Илья ЧЕХОВ

Через гул голосов, через смог трубный
я поднялся, чтоб смыть этот день трудный.
Мы теперь даже смотрим врозь –
кто-то первый начнёт авось.

Если так суждено, не держи зла хоть.
Всё, что было, – не сор, не худой лапоть:
сохрани, приумножь вдвойне –
прорастёт изнутри во вне.

И оттают поля и дадут всходы.
И забудется всё.
Но спустя годы мой посыльный,
угрюм и тих, принесёт тебе этот стих:

«Если там у тебя льют дожди снова,
посылаю ломо́ть своего слова:
он любовью к тебе вощён – пусть он будет
твоим плащом...»

*   *   *

Я опять сам себя бичую:
что-то сделалось, я же чую.
Повернула лесная речка?
Берег крут – не найти местечка?

Может я впопыхах, сходу
замутил на мели воду?
Кто-то вброд перешёл, смелый,
и спустился туман белый?

Может ласковых слов шёпот, – как сухого песка щёпоть, –
уж наскучил, и нет толка, лишь круги на воде только?..
Если всё это – что просо, если так пала тень просто,
ты прости мне мою усталость – то почудилось, показалось.

Не тоскуй, не грусти, я выстою,
тканым платом твой берег выстелю.
Зорьки тихие нас венчали.
Смой навеки мои печали…

*   *   *

Ты поведать песнь такую
помоги, гитара, мне:
как в разлуке я тоскую
по родимой стороне;

как в чреде сплошных оказий,
коих быт как тяжкий гнёт,
этот жар незримой связи
мне погаснуть не даёт…

Всё сгорит в порыве скором,
треснет лёд у берегов,
лишь раскинется пред взором
синь некошеных лугов.

И волнения нахлынут,
сняв усталости печать,
и опять из сердца вынут
неизлитую печаль;

встрепенут стальные пряди
под натруженной рукой
и, скользнув по водной глади,
стихнут в поле за рекой.


Система Orphus

   
   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2016-2017