даже вредны. Коль уж дело дошло до суда, то только он – наш самый гуманный и справедливый – и должен сказать последнее слово. Председатель суда Фёдор Щукин подтвердил, что в любом деле есть две стороны, а стало быть, и две правды. Задача суда рассмотреть ситуацию со всех сторон, принять во внимание каждый малейший нюанс и вынести единственно верное решение.

Свои слова Фёдор Вячеславович подкрепил выпиской из законного решения суда.

«Исходя из нормативного единства положений приведённых правовых норм,  суд, учитывая, что вина ответчика  подтверждается достоверными доказательствами по делу, считает доказанным факт наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением у истца  физических и нравственных страданий. Вследствие чего суд полагает, что имеются основания для возложения на ответчика обязанности по возмещению компенсации морального вреда истцу. Суд, учитывая и иные значимые для дела обстоятельства (истец сам проявил определённую небрежность в отношении своего здоровья), считает, что сумма компенсации морального вреда в размере 150 000 рублей в наибольшей степени отвечает требованиям разумности и справедливости, а также способствует восстановлению баланса между нарушенными правами истца и мерой ответственности, применяемой к ответчику».


Система Orphus

   
   

Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019