Печать
Категория: Публикации
Просмотров: 2064

Людмила КОРОЛЕВА
22.03.2014 г.

В последнее время и в СМИ, и в разговорах на кухнях часто звучит слово «вымирание», к которому добавилось не менее фатальное выражение «русский крест». Пессимистические понятия родились не на пустом месте, а на фоне бесстрастных цифр статистики, которая в последние двадцать лет из года в год отмечала естественную убыль населения нашей огромной страны. Неужели в России все так запущено, что пора уже задуматься о каком-то финале?

Великие миллионы

Начнем с того, что над проблемой сохранения и умножения российского народа в нашей стране задумывался еще не кто иной, как гениальный ученый М. В. Ломоносов. Значит ли это, что демографическая проблема возникала и тогда, в середине восемнадцатого века? С тех пор страна пережила не одно серьезное потрясение: войны, дефолты, смены политического режима, эпидемии и пр. Каждое потрясение, конечно же, неблагоприятно отражалось на численности населения, но спустя два с половиной века жителей России стало не меньше, а значительно больше, чем во времена Ломоносова. Даже к концу XVIII века население Российской империи (включавшей, помимо современной территории, еще несколько соседних земель) составляло 36 миллионов человек. Сейчас же мы, россияне, «расплодились» аж до 140 с лишним миллионов! И откуда только берутся пессимистические прогнозы?

Каждая смерть, также как и каждое рождение нового гражданина, регистрируется органами ЗАГС.

Начальник отдела ЗАГС г. Семенов Галина Степановна Соколова бережно листает пожелтевшую от времени книгу записи актов гражданского состояния, которая велась в 1947 году в Сухобезводнинском поселковом совете. 

- Я очень люблю работать с архивом, – признается она, – потому что здесь за каждым актом прячется судьба человека. Вот, например, в тяжелом послевоенном году в этом отдельно взятом поселке родились 484 человека.  Война забрала многих мужчин, и в то время женщины нередко становились матерями-одиночками, рожали даже в суровых условиях Унжлага. А умерло всего 44 человека, часто встречающиеся причины смерти – это «туберкулез легких» и «паралич сердца».

«Лихой» обвал

Сорок седьмой год – это хотя и недалекая, но уже история. Вернемся ближе к нашему времени и проанализируем демографические процессы в нашем районе за последние 25-27 лет. Начальник ЗАГСа предоставляет таблицу со стройными рядами сухих цифр, которые между тем при внимательном рассмотрении могут рассказать обо многом. 

Возьмем хотя бы 1987 год: даже в это перестроечное время по нашему району рождаемость превышала смертность (964 ребенка и 819 смертей), а на 555 браков пришлось всего 132 развода. Люди создавали семьи, спокойно заводили детей, и браки были более устойчивыми, чем сейчас (например, за 2013 год было зарегистрировано 429 браков и 210 разводов).

С наступлением «лихих девяностых» пошел очень заметный рост смертности среди жителей нашего района (с 806 смертей в 1991 году до 1177 в 2000-м). Самым провальным оказался 1999 год, когда родилось всего 376 детей, а умерло 1187 человек – смертность более чем в три раза превысила рождаемость. Этому кризису предшествовал ежегодный спад рождаемости с начала 90-х годов (в 1989-м было еще 805 младенцев). 

С началом нового тысячелетия, видимо, начинается новый виток положительного развития истории: кривая рождаемости постепенно поползла вверх, а в 2007 году и вовсе резко скакнула, когда родилось на 119 маленьких семеновцев больше, чем в предыдущем году. Напомним, что в 2006-м как раз начал свое действие закон о материнском капитале – значит, он действительно простимулировал семьи заводить и второго, и третьего ребенка. 

Уровень смертности в 2000-х годах колеблется вверх-вниз, но все-таки постепенно снижается, а средняя продолжительность жизни с 2003 года медленно, но стабильно подрастает: у мужчин – с 59 до 62 лет, у женщин – с 74 до 75 лет. Замечено, что ни в одной развитой стране мира такой большой разницы между продолжительностью жизни мужчин и женщин нет.

От чего умирают? 

В старинных церковных книгах конца XIX века, записывая очередную смерть, не всегда вдавались в медицинские подробности. Причину смерти указывали, например, так: «от старости» (даже если умершему было чуть больше 50 лет), а смерть всех детей до года приписывалась родовой слабости. Часто встречались записи: «умер от чахотки», «умер от поноса».

С одной стороны, сравнение с сегодняшним временем внушает определенный оптимизм: уж от поноса-то сейчас точно не умирают, и от чахотки (она же туберкулез легких) уходят из жизни редко. Зато от алкоголя мрут, пожалуй, даже чаще, чем в XIX веке.

Всего в прошлом году в нашем округе зарегистрировано 911 смертей. Выросла по сравнению с предыдущим смертность от болезней органов пищеварительной системы, в том числе от цирроза печени.

Еще одна невеселая примета нынешнего времени – тревожная цифра смертности от внешних причин. От травм, полученных в ДТП, телесных повреждений в пьяных драках, отравлений суррогатным алкоголем, убийств и самоубийств в Семеновском округе скончались в 2013 году 95 человек. Эти люди могли бы еще жить долго и счастливо, ведь  большинство погибших «не своей смертью» – молодые мужчины, что отлично просматривается в еженедельных сводках криминальных и прочих происшествий, полученных от правоохранительных органов. Даже «хищный» рак (онкологические болезни) в прошлом году унес меньше жизней – семьдесят.  

Непочетное первое место в последнее время уверенно занимают смерти от болезней органов кровообращения – инсульта и инфаркта, – которые в 2013-м стали причиной смерти 537 человек.

А родились в нашем городском округе за прошлый год 553 младенца, что, конечно, лучше, чем в «лихие девяностые», но все-таки значительно меньше, чем рожали женщины в «застойные» и даже «перестроечные» времена.

Была бы уверенность в завтрашнем дне

Думаю, никто не поспорит, что продолжительность жизни и желание граждан страны заводить детей напрямую зависит от социальных, экономических и прочих условий жизни и уверенности в завтрашнем дне. 

Правительство стремится контролировать демографические процессы, ищет новые меры поддержки семьи, старается повлиять на снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, что, несомненно, дает определенный положительный эффект.

И в это же самое время закрываются районные роддомы и фельшерские пункты в селах, что никак не улучшит доступность медицинской помощи. Население в деревнях и небольших городах не имеет стабильной работы в своих населенных пунктах, и даже те, кто трудоустроен, не испытывают никакой уверенности в завтра. Социальная нестабильность приводит к алкоголизации населения – в вине русские традиционно топят все печали. Вот вам и рост смертности от внешних причин. В обществе все взаимосвязано.

В 2013-м не только наш округ или область, но и все центральные регионы страны по демографическим показателям вышли с минусом, в то время как в целом матушка-Россия впервые за 22 года выдает на-гора прибыль населения. В этом году число россиян увеличилось – на 23000 человек! Интересно, что «передовиками воспроизводства» стали Иркутская, Омская, Томская, Новосибирская, Краснодарская и некоторые другие области. 

Так что о вымирании российского народа говорить не то что рано, но и просто бессмысленно.

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus