Николай МОРОХИН
05.08.2017 г.

В начале девяностых годов тогдашний начальник Горьковской железной дороги Омари Шарадзе отправился однажды по линии от Нижнего Новгорода в сторону Котельнича специально, чтобы посмотреть вокзальные здания. Картина была удручающей.

Линию эту прокладывали в годы гражданской войны, постройки эти делались наспех из тёса. И вот прошло около 75 лет – и все они покосились, подгнили. Начальник дороги принимал одно за другим решения: надо срочно проектировать новые вокзалы, а эти ломать – Линда, Семёнов, Урень, Обход, Шахунья, Пижма… А на станции Керженец Шарадзе – вспоминали очевидцы – долго ходил вокруг ветхого уже вокзального здания – эффектного рубленого, построенного в стиле русского терема. И, наконец, сказал: «Ну, нельзя сносить такую красоту. Найдите лучше организацию, чтобы она всё отреставрировала».

Этой организацией стало нижегородское научно-производственное предприятие «Этнос». Его директор кандидат исторических наук Фёдор Васильев рассказывал потом:

- А чутьё начальника не подвело! Мы послали сотрудника в Москву, в железнодорожный архив – искать проект. Принесли ему чертежи, и он остолбенел: под ними подпись – «Щусев»!

Алексей Щусев (1873-1949) – академик, архитектор, к которому безо всяких оговорок применяют слово «великий». Молодой человек, приехавший в Петербург из провинциального Кишинёва, получил блестящее художественное образование, учился у Репина и Бенуа. И стал одним из основоположников новой советской архитектуры. А в ней в 20-30 годах произошёл настоящий переворот: шёл поиск адекватных эпохе образов, и той функциональности, что отвечала бы новой технике, новым скоростям, новым представлениям о быте. В послереволюционные годы кипучей энергии Щусева хватало на то, чтобы руководить Государственной Третьяковской галерей, быть главным архитектором проекта реконструкции Москвы, возглавлять одну из архитектурных мастерских. Разработки Щусева по сути создали новый облик советской столицы – Москворецкий мост, здания институтов Академии Наук, Выставки достижений народного хозяйства (тогда – ВСХВ), жилые кварталы, станция метро «Комсомольская-кольцевая». Настоящим шедевром стал спроектированный Щусевым мавзолей Ленина – постройка, в которой автор средствами архитектуры смог выразить монументальность, величие идей государства. А ещё были проект реконструкции Смоленска и послевоенного восстановления разрушенного Новгорода, театры в Новосибирске и Ташкенте… Зодчий стал создателем музея архитектуры, который впоследствии получил его имя.

Но в начале ХХ века Алексей Щусев много и успешно работал над проектами для строившихся железных дорог.

Самым знаменитым стал Казанский вокзал в Москве – удивительная, огромная, до мелочей функциональная постройка, в которой Щусеву удалось воплотить архитектурные ассоциации с самой Казанью, с её кремлём и башней Сююмбике. Этот архитектурный шедевр был создан вдобавок «на вырост» – сделан так, что его можно было развивать, увеличивать по площади, совершенствовать вместе с ростом и развитием перевозок.

Но занимался Щусев и другими менее масштабными проектами вокзалов. Одним из них и стал станционный комплекс Керженец на краю небольшого села Беласовка в Нижегородской области. Само название, связанное со старообрядчеством, со знаменитым романом Павла Мельникова-Печёрского «В лесах» давало возможность зодчему обратиться к наследию русского деревянного зодчества, и это стало его большой удачей. Сегодня вокзальное здание, восстановленное по проекту нижегородских архитекторов, стало таким, как виделось великому зодчему.

Керженец – не единственная постройка Щусева на Горьковской дороге. На линии Москва-Екатеринбург – по крайней мере три созданных по его проекту вокзала.

Стилистически точен вокзал Муром. Мощные, чуть сужающиеся кверху стены, окна, напоминающие бойницы, эффектное крыльцо, навес над которым поддерживают толстые огранённые колонны, башенки. Ассоциации с ранней средневековой крепостью, с храмом, с каменными палатами сразу же заставляют вспомнить приезжего о том, что он оказался в одном из древнейших городов России (впервые как давно существующий и процветающий он упоминается под 862 годом!), на родине самого знаменитого богатыря Ильи Муромца. Во время реконструкции вокзала железная дорога бережно сохранила и его облик, и его внутреннюю планировку.

Для небольшого города Сергач Щусев нашёл другой образ вокзала, другую тему. Шестиколонный портик дорического ордера с фронтоном, арочные окна, руст… Сергач стал уездным городом Нижегородской губернии в екатерининские времена, когда Россия обратилась к классическим стилям, они знаменовали власть, основательность, процветание. Этот важный момент истории города и запечатлел Щусев своей монументальной постройкой.

Вокзалом в Сергаче всегда было принято восхищаться. И до начала восьмидесятых годов никто не знал имя зодчего. Лишь тогда историки архитектуры обнаружили «Ежегодник императорского общества архитекторов-художников» за 1915 год, где был опубликован проект вокзала для Сергача с указанием автора. Стало ясно и то, что с годами облик вокзала исказился. Железнодорожники хорошо знают, что со временем пути оказываются всё выше и выше – слои балласта непременно утолщаются после каждого ремонта. Вот и в Сергаче со стороны путей вокзал оказался «закопан» почти на полтора метра – с учётом того, что вслед за балластной призмой «подрастала» первая платформа. Так что во время реконструкции в девяностых годах вокруг вокзала освободили от такого «культурного слоя» целую площадку, и это раскрыло истинную высоту этого здания, сделало его ещё монументальней.

Работа Алексея Щусева – и вокзал в Красноуфимске – городе на западе Свердловской области, который называют воротами Урала. Это кирпичная постройка в так называемом псевдорусском стиле, очень популярном в начале ХХ века – в нём видели мотивы византийских построек. Поднятый на складку рельефа, которая возвышается надо всей станцией, вокзал оставляет ощущение лёгкости и праздничности. И – как всегда доведённая до оптимального удобства планировка, соразмерность городу, которая позволяет вокзалу служить почти 90 лет.

Красноуфимцы считают вокзал одной из главных местных достопримечательностей. А о том, как о нём заботятся, может рассказать один факт. В девяностых годах, в пору острой нехватки материалов и средств, вокзал несколько лет стоял без декоративного ремонта – краска где-то потускнела, где-то дала трещинки. И тогда, не задумываясь особо, начальник вокзала почётный железнодорожник Евгений Холодов просто купил нужные материалы на свои деньги. Не могла смириться душа с тем, что такое красивое здание приобретёт запущенный вид.

Четыре вокзала нашей дороги сделаны по проекту великого зодчего. Но как знать, может быть, нам известно ещё не всё. Пока никто не может ответить на вопрос, кто разрабатывал, например, типовые двухэтажные станционные здания на линии Арзамас – Шихраны (Канаш). Они на редкость красивы и функциональны, несут печать классического стиля. Сохранились такие на юге Нижегородской области на станциях Бобыльская, Перевозская, Смагино, Пильна, Княжиха. В Кемарах станция прекратила существование, и сейчас в бывшем вокзале – квартиры. А в Шумерле, где вокруг станции вырос значительный город, вокзал был перестроен, но при этом архитекторы бережно сохранили старый вокзал как элемент, составную часть нового здания. Кто был их автором? Может быть, и к этому проекту приложил руку Алексей Щусев?

Фото предоставлено автором


Система Orphus

   
   
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2016-2017